«Куда-то к лучшему…»

«Куда-то к лучшему…»

Хрупкая сияющая Габи никак не компануется в одной картине с мотобурами, копающими лунки под будущий лес. Да, этой девочке лучше бы персики… Хотя мотобуры не персики – правда жизни. Не без ее, как она аккуратно, скромно формулирует, «организаторского участия» в стране растут новые рощи. И не только. Есть новое – хотя оно себя таковым уже не считает – поколение с общей приставкой «эко»; иногда я думаю, что наши времена не так уж и плохи, если способны рождать таких Габи. И еще один важный момент, который очень хочется жирно подчеркнуть. Габриэла Исак, выражаясь слэнгом некоторых, грантоедка. Там, в их замечательном EcoVisio, они такие. Так вот что я вам скажу. Побольше бы нам таких грантоедов, – и будущее рисовалось бы куда светлее. Они его таким и делают. Сегодня. Не охая.

– Не могу обойтись без традиционного «с чего все началось?». То есть, пытаюсь сложить два и два: чему училась Габи для того, чтобы сейчас носиться по стране и высаживать деревья?

– Вообще, по образованию я специалист в области международных отношений. Так что в моей специальности ничего не было про деревья. Зато моя мама любила выращивать разные хвойные из семян. Если так подумать, наверное, для меня идея «посадить дерево» всегда ассоциировалась в первую очередь не с классическим саженцем, а именно с выращиванием чего-то из семени. Вот ешь ягоды шелковицы, понравилось – так из той ягоды можно вытащить семечки и посадить. Немножко терпения – и вот у тебя уже есть несколько саженцев шелковицы, совершенно твоих, раньше их не было, а теперь есть.

Но то, чем я занимаюсь сейчас, посадки на десятки и тысячи деревьев, – это всё из практики, плюс интернет, плюс общение со знакомыми лесными инженерами. К сожалению, пока не слышала вдохновляющих отзывов на обучение по данной специальности в Молдове…   Получается, своя практика всё-таки лучше всего.  

– Для меня Габи – человек EcoVisio. Как Вы там оказались? Могли ли быть другие варианты? Это какое-то особое свойство натуры человеческой – волонтёрство, учить быть в гармонии с природой, правильно использовать ресурсы, или сложились конкретные предпосылки?

– Мой отец работает экологом, и когда кто-то об этом узнаёт, сразу говорят: «Ааа, ну всё понятно». Хотя на самом деле не знаю, насколько это было определяющим. Когда я смотрела на его работу со стороны, или чем-то помогала, например, переводила разные рабочие документы, мне казалось, что экология – это что-то такое скорее теоретическое, техническое, и непонятно, какая там от меня может быть польза. Да и вообще непонятно, какая от меня в жизни может быть польза. Ну ладно, вот у Молдовы есть цель увеличить площади, занятые органическим сельским хозяйство, и, наоборот, сократить количество свалок. Хорошо. Я-то тут при чём? А какие-то «эко» идеи были настолько частью жизни – «жечь листья вредно, сажать деревья –хорошо», – что я про них и не задумывалась.

Организация «EcoVisio» перевернула моё представление об экологии и неожиданно втянула меня в активизм. Однажды, в далёком 2014 году, я в очередной раз пришла в университет. А там постер, приглашающий на программу «activEco – устойчивость в действии». Молодёжи предлагали принять участие в нескольких семинарах, а потом реализовать собственный проект. Я вообще редко в чём-то участвовала, а тут почему-то взяла и записалась… Может, потому, что сам постер был необычный, какой-то такой живой и на переработанной бумаге. Очень удивилась, когда меня взяли. На семинарах я встретилась с командой “EcoVisio”, а также с другими девушками и парнями со всей страны, которые так или иначе имели какой-то интерес к экологии. И всё, и я влипла. Потому что это было так невероятно – познакомиться с людьми, которые тоже настоящие живые вегетарианцы, или кого тоже интересуют деревья, или кому тоже кажется, что об экологии слишком мало говорят и делают… а почему? Потому что она как будто бы непонятная и не очень кого-то касается!

Тут я поняла, что, оказывается, таки могу делать что-то практическое.  Например, делиться идеей, что экология – это не просто заботиться о природе, а на самом деле — заботиться о самих себе. Что деревья – это не только кислород. И что делать что-то более «эко» способом, например, использовать многоразовую бутылку – это необязательно «ограничивать», «лишать» себя чего-то. Наоборот, жизнь может стать более яркой, не говоря уже о здоровье.

