Про Бунику, ее внучков и сарамуру

Про Бунику, ее внучков и сарамуру

Около-репортажное. Спасибо Игорю Дынге, музыканту, продюсеру, человеку, пригласившему на прогон концерта в Дендрарии, по случаю юбилея «Здубов». В предвкушении Гранд-концерта   пообщалась с Гранд Мамой (Grandmama), то есть, Буникой, а в миру – доамной Лидией Беженару, которая, вместе со своим мужем Федором Ильичем, приехала на репетицию. Буника все так же замечательно выглядит– радостно-молодо, – что и десять лет назад, на Евровидении, когда на улицах Киева все фанаты и журналисты, влюбившиеся и в Бунику, и в «Здубов», напевали знакомые слова. Часы показывали шесть вечера, у доамны Лидии и домнула Федора через час отправлялась от Южного вокзала последняя маршрутка. Дороги – четыре часа, ближе к полуночи дома. В общем, не без поводов для беспокойства, но их лица были безмятежно-улыбчивы. Захотелось спросить… – И как оно вам – ради пяти минут на сцене, целый день потерять? – Да что вы! Игорь как позвонил – мы так обрадовались! Соскучились! Раньше ребята чаще заезжали, а сейчас… вот как отсняли «Moldovenii s-au nascut» , с тех пор и не были. Да какое там? Они и не отдыхают, наверное, толком. Столько ездить, столько выступать! – Скажите, а вот жизнь после знакомства с ребятами – она изменилась? Или конкурс – конкурсом, а у жизни свой распорядок? -–Изменилась. Нас теперь знают, часто приглашают на вечеринки, свадьбы, крестины. НЕ то, чтобы мы играем с бунелом всю программу, но номер-другой – пожалуйста. По три мероприятия в неделю, бывает. Не знаменитости, конечно, но все-таки, люди к нам с уважением относятся. Есть и те, наверное, кто завидует, но такие были, есть и будут всегда.  Да, жизнь изменилась. Лучше стала! Когда ездишь, где-то выступаешь, как-то по-другому себя чувствуешь. Отвлекаешься от работы, от забот, и радостнее… – А вот любопытно: есть какая-то песня у «Здубов» (разумеется, кроме «Буника бате тоба»), которая бы вам особо нравилась? – Мне все-все нравятся! Иной раз придешь с работы, уставшая (мы работаем в Суворово, в винарии Bostavan, виноградарями – там хватает дел почти круглый год), да еще по хозяйству надо что-то сделать, еду приготовить… Упадешь в постель без сил, а тут вдруг по телевизору ребят покажут – и сразу настроение поднимается, и на душе так хорошо становится. Еще только музыка начала играть, уже улыбаюсь… А еще Рома как запоет, так вообще, вроде и не устала так…. – Помню, когда было «Евровидение», вы все переживали, как там ваши гуси-утки… – Да, переживала. Так не зря же переживала: тогда кое-что пропало… – А сегодня с кем гуси? — Невестку попросила… – С невестками отношения складываются? – А как же? Дети у меня хорошие. И внуков у меня, знаете, сколько? Шесть. И этих шесть (кивнула доамна Лидия головой в сторону сцены, где прыгали «ее ребята»). В общем, двенадцать. А Рома – он похож на моего старшего сына. Люблю я их. В гости всегда жду. Вот, после Евровидения, иностранцы стали к нам заезжать. Посмотреть село, погулять, нас послушать. А на днях Игорь позвонил, сказал, двенадцать парней из Ирландии собираются к нам. Я немного растерялась,...

