Из внутренней свободы…

Из внутренней свободы…

Когда-то, когда почти весь Кишинев, владеющий навыками работы с фотоаппаратам, оценивал себя в эстетических рамках, изысканно именуясь «фотохудожниками», Гульнара Вышку представлялась просто – фотографом. Она вообще за то, чтобы все было просто. Без недосказанностей, без лукавства. Нестись по прямой дороге, во всю ширь распахнув крылья. Ранимая, как всякий истинно творческий человек, непредсказуемая, как настоящая женщина,  яркая, как все, что выбивается из общепринятых представлений о нормальном. Гульнара Вышку снимает всех и все, что входит в рамки ее понимания. А что там, в рамках? – для этого нужно с ней знакомиться лично. Может, удастся понять. Но последующие впечатления стоят этой попытки.

— Гульнара, десять лет назад, когда мы только познакомились, на твоей визитке – до сих пор помню эти неожиданные пурпурный цвет, и арабскую вязь, так же неожиданно было написано «профессиональный фотограф». Когда все остальные, или почти все, называли себя фотохудожниками. И в том контексте слово «профессиональный» звучало как-то… архаично, что ли.

  — Профессионализм  как раз в том, что ты можешь гарантировать результат. Постановку, композицию, свет, обработку, наконец, соблюдение профессиональной этики, в тонких взаимоотношениях клиента и фотографа. Кто, когда, где может выставлять работы, да и может ли?  Раньше не давала никому своих работ, пока они не будут напечатаны в журнале. Мне казалось, что, пока я не увижу их в печати, работа как бы и не состоялась. Еще год назад спорила с редактором одного из местных глянцев: как так? Как – сразу на сайт?! Сейчас привыкла.

— А не обидно? Ведь объем работ тот же. Фотосессия – это процесс, который ты не можешь сократить, ты не можешь меньше времени потратить на обработку, и так далее… А на выходе – работа, которую в сети так быстро растиражируют, что теряется ощущение уникальности.

— Конечно, обидно. Все одноразовое, сиюминутное.  А усилия те же. А что делать? Надо быстро перестраиваться, надо реагировать на все новое, и, конечно, быть на публике, что лично мне довольно сложно, но факт остается фактом: игнорируешь сообщество – оно тебя теряет из виду. Теряется внимание даже и в том случае, если ты пришел в некое благостное состояние. Пока ты сам с собой сражаешься, или с кем-то, ты вызываешь резонанс.

— Думаешь?

— Знаю. Когда человек счастлив, он становится никому не интересен. Я сама пережила такой период. Мне было очень уютно на душе, я пребывала в гармонии, но я очень быстро выпала из обоймы, а это всегда сказывается и на профессиональной востребованности.

— Возвращаясь к сегодняшним условиям. Эта сиюминутность отдачи – она не провоцирует соответственное отношение? Зачем стараться, если завтра нужны новые зрелища?

— Как ты можешь так говорить?! Если ты пишешь какую-то ерунду, ты как себя чувствуешь? Это же все — творческий процесс. Ты не можешь упростить все слагаемые процесса – это же противоречит натуре. Внутреннее удовлетворение – все-таки самое главное. Иначе тогда уже разрушение собственного мира.

— По поводу гармонии с собой. Буйная жизнь в сетях не разрушает собственный мир?

— Есть такое. Я даже однажды решилась и ушла на год из фейсбука. Ко мне по случаю – как раз совпало, отмечали день рождения FB, приехало телевидение, снимать сюжет именно  о том почему  я  покинула  ФБ. Я еще сильно удивлялась: что, других новостей нет? Ушла из Инстаграм. А почему ушла? Мне как-то один знакомый заметил: «Гуля, ты видела, сколько у тебя фотографий там?!». А я выставляла каждый день – тут щелкнула, здесь  щелкнула, и, конечно, не считала. А тут увидела, что у меня 18 000 фото висит. Ну, конечно, айфон под рукой, все на бегу, и запросто. И тогда я поняла, что убиваю в себе фотографа…

Так вот, когда я ушла из сетей, начались изменения. Сначала друзья думали, денек посижу, другой, — и одумаюсь. А я молчу. И тогда реально появились люди. Они ожили, эти люди. Меня ведь нигде нет! День рождения, новый год – обычно написали-отписались  в сетях, вроде как и поздравили друг друга. А так, нужно вспомнить телефон и позвонить. Дальше – больше. Стали в гости заходить… Пошли чудесные вечеринки.. Другое дело, что друзья меня вернули в сети. Да и я, по истечению срока, поняла, что мне это необходимо для профессионального общения. Но этот год дал ощущение, что без них – без сетей — мир не рухнет.