Программа activEco предполагала написание и реализацию небольшого проекта – и меня понесло проводить экологические уроки в школах. За осень я провела их более тридцати, на разные темы, для более чем 500 школьников и студентов.

– И какой Вам показалась отдача? Я имею в виду, есть в школах такой предмет, как гражданское воспитание, например. Казалось бы, полезно. Но по каким-то причинам его вообще никто – ни учителя, ни ученики – всерьез не воспринимают. А экология??

– Было страшно, но и интересно. Поэтому я шла и делала, договаривалась, чтобы меня пустили на уроки географии, биологии, английского, гражданского воспитания… Старалась сами темы преподносить необычно. Например, на урок про шумовое загрязнение принесла аудиозапись отбойного молотка и маленькую шарманку – какая очередь выстроилась к ней после урока! А уроки об изменении климата были на основе настольной игры. Представляла себя на месте школьников: а на каком уроке мне не было бы скучно? Чего мне не хватало, когда я сама училась, почему, например, тема «глобальные проблемы человечества» запомнилась мне только тем, что она была на последних страницах учебника?

Что ещё мне показалось важным, так это то, что я была новым, свежим человеком, что само по себе пробуждало внимание. Не учитель, к которому давно привыкли, а кто-то совсем незнакомый, которого зачем-то принесло в класс, и который творит что-то, непохожее на обычный урок с заданиями и оценками. Я тогда подумала, что в школе серьёзно не хватает живых примеров из реальной жизни, таких, чтобы информация из учебников оживала и становилась понятной и полезно. Ведь даже мне, недавней школьнице, без какого-либо опыта проведения уроков, удавалось заинтересовывать как минимум, некоторых учеников оставаться после урока – поговорить или просто попытаться понять, как устроена шарманка… Учителя ловили меня в коридоре и приглашали прийти и в их класс.  А если делать это более профессионально?

… А потом команда EcoVisio – тогда она была гораздо меньше, чем сейчас – позвала меня помочь с отбором участников для нового выпуска программы, с организацией каких-то мероприятий.  Так незаметно я стала частью команды, сначала как волонтёр, а потом уже и официально. И с тех пор там. Такая работа – делать, что нравится, учиться в процессе, делиться этим с другими.

– Габи, расскажите о проектах, которые Вы вели и ведете? Насколько сложно выиграть грант? На что рассчитывали, когда начинали, и что пришлось осознать по мере реализации?

– Свой первый настоящий проект я написала осенью 2017. Хотелось как-то заняться посадкой деревьев более серьёзно, и тут как раз подвернулась программа грантов при поддержке Австрии и Швейцарии. Вообще-то, она была на тему водных ресурсов, но как же водные ресурсы без деревьев? Было очень сложно писать, сумма в 24 тысячи евро казалась гигантской, а необходимость расписать деятельность на год вообще пугала. Как я могу знать, что будет через год? И вообще, я такая маленькая и неопытная, а тут надо столько всего делать, общаться с районными советами, примарами, директорами школ (ведь нельзя просто так взять всю сумму, посадить деревья и умыть руки). Много плакала, несколько раз чуть не переставала писать. Думала, ведь никто толком и не знает, что я тут пишу проект, чтобы развернуть разнообразную деятельность. Можно бросить, и тогда ничего не придётся делать… Но тогда же, правда, ничего не будет? А могло бы быть…

Так что, всё-таки дописала, старшие коллеги поддержали с разработкой бюджета, папа пообещал поддержать, если что. Потом – раз! – и оказалось, что проект будет поддержан. И пришлось уже делать, что было на бумаге придумано.

Реализовывать написанное в проектных заявках – и проще, и сложнее, чем кажется. Особенно когда приходит осознание, что ты реально меняешь что-то в мире. Иногда кажется, что слишком мало, – ведь большие проблемы всё равно остаются. Но смысл всё равно есть.  Потому что изменения,  они ведь складываются из маленьких шагов… Главное, поверить самой и помочь поверить другим, что «только эти чудеса люди могут делать сами»*.

*Слова из припева «Песенки о чудесах»:

Ты отлично знаешь сам –

Мир наполнен чудесами!

Только эти чудеса

Люди могут делать сами!

 

– Какие сложности? Менталитет людей? Инертность власти? Отсутствие денег? Что ещё?

– Мм, деньги на самом деле далеко не главное, хотя и важное. Главное, чтобы то, что делается, было кому-то важно, чтобы было, с кем это делать. Особенно поначалу это непросто. Многие могут отнестись скептически: зачем что-то делать, всё равно засохнет/испортят… А кто-то может быть полным энтузиазма, но только в краткосрочной перспективе или в основном на словах. Нужно время и положительные практические примеры, чтобы люди поверили в то, что смысл есть.

