«Краски дня» О новой книге Елены Узун, о внутреннем созревании, о целях и процессах

«Краски дня» О новой книге Елены Узун, о внутреннем созревании, о целях и процессах

*** Вечерняя игра теней, Рисунок граней тонкокрылых, В листве запутанных ветвей Сплетение зигзагов, линий…   Ты в ожидании прохлады В наплыве уходящих строк Рисуешь взглядом контур сада, Калитки чудный завиток.   Иероглиф сна, завитый в кокон, Шепча, подкрался в древа тень. Явь заплетает рамы окон, Ночь впитывает уходящий день…     *** Мы живем на прослоёчной станции меж веками, планетами памяти в разностильи времён и безвременья, в не охваченной Богом заводи…   – Итак, Лена, давай поговорим. Первую свою книгу ты писала два года – с 2014 по Прошел еще год – и новая книга. Процесс ускоряется? Или как это объяснить?   – Процесс непрерывный, потому что возраст такой – пора подводить итоги и оставлять существенные следы. По срокам не совсем так. Первую книгу я написала о Раду Поклитару, и готовилась она к печати 6 лет.  Вторая готовилась два года, третья полтора. Четвертая зрела вместе с третьей. Книга – это долгий процесс внутреннего созревания, выстраивания, и до конца точно не скажешь, сколько она в тебе зреет. – Насколько отражают названия твоих книг их содержание? С первой книгой прозы и поэзии понятно: «Дневники души». Сейчас «Краски дня». Какие подтексты ты сюда заложила? Или все просто, если брать во внимание, что там таки много о красках лета и осени, когда нет монохрома, сплошное буйство? – «Краски дня» я хотела начать именно с палитры лета. То есть с прозаических миниатюр-впечатлений о лете, где каждая миниатюра монохромна, а буйства нет вовсе. Но по совету друзей вперед ушла поэзия – оказалась более цельной и выстроенной. Насчет подтекста, не знаю. В прозе именно краски имели буквальное значение: новый день – новая краска, соответствующая новому настроению. В поэзии скорее нюансы переживаний, я бы сказала «переливание одной краски в другую», без четких ограничений. – В сборнике очень много природы, причем, так красиво и так точно ты ее описываешь. Вот, пожалуйста, «темное золото позднего клена, яркий лимон остролистных акаций, легкой оливой окрашена липа – кровью облит дикий ствол винограда». Мне очень нравится. Вот прямо-таки очень. Но – перечитываю еще раз твою поэзию – там почти нет людей. Есть ты – и этот восхитительный мир природы. Почему? – Вопрос по делу. Я изначально решила людей в свое творчество не запускать. 20 лет писала о людях культуры, вообще о культуре Молдовы. По-моему, достаточно. Пора и собой заняться, а лучший собеседник, сама понимаешь, природа. Люди чаще сбивают, мешают, тянут внимание на себя. Природа как раз гармонирует с человеком и тоньше отражает твой мир. – Знаешь, ещё одно наблюдение. Важное, как мне кажется. Ты стала гораздо нежнее, тоньше, точнее – я про поэзию. Дай какие-то объяснения, что с тобой происходит, отчего родится эта нежность и тонкость? – Не родится – это всегда есть. Я же профессионально занимаюсь искусством, музыкой с шести лет – это весьма тонкая сфера восприятия и самопроявления. Без умения тонко реагировать ни музыкант, ни поэт не бывают. Другое дело, что самосознание себя не сразу приходит – вначале немного играешь...