Далее

«Молдова-Россия. Связь времен»: Маленькие расследования

«Молдова-Россия. Связь времен»: Маленькие расследования

– Не скрою, с удовольствием смотрела программы по N4 и соцсетям, которые твоя Ассоциация с завидной регулярностью делала. Качественный продукт, и это не только мое мнение. Но, как я поняла, в августе вышла последняя программа? – Надеюсь, что не последняя. Сейчас я поясню. Мы сняли и выпустили в эфир 24 программы в рамках двух проектов «Молдова-Россия. Связь времен». Мы – это Ассоциация женщин-журналистов Молдовы «Viziunea Noua» («Новый взгляд»). Каждый месяц выходило по одной программе. Финансировал проект российский фонд «Русский мир». Второй проект завершился программой «Герои Советского Союза. Молдавская прописка», которую зритель увидел в августе. Но мы надеемся продолжать цикл этих телепрограмм, и снова подадим заявку. Если ее одобрят, то проект продолжится. – А как же «текущий момент»? У нас же слово «Россия» часто вызывает неоднозначную реакцию… – Мы стараемся избегать острых политических углов. Но если кто-то в состоянии полного неадеквата реагирует на название проекта «Молдова-Россия. Связь времен», игнорируя содержание, то таким ограниченным, конечно, можно исполнить гимн усопшему разуму. Большинство понимает, что мы рассказываем в своих программах о том хорошем, что было раньше, о том, как это все трансформировалось в нашу сегодняшнюю жизнь. Например, программа об ученых. Милеску-Спэтару – ученый, дипломат, многие годы занимал высокие должности в России. Но прославил-то он Молдову. Сегодняшние молдавские ученые учились в России, реализуют совместные проекты, и как итог – многих из них знают во всем мире. Или Николай Донич, построивший в селе Старые Дубоссары обсерваторию. Это известный молдавский и российский астроном. В советское время наши ученые «кормили» космонавтов, разрабатывали технические новинки. Сейчас собираются запускать спутник, который собрали на российском предприятии в Молдове. Или герои Советского Союза. Почти 170 человек, со всего Союза и из России, в том числе, получили это звание, защищая Молдову. Есть герои, которые здесь воевали, погибли. Есть те, кто жил в республике после войны, работая на на наше будущее. И сейчас молодые люди отыскивают воинские захоронения, устанавливают имена погибших, с почестями хоронят их. А еще они собирают воспоминания ветеранов и публикуют их в Интернете. Или Медицинский Университет, который появился благодаря эвакуированному в Кишинев второму Ленинградскому мединституту. Наши медицинские светила все оттуда вышли, и, к счастью, помнят это и благодарят судьбу. Это все – наша история. И огромный ее пласт тесно переплетен с историей России. И, заметьте, не самый худший период. И главное, в настоящее время это все вылилось во что-то светлое, толковое. И еще один момент мне не совсем понятен. Вот, скажем, русский князь совсем с нерусской фамилией Витгенштейн, заложивший в Каменке виноградники и санаторий, – это классно. Россиянин Карл Шмидт, более 25-ти лет бывший мэром Кишинева – это здорово! А какой-нибудь Бельский, освобождавший Кишинев, не удостоился даже памяти: улицу имени его переименовали. То есть, я хочу сказать, что только недалёкие люди делят всех по национальному признаку. У нас в программе прилагательное «русский» – это обозначение гражданства. Впрочем, «молдавский» – тоже. – Смотри, твое высказывание могут понять, как пророссийское… – Только из зависти, что я знаю и рассказываю о людях, прославлявших...

Далее

«Наша задача – познакомить два мира»

«Наша задача – познакомить два мира»

Все замечательно совпало! Спасибо друзьям, которые вовремя вспомнили, что мой ребенок вполне освоится в качестве диджея, если речь не о клубной вечеринке, а куда более скромном мероприятии в периметре детского интерната, где его обитатели, в принципе, не придирчивы и не избалованы развлекательными программами. Почему – замечательно? Потому что мысли, что хорошо бы средне-статически счастливому мальчику, то есть, тьфу-тьфу, проживающему в полноценной семье, не голодающему, не подвергающемуся всяким лишениям, а как раз, напротив, имеющему пусть не все желаемые радости жизни, но все-таки испытавшем неоднократно состояние, когда мечты сбывается, побывать в другой реальности. Где оплеухи судьбы начали раздаваться слишком рано для тех, кому по возрасту еще положено безоговорочно доверяться этому миру, широко ему улыбаясь. И можно сколько угодно рассказывать собственному чаду, что, если он до сих пор не увидел берега Греции, то кто-то мечтает съесть мороженого в простой кишиневской кафешке – и это куда серьезнее, грустнее. Но до тех пор, пока чадо само не увидит, не познакомится, не переживет, оно ничего с твоих слов не поймет… Словом, совпало. Поехал… Не стану вдаваться в детали рассказа. Подытожу лишь одной фразой: он приехал, и вроде все тот же, но все же – другой. С новыми вопросами. С новыми интонациями. С новыми паузами, в длинном позднем, за полночь, разговоре. И именно то, о чем говорит уже много лет основатель благотворительной организации «Clipa Siderala» Салават Жданов, чьи волонтерские караваны уже который год отправляются по стране к тем, кто их ждет: «Большой вопрос, кто сильнее нуждается в этом общении: те дети – или эти…» – Салават, вот если рассматривать деятельность «Caravana de Craciun»: она меняется во времени, или это какая-то устойчивая конструкция, которая работала 20 лет назад, и продолжает работать и сейчас? – Меняется, иначе и быть не может. Вот смотрите: когда мы начинали работать, в Молдове действовало 76 интернатов. Сейчас их осталось около тридцати, потому что появились, благодаря реформированию системы, мини-формы, в виде детдомов семейного типа и профессиональных приемных родителей. Стали больше работать с биологическими семьями – и возвращать, соответственно, детей из интернатов их мамам-папам и т.д. – Нуждающихся стало меньше? – Эх, было бы идеально, если бы с сокращением количества интернатов уменьшилось число наших адресатов. Но детей, которым нужна наша с вами помощь, меньше не стало: родители за границей, общее снижение благосостояния наших граждан – все это способствует тому, что Caravan по-прежнему важен. Меняются лишь формы работы. И появляются новые. – Хорошо, давайте пока о старых. Что представляет собой сегодня «Caravana de Craciun»? Можно ли выразить ее деятельность в цифрах или каких-то других конкретных показателях? – Можно в цифрах. Например, в этом году в «Caravana de Craciun» приняли участие 29 лицеев. Они побывали в 21 населённом пункте, включая 7 школ-интернатов, 2 ремесленные школы, 3 реабилитационных центра, дом ребёнка и 9 школ в самых отдалённых уголках республики. Подарили более трёх тысяч подарков. Но «Caravana» – больше, чем цифры. Это, по сути, общение лицеистов города со своими сверстниками, проживающими в иных условиях: и те, кто едет,...

Далее
Страница 1 из 3123
Inline
Inline