Послевкусие фестиваля «Битей- 2016»

Послевкусие  фестиваля  «Битей- 2016»

Завершился Двенадцатый фестиваль Битей.  И весьма отрадно, что в дни проведения фестиваля  театру Ионеско было присвоено звание Национальный,  с чем поздравляем труппу театра и главного режиссера Петру Вуткарэу! Первой темой фестиваля назовем соотношение театра и политики. Не секрет, что сегодня господа властьпредержащие обожают появляться в прессе и на телеэкранах, приобретая при этом большие актерские способности. Они разыгрывают драмы, дают пафосные обещания и делают совсем иное – одним словом, также неустойчивы и противоречивы, как герои современной драмы. В ответ на активность политиков театр не пасует и активно политизируется, сочетая законы драмы с реалиями жизни,  что доказала постановка «Король Убю», показанная на открытии фестиваля.  Спектакль «Король Убю» театра Ионеско и режиссера Вячеслава Самбриша – многоплановое масштабное действо, повествующее отнюдь не только о восхождении драгунского капитана Убю на польский престол. Это весьма узнаваемая история властителя-самодура, уничтожающего все не приемлемое для его примитивного   разума.    В постановке возникают прямые ассоциации с Гитлером, Сталиным,  всплывает и вариант «тени отца Гамлета». Смешивается век XIX, XX и XXI, российский царь-батюшка с колоритом провинциальной Молдовы в блестящих платочках, репортажные ТВ-съемки, полиция со щитами – вообщем, бурлящая картина политизированных времен, в которой закипают дикие страсти наций, властей и народов.  Спектакль любопытный, экспериментальный,  изображающий технократически-уродливую  машину власти, кормящую народ «пойлом убогой информации», с чем не поспоришь.  Слава Самбриш – человек неординарный и уже претендующий на свой язык, который со временем, надеюсь, станет  не столь политизированным. Фестиваль Битей-2016 тем и хорош, что разнообразен и на этот раз  показал работы Независимой театральной Лаборатории из  Черновиц и Могилевского областного театра. Постановка «Песок из урн», раскрывающая тему судьбы поэта- еврея, была подчеркнуто минималистична, повторяя хорошо известную  тему страдания еврейского народа, и надо сказать, что я впервые узнала о том, что наши черновицкие соседи занимаются современным театром. Особый интерес вызвала постановка Могилевского театра и режиссера Саулюса Варнаса.  Вот это поистине современный, утонченный театр со своим видением и своеобразной режиссурой.  Спектакль по известной пьесе  Августа Стриндберга «Фрекен Жюли» проявил  особую палитру нюансов в резонансе струн человеческой души.   В пьесе возникает  любовный треугольник – лакей Жан, графиня Жюли и служанка Кристина, в котором каждый персонаж вибрирует на грани своих представлений о жизни, вере и любви. Лакей желает возвыситься, графиня упасть на самое дно,  и лишь служанка пытается отмолить греховность страстей, обуявших молодые души и тела в ночь на Ивана Купала. Влюбленные девушки по-звериному притягиваются к мужской плоти Лакея, выстраивающего свою линию обольщения. Но все становится ясно, когда в действие проникает маленькая птичка Чижик. Ее неудобно взять с собой в дорогу, и Лакей убивает малютку, перехватив в свои руки кнут графини. Теперь власть в руках раба, и ясно, что он весьма опасен. Так из незначительной детали сочиться «кровь правды», требующая жертв на алтарь лакейских амбиций. И таков загадочный Стриндберг, умеющий создавать вроде и ненужные пути в лабиринте действия, благодаря которым появляется суть самых важных магистралей драмы. В спектакле режиссера Саулюса Варнаса много странных деталей. Луна в виде зеркального полукружия, напоминающая то игрушку, то острый кинжал. Увеличительное...

Далее

Вот он, Годо!

Вот он, Годо!

В классическом варианте, то есть, согласно сюжету пьесы Сэмюэля Беккета, Владимир и Эстрагон проживают дни (а правильнее сказать, неопределенное время) в ожидании Годо, который, как мы помним, так и не приходит. В пьесе одно из самых известных современных драматургов Японии Минору Бецуяку (Minoru Betsuyaku), вдохновленного творчеством Беккета, а также Франца Кафки, казалось бы, проблема, обозначенная первоисточником, исчерпана: Годо – да вот же он! Годо пришел, о чем не единожды заявляет присутствующим. А присутствующих много: тут и старые знакомые Владимир, Эстрагон, Поццо, с Лаки на веревке, мальчик, с весточкой от Годо, и новые персонажи – две дамы на рецепции, они же – медсестры, девушка с ребенком, отца которого она никогда не видела, но усиленно ищет, и тетушка с вязанием, на остановке, в ожидании сына, которого она не помнит. Но что меняется? Ничего. Годо слишком неожиданно пришел, для того, чтобы увязшие в ожидании это заметили. А скорее даже, им важен сам факт ожидания, поиска, надежды – в этом весь смысл. И никакой Годо не может их отвлечь…. Театр абсурда по-японски – живой, динамичный, ироничный. О чем спектакль «Годо пришел», в постановке режиссера К. Кияма (Theater Office Natori) ? О том, что, как известно, лицом к лицу — лица не увидать. А может, о том, что мы готовы тратить время на собственные иллюзии, упиваться ими, не замечая, как, раздавая подзатыльники, или весело подмигивая, или сочувственно жалея, совсем рядом проходит наша жизнь. Именно здесь и только сейчас. Инна ЖЕЛТОВА   Другие материалы о фестивале BITEI...

Далее

«Воспоминания о море»

«Воспоминания о море»

Конечно, чтобы понимать японский театр, требуется особое знание японской души, которая для европейского зрителя, к коему и мы относимся, — большая загадка. Впрочем, спектакль «Воспоминания о море» (Компания Танца Butoh Kan) в определенном смысле проще для восприятия, так как речь идет о хореографической постановке. В жестах и пластике, конечно, есть свои символы, тайные знаки, особый подтекст, но можно любоваться танцем как таковым, не пытаясь разгадывать коды. Коды оставим для профессионалов, в ожидании реплики нашего лучшего критика Елены Узун. Может, скажет что нам? – были бы рады… Простой зритель, к которому отношусь и я, остался очарован, — странной, мистической атмосферой, которая складывалась в играх тел, музыки, света… Что это было? Двое – в прогулках по морю? Или само море, в нежном, шуршащем галькой, прибое, в брызгах ликующих волн, в пене, накрывающей белым зефиром пляж? Море дикое, строптивое, безжалостное. Игривое, кошкой ласкающееся у тонких щиколоток, все в золотом песке. Роман на всю жизнь, даже если в памяти каких-то три дня, вырванных из привычной жизни.   Инна ЖЕЛТОВА   Другие материалы о фестивале BITEI...

Далее
Страница 1 из 3123
Inline
Inline