Далее

Своё и чужое Даши Чегаровской

Своё и чужое Даши Чегаровской

«И что это из нее вырастет?» – вопрошали подруги у Дашиной мамы. Дашина мама, Люба, сама не понимала, чего ожидать. Нельзя сказать, что с Дашкой совсем уж страшно складывалось. Она была так же очаровательна, как все-все маленькие детки, и так же ужасна, до щемящего сочувствия, как все-все подростки. Но другим родителям как-то удавалось, кому – легче, кому – с трудностями, но все же  утрамбовать проявляющийся, выпучивающийся, прорастающий буйными побегами   новых слов и дерзко-глупых поступков, характер, в приличные, параллельные нашей жизни, рамки «надо» и «не надо», «должен» или «не должен». Про Дашку же казалось иной раз, что все ее существо формируется между границами «хочу» и «не хочу», а, следовательно, и «не буду!». В разные годы менялись лишь знаки препинания в конце, от точки до трех восклицательных знаков. Так, однажды Даша захотела фотографировать. Не скажу точно, сколько лет прошло с тех пор, не так много на самом деле, потому что сама по себе Даша Чегаровская еще прекрасно молода, еще лет двадцать могла бы вписываться в характеристику «подающая надежды», но опередила – выписалась из нее, поскольку уже оправдала достаточно чего из надежд, своих и чужих. Иными словами, маленькая Дашка выросла в большую умницу. И пусть «умница» – характеристика субъективная, и пусть «большая» – не про все в этой Дашке, но, спустя годы, я резюмирую, что рост детского организма  на опорах «хочу» и «не хочу» иногда дает отличные плоды. И пусть я не всегда согласна с Дашей Чегаровской, с ней хочется спорить, но  в ее случае это точно лучше, чем хотеть погладить по голове.   – «А куда вы все деваете эту энергию, если не в творчество? – не представляю себе, как можно держать вот это вот всё в себе. Хорошо, что у меня есть фотоаппарат и пара-тройка любимых моделей». Итак, Дашка, начнем с этой твоей недавней фразы. Вопросов сразу два. Эту энергию – какую?? Ты можешь описать это состояние? Хотя бы для того, чтобы кто-то, кто прочтет это интервью, понял, о чем речь, и теперь будет знать, что, может, и не надо выносить мозг ближнему или организовывать очередную вечеринку с друзьями. Что, на самом деле, куда лучше помогает мольберт с кистью, или фотоаппарат, или крючок и пряжа.   – В данном случае, я говорила про творческую энергию, когда не можешь спать от какого-то неконтролируемого желания что-то создать: нарисовать, сфотографировать, зачитать стихи, спеть посреди улицы, написать рассказ. Причем, знаешь, желание абсолютно бескорыстное, тебе никто за это не заплатит и не погладит по голове, ты просто чувствуешь потребность в том, чтобы придать тому, что творится у тебя внутри, какой-то визуальный или аудиальный облик. Долгое время эту энергию я оформляла в слова, теперь это фотографии. – И тут же второй вопрос. Что значит для тебя «любимые модели»? Те, которые особо легки на подъем и твои авантюры? Или есть какие-то другие отличительные признаки? –В первую очередь, их должна любить моя камера, а тут уже все очень непредсказуемо. Бывают очень красивые девочки, но с которыми у меня...

Далее

50 la sută reduceri la cărțile bune Cartier în ajun de Moș Niculae

50 la sută reduceri la cărțile bune Cartier în ajun de Moș Niculae

Vineri, 1 decembrie crt, în ajun de Moș Niculae, cărțile Cartier se vor vinde la jumătate de preț în Librăriile Cartier din Chișinău (Librăria din Centru, bdul Ștefan cel Mare nr.126 și Librăria din Hol, str.București nr.68). Librăriile vor avea un program special: de la ora 9.00 până la ora 21.00. Autorii și redactorii Cartier Vă vor ajuta să alegeți cărțile bune, să faceți economii pentru alte dichisuri, vor oferi autografe.   Recomandăm din oficiu și fără regrete pentru dvs doar câteva titluri: Vara în care mama a avut ochii verzi de Tatiana Țîbuleac Lumea lui Zaharia Despre istorie de Eric Hobsbawm Toți oamenii Kremlinului de Mihail Zâgar Cumplite vremi de Vladimir Beșleagă Biserica Albă de Ion Druță Aproape de Grigore Vieru Nichita Stănescu. Poeme alese de Matei Vișniec Albinuța de Grigore Vieru Jungla lui Toco de Lavinia Braniște Sunt peste 300 de titluri de carte pentru copii, beletristică contemporană și clasică, enciclopedii, dicționare, carte pentru adolescenți, carte de artă, carte de istorie și antropologie, poezie clasică și contemporană, care pot face cu cinste o bună bibliotecă sau un cadou pentru încălțămintea lăsată de Moș Niculae. Suntem la a șasea ediție. Cărțile se vor vinde în limita stocului disponibil. Editura Cartier lucrează de câțiva ani doar cu tiraje scurte. Din respect pentru natură. Și pentru viitorul copiilor noștri. Restul cărților din Librăriile Cartier se vând pe parcursul întregului decembrie cu o reducere de 10 la sută. Sunt cărți Humanitas, Trei, Polirom, Curtea Veche, Rao, Arc, Nemira, Girasol, Flamingo. Peste 20 de mii de titluri. Ne vedem în ajun de Moș Niculae. Gânduri bune, Mircea Voinea, redactor promovare mail:...

Далее
Страница 1 из 3612345...102030...Последняя »
Inline
Inline