А из настоящих сложностей…

Во-первых, да, наверное, менталитет. В плане – ждать, что кто-то другой сделает, или оно как-то само образуется. А ещё, что всё как бы общественное. В огороде обязательно должно быть красиво, а за забором можно везде бросать мусор, везде пасти скот… Скот, кстати, «можно» пасти и зимой, хотя на самом деле запрещено, потому что потом те пастбища превращаются в пустыни. Если что-то не так, засуха, воды нет, трава не растёт – ну, так получилось. Поэтому так сложно делать что-то на общественных пространствах – они как бы ничьи. Животные сгрызли деревья?  – «Ну, так надо огораживать, а что мы могли сделать».

Во-вторых, отсутствие осознанности, насколько это важно – посаженные деревья, защита водных ресурсов и т.д. Местные жители зачастую не понимают, что тут они сбрасывают в реку канализацию, а тут в этой реке-канализации плавают их же гуси. Или что лесополоса создаётся не только для окружающей среды, но и для блага их самих – для того, чтобы в реке была вода, чтобы вода была чище, чтобы у их же животных было что пить. Но кажется, что сейчас эти деревья мешают, отнимают территорию у пастбища, да и что тут такого, если туда забредёт стадо? В свою очередь, этого могут не осознавать и местные власти. А даже если осознают, то не всегда готовы доносить эту информацию до остальных – по-хорошему или по-плохому, неважно, в любом случае это может выглядеть непопулярно. И тут властям важно понимать, что охрана окружающей среды – крайне важная, долгосрочная инвестиция, если не делать что-то сейчас, то скоро село может оказаться без воды. И это хуже, чем сейчас поработать с населением. 

В-третьих, недостаток информации и каких-то чётких понятий, как что должно работать. На местном уровне могут не знать о существовании какого-либо закона,  либо не знать, как обеспечивать его соблюдение. Вот кто должен защищать посаженную возле реки лесополосу? Примэрия? Полиция? Экологическая инспекция? Ветеринария? Пока нет понимания, кто ответственный, надеяться на что-то нет большого смысла.

– И я спрошу: а кто должен защищать посаженную лесополосу? И как это можно сделать? И есть ли прецеденты – защитили и успешно?

– А ответственные на самом деле все!

Ладно, охранять никто не охраняет, но обратиться к компетентным органам может любой. Нарушение констатирует примэрия, и рассматривает его административная комиссия, которая может наложить штраф. А задокументировать происшествие и обратиться в примэрию могут полиция или инспекция – сами, или если им сообщили о нарушении. Сами они не в состоянии уследить за каждым деревом, а вот находящиеся в тот момент поблизости люди имеют право и, более того, моральное обязательство вмешаться (предупредить, что так нельзя), либо обратиться в 112. Потому что деревья и вообще окружающая среда – они как бы ничейные, но при этом всем приносят пользу. Либо не приносят, если о них не заботиться.

И это таки работает – не сразу, но…

На самом деле, оно всё очень взаимосвязано. Поэтому все практические действия, в первую очередь, должны сопровождаться или даже предвосхищаться работой с людьми. Это непросто, это может быть долго, но иначе никак.

– Вот Вы, как я понимаю, занимаетесь озеленением берегов малых рек  – укреплением их. А с кем сотрудничаете? Как решается вопрос, скажем, с посадочным материалом? С техникой? Я думаю, если все по-серьезному, то речь идет о сотнях ям. Кто или что их копает?

– Ой, мы где только не сажали. И с кем. За последние пять лет я прикоснулась к десяткам посадок – и везде всё по-разному. Сотрудничали с школами, садиками, примэриями, районными советами, компаниями, землевладельцами, обычными людьми…

Саженцы – из питомников, в основном, государственных. Но и сами выращиваем из семян, а иногда кто-то жертвует. А некоторые виды можно сажать прямо семенами на постоянное место. Те же дубы, например, им так даже предпочтительнее. Орехи, миндаль, в общем, виды с более-менее крупными семенами. 

С техникой когда как, зависит от масштабов посадки, её целей, доступных ресурсов. С техникой быстрее и в некотором смысле качественней, но чтобы пригласить трактор с плугом или буром, кто-то должен ему заплатить. Изредка используем мотобур. Но чаще всего копают волонтёры,  в том числе, потому что наша цель – не посадить много-много, а чтобы каждый участник научился сажать деревья от начала до конца процедуры. И мог это знание использовать дальше или поделиться им с другими.

– Как я понимаю, далеко не все породы деревьев подходят для тех или иных задач. Ну, скажем, дубы и грабы, к примеру, держат почву, а сосны – нет. Что-то токсично, что-то слишком капризно и так далее. С другой стороны, катастрофически меняется климат. И, читала, что дубы скоро перестанут быть частью флоры молдавской. Как Вы выбираете те или иные растения?

– Да, факторов при выборе деревьев много. Однозначно, стараемся сажать более устойчивые виды и не сажать слишком уязвимые. Например, берёзы у нас сами не размножаются и сохнут, – значит, не стоит. А вот сосны и сами сеются. Полезно смотреть, что уже растёт, и досаживать что-то в этом духе, если только это не что-то страшно вредное-инвазивное. Вот как на лысых холмах ухитряются расти, например, лох, боярышник, шиповник? Что-то растёт и размножается? – значит, по крайней мере, пока условия им нравятся. Или виды более-менее универсальные, как акация.  Она противоречива – не местная и может быть инвазивной т.е. самостоятельно распространяться и подавлять местные виды, – но в ситуации, когда ничего не растёт…

Тут важно помнить, что посадка деревьев – это дело не одного дня. Можно сначала посадить пионеров – тех, самых устойчивых. А затем, спустя пару лет, к ним понемногу подсаживать более требовательные виды, те же дубы или липы, например. Как раз получается не монокультура, а разнообразная такая плантация, готовая к разным вариантам развития событий. Будут условия – дубы и липы со временем перегонят других и станут доминировать, нет – так другие деревья останутся. В общем, сажаем устойчивое и как можно более разнообразное.

– Кстати… а есть ли консультанты, специалисты, которые могут подсказать, что лучше высаживать, и как? Или достаточно собственных знаний?

– Когда начинаешь сажать всё больше деревьев, быстро понимаешь, что просто посадить лишь бы что и лишь бы куда, часто приводит к не совсем тем результатам, которых хотелось бы. Просто практики не всегда достаточно, хотя бы потому, что в некоторых случаях для получения выводов требуются месяцы и годы. Поэтому практика плюс интернет, книги, консультации лесных инженеров, и снова практика… Собственные знания – это результат всего этого. Постоянно учишься, пробуешь и смотришь, что, как и где работает. Информация из интернета бывает очень противоречивая, да и рекомендации специалистов не всегда действуют в реальности. Климат меняется, почва в разных местах разная, столько факторов… Да и невозможно же таскать какого-нибудь специалиста за собой везде, где думаешь что-то посадить: а вот тут что и как? А тут? И это у меня ещё за несколько лет посадочной деятельности собралось несколько знакомых, к которым иногда можно обращаться. А предположим, кто-то захотел посадить дерево у себя во дворе. Или где-нибудь на холме. Куда он может обратиться, посоветоваться, что именно посадить, как, когда? Кто будет его консультировать? Так вольно-невольно становишься сам консультантом, хотя бы по каким-то основным принципам.

– Хорошо… посадить-то можно. А вырастить? Тут вмешиваются несколько факторов. Прежде всего, климат и засуха. Видела в разгар жары пост о том, как вы поливали ведрами, это здорово…, но насколько вас хватит? Условно говоря, какая приживаемость деревцев? Дальше. Наши люди. Особенно в провинции – а вы и там, кажется, сажали. Подрастут, окрепнут, и тут – пожалуйста! – наши самостийные дровосеки.

– Приживаемость очень разная, где-то почти 100%, где-то меньше половины. Очень многие факторы влияют. Насчёт полива – стараемся сажать так, чтобы поливать потом не было нужно, ну, разве что, в исключительных случаях. Это и выбор более устойчивых видов, и качественный посадочный материал, и время посадки, и сама посадка плюс мульчирование. Удивительно, но таким образом очень многие наши плантации спокойно пережили прошлогоднюю засуху.

Что касается «дровосеков», здесь опять вопрос выбора видов: что менее интересно в качестве дров? Или более интересно в качестве источника ягод, фруктов, орехов? Из диких – это разнообразные кусты, лох серебристый, гледичия; из «съедобных» –грецкий орех, миндаль, кизил, фундук, разнообразные фруктовые… Ясное дело, мы сажаем не только их, стараемся делать смешанные посадки, чтобы если кого-то потом и срубят, то не всех.

Хотя вообще использование деревьев в качестве энергетического ресурса – нормальное явление, и его можно использовать даже на благо. Ведь если бы люди понимали, что это их будущий ресурс, то больше берегли бы его от животных, быть может, даже ухаживали бы или сами сажали. Тут тоже важно информирование и системный подход.

– Есть любимые деревья? Какие?

– Ой. Тут красиво было бы сказать, что сложно выбрать из всего многообразия, есть и такое, но на фоне всех почему-то особенно люблю софору и платан… У софоры очень много полезных свойств, легко прорастает из семян, стремительно растёт, ажурная такая, замечательный медонос и азотфиксатор… А платан – вот даже не знаю, плодов не даёт, мёда тоже, выращивать сложновато – у этих великанов совершенно крохотные семена и проростки, да ещё и могут подмерзать в первые годы… Но всегда рада их видеть, и юных, и гигантских, эти стволы, ветви, листья… с трудом удерживаюсь от того, чтобы не проращивать все валяющиеся по дороге семена.

– Кажется, прошлым летом был популярен лозунг властей «посадим столько-то тысяч деревьев по Молдове».  Есть к нему вопросы? И есть ли вопросы к городским властям, которые позволяют спиливать здоровые деревья, успокаивая тем, что посадят молодые? Я, например, не слышала в их ответах, почему, зачем такая замена, в чем логика. А Вы что-то знаете?

– Ой. Тут я только могу сказать, что важно же не сколько посадить, а сколько потом вырастет. Брать количеством, когда деревьям угрожают засухи, животные, вандалы – тоже метод, конечно… Но мне как-то ближе идея сажать меньше, но так, чтобы оно наверняка росло. Более качественный посадочный материал, подходящие методы посадки, мульчирование, уход по необходимости и так далее.

О, и ещё во время массовых посадочных акций часто не только не соблюдается технология посадки, но и сажается в не самое лучшее время – слишком рано осенью или слишком поздно весной, что снижает приживаемость саженцев… В общем, национальная мобилизация – это хорошо, в том плане, что сажать, и, правда, нужно. Но важно ещё и информирование – как, чтобы были результаты.

Про городские деревья. Мне самой очень больно, когда взрослых деревьев становится меньше, но есть тут два интересных момента. Во-первых, иногда замена поколений деревьев действительно нужна, правда, хорошо бы её делать постепенно, а не оставлять улицу внезапно лысой. А во-вторых, многие городские деревья и в самом деле нездоровы и потенциально опасны. Например, дерево ещё стоит зелёное, но у него уже есть дупло, вряд ли его кто-то будет лечить, значит, рано или поздно дерево высохнет или большая ветка отвалится… Поэтому я не могу бегать и кричать: «Ааа, спиливают здоровые деревья!». Про что можно – и очень нужно! – кричать, так это про то, что за городскими деревьями плохо ухаживают, неправильно обрезают, тупо повреждают при проведении каких-то работ и не лечат. Конечно, это сокращает срок их жизни и делает опасными. И это актуально не только для больших деревьев – зачастую пришедшие им на замену “новенькие” уже повреждены, и тогда какой смысл?

В общем, очень важно беречь деревья и ухаживать за ними, что за взрослыми, что за молодыми.

– Габи, Вы как человек в теме, можете привести примеры стран и городов, где городские деревья лечат? Например, в Румынии как с этим обстоят дела?

– У нас я это мало где видела, слежу за отдельными примерами из Украины, Канады, США. Наверняка есть и в других странах, только пока не попадались на глаза.

– Что радует сильнее всего? Какие этапы работы?

– Ооо. Ну, вот когда приходишь и обнаруживаешь, что деревце не только живое, но ещё и пустило листики. Или прямо побеги. Или вообще цветёт. Или даже уже дало какие-то плоды. Или на него уже садятся птицы… и тут чувствуешь – да, оно правда-правда тут живёт! Его тут не было, а теперь есть!  Умножаем это чувство на количество деревьев J.

Круче только, когда эти радости происходят не только с тобой, как с организатором, а с кем-то из волонтёров, которые переживают такие чувства и сообщают о них тебе.

– А чувство бессилия? Бывает? Вот Вы, Ваши соратники, волонтеры, стараются, а потом вся работа насмарку, потому что высохло, потому что поломали и так далее?

– Первые разы было, конечно, очень обидно. Но сажать-то всё равно хотелось, поэтому не перестала. А потом привыкла: сразу исхожу из того, что любая плантация подвержена множеству рисков, если с ней что-то случается – это почти нормально. Видишь погрызенное дерево – думаешь, ну да, опять. Зато какая радость, если с частью саженцев или вообще со всеми всё хорошо!

Сейчас это такая исследовательская работа и одновременно игра: как, что и где посадить, чтобы рисков