Слова о Маме

Слова о Маме

9 абзацев про то, что мы задумали, и что у нас получилось О любви говорить трудно. О любви к Маме – почти невозможно. Слишком трудно держать баланс между острым желанием встать на колени и, не дай Бог, показаться банальным. Едва выдохнув после подборки «Папиных дочек», мы распахнули двери нового проекта – «Слова О Маме», рассылая известным личностям письма с предложением откликнуться.  Кто-то обрадовался. Благодарил за идею. Кто-то обещал, но позже честно признался, что не осилил этот подъем. Кто-то просто обещал, но ни в чем не признался. Кто-то улыбнулся. Кто-то вообще не ответил. Рассказы, эссе, зарисовки шли в ответ на наш клич, погружая нас, все сильнее и глубже, в особое состояние. Его не описать – его можно лишь пережить… Но эти десять дней нас сделали богаче. Надеемся, что те, кто будет читать, поймут, почему. На полном ходу, почуяв наши разрастающиеся аппетиты, запрыгнула в головы еще одна мысль: если известные мужчины рассказывают о своих мамах, то почему бы не дать слово детям известных мам – дети, конечно, тут понятие не возрастное. В детей, каемся, верили меньше. Сейчас радуемся – мы ошибались. Ну, или почти не ошибались. Но благодаря тем мальчикам и девочкам, от 12 до 30, которые нашли пару часов в своем чрезвычайно плотном графике, рассказать о тех женщинах, которых многие знают в других ипостасях, мы с огромным удовольствием представляем не одну, а две подборки. «Нация Мам» объединила рассказы известных мужчин – музыкантов, актеров, режиссеров, экономистов, продюсеров, общественников, писателей. Название, сам того не подозревая, подсказал Евгений Дмитриевич Дога, который первым, не задав ни одного вопроса, прислал нам свое эссе. Писал он его накануне своего юбилея, 80-тилетия, и эта дата, 1 марта, для него особая – именно 1 марта ушла из этой жизни его мама, Елизавета Никифоровна.  Мы даем в подборке лишь часть его размышлений и воспоминаний, публикуя отдельным материалом эссе Маэстро. Поверьте, оно заслуживает особого внимания – в нем открывается невероятная Любовь к Маме. И, читая, начинаешь понимать, откуда идут истоки Таланта. «Мамины детки». Кокетливая нотка намекает: здесь еще нет пережитых раскаяний и сожалений. По крайней мере, хватает запала бодрой молодости, их не замечать. Мы намеренно решили не обозначать статус мам, и, тем более, детей, хотя, надо заметить, у талантливых мам – талантливые дети, без всяких пауз на отдых природе. Не верите? Читайте. Журналисты, актрисы, фотографы, студенты, рекламщики, радио ведущие, военные – о своих мамах, журналистах, редакторах, писательницах, режиссерах, экономистах, актрисах. Но с особым удовлетворением скажем о географии: нам писали из Америки, из Сибири, из Лондона, из Москвы, из Хайфы, из Афин и, конечно, из Кишинева. …  Такие разные переживания, такие разные воспоминания, разные стили, наконец. Но все, что вы прочтите ниже, имеет нечто общее. Это та невероятная теплота и нежность, с которой писали наши герои. Каждый из соавторов говорил нам «спасибо» – за эту возможность высказать то, что, может, долгие годы жило, росло, пускало ветки, что-то надламывалось, и снова давало побеги… Наше ответное «спасибо» такое же глубокое. И многогранное. Не...

Далее

ЕВГЕНИЙ ДОГА. МАМА

ЕВГЕНИЙ ДОГА. МАМА

Прошло уже столько лет с тех пор, как не стало мамы, но я и сегодня ощущаю на своих щеках тепло маминых губ, вижу ее воспаленные и увлажненные от радости глаза, ее теплые, мягкие ручки, которые меня обнимают и нежно ласкают. Не могу объяснить эту мощную мою связь с мамой, или мамину – со мной. Кто и что определило судьбу таким образом, что она стала для меня самой мощной и надёжной  точкой опоры, наивысшим нравственным символом жизни и всего моего  существа, моего творчества. Во мне она нашла наивысшее воплощение любви, смысл всей её жизни, её самой в этом мире. Она посвятила свою жизнь мне, и для этого не жалела ни себя и ничего из своего скромного  состояния. Чтобы получить хотя бы несколько початков кукурузы и, таким образом, выжить самой, спасти от голодной смерти меня и мою бабушку, её мать, она не останавливалась ни перед чем. Даже  фамильный ковёр, который она получила в качестве свадебного приданного от своей мамы, был обменен на какие-то крупы и ничего не стоящие послевоенные деньги. Но, благодаря этому, из голода мы выбрались, и я поехал в Кишинёв учиться музыке. Не знаю, почувствовала ли мама во мне будущего музыканта или нет, но любила она меня, по всей вероятности, настолько, что только Верховная сила могла благословить её на такие чувства. Она с облегчением, и от всей души, передала и мне это благословение, эти чувства, оставив на моем челе несколько горячих слезинок, и нежное, как не могла бы произнести на своих волшебных струнах даже скрипка Страдивари, пожелание стать Человеком. Не музыкантом или слесарем, учителем или большим начальником, а Человеком. Так могла сказать только мама. Моя мама. Я уверен, что, если бы она получила достойное образование (она была вынуждена покинуть сельскохозяйственный техникум из-за страшнейшего голода и нищеты её семьи), её духовный мир раскрылся бы ещё шире, ещё ярче. Она стала бы для многих тем источником духовной силы, который наполнял бы души страждущих, из которого черпали бы уверенность в себе, в свои возможности, в силу духа. Да и окружающие её люди, стали бы и для неё надёжной опорой, потому что так устроен мир, что добро оплачивается добром. И хотя  судьба её не миловала, посылая одно тяжёлое испытание за другим, она оставалась человеком мудрым, глубоким, добрым, бескорыстным и безгранично щедрым. Редко можно было слышать её голос со всякими нравоучениями и назиданиями. Мама чаще всего говорила молча, ибо в ее взгляде было столько энергии, столько боли, столько любви, столько нежности, а иногда и упрёка, сколько не может вместить в себе даже огромная Галактика, потому что она сама и есть Галактика – нераспознанная, неразгаданная, таинственная и бесконечная. Я не знаю, как определить, что такое мама.  Думаю, что это самый сильный источник любви, самый сильный объект любви, это начало начал всего, что составляет мир и его бесконечность. Она для нас – голубое звёздное небо, дающее возможность мечтать и стремиться к высотам. Она для нас – океан, который учит искать в нём пути к неизведанным континентам....

Далее
Inline
Inline