Студия

— По поводу друзей. Благо, все те же соцсети позволяют отлеживать человеческие взаимоотношения со стороны. Вокруг тебя, складывается стойкое ощущение, есть небольшое, но очень теплое сообщество людей, которые тебя очень любят.

— Да, я обрела круг, в котором мне очень уютно. Прелесть отношений в том, что никто никому ничего не должен, никто ни к чему не обязывает. А когда ты свободен от обязательств, ты можешь быть самим собой. Ты можешь, если не в настроении, коротко сказать «Отстань!» — и тебя поймут. Можешь  слегка послать – и не обидишься, когда тебя скажут  то  же  самое. Потому что все понимают: вот сейчас нет настроения, но мы же все равно друг друга любим. Я очень ценю то, что нашла людей, в присутствии которых я не должна надевать маску. И никто не обманут в своих ожиданиях. Да, другое дело – клиенты, с которыми иногда нужно если не лицемерить, то, во всяком случае, соблюдать правила игры. Но есть и такие, с кем работаю уже много лет, как, например, недавно с одной семьей, для которой я снимала сначала первых двоих детей, потом и третьего, сейчас четвертого, и внучку… Вот с ними мне уже не нужно притворяться. А потом, с возрастом наступает чувство, что ты себе уже можешь это позволить – не лукавить. Это потрясающее ощущение внутренней свободы. И ты начинаешь чувствовать вкус каждодневных мелочей.

— …Еще складывается впечатление, что тебя обожают за твое безграничное буйство.

— Наверное…иногда  наоборот ))))) У меня, конечно, бывают периоды, когда я затихаю. Но я же понимаю, что это временно, поэтому особых иллюзий по собственному поводу не строю. Когда-то я была сдержаннее. А сейчас, когда я понимаю вкус жизни, зачем терять время?   

Ночь притворств

— Твои некоммерческие проекты – я имею в виду, например, мою любимую «Ночь притворств», из давнего, или, из самого последнего, фотосессия с детьми-аутистами – это тоже рождается из состояния «зажглась»? Какие тут мотивации?

— Мотивация простая — делать  все , что ты  можешь от сердца и с  сердцем, и тогда не  нужно будет даже думать, где найти время и возможности. Они тут же появятся!

Гуля, не могу не спросить еще вот о чем. У тебя трое детей, а это и время, и ответственность. Правила воспитания – они в ваших взаимоотношениях присутствуют?

— Детей я не воспитываю. Все они разные, и с каждым из них индивидуальные отношения. Мы с сестрой росли в семье, в которой родители были настолько поглощены работой и прочими заботами, что времени на особые нежности не хватало. Мы росли, скажем, так, особо не заласканные. А всегда пытаешься дать своим детям то, чего недополучил сам. Мои – зацелованные. Все, что нужно детям – это твоя любовь, а так, что я могу еще им дать? Кроме того, чтобы накормить, купить одежду, сшить костюм на утренник? Я могу поддержать в сложный период. И я это делаю. Я могу защитить. Я так же уверена, что нужно быть всегда на его стороне. Ребенок должен знать, что, кто-кто, но ты его поддержишь в любых жизненных обстоятельствах.

По поводу воспитания, то, скорее, дети меня воспитывают и мобилизуют. Дети – они ведь всегда говорят истину, они еще не умеют врать, поэтому им стоит верить, в отношении к  жизни. Мне кажется, что дети наши даются нам для того, чтобы мы стали лучше… 

 

 

Беседовала Инна ЖЕЛТОВА

 

 

Впервые интервью было опубликовано в «Эксперт Новостей»

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Inline
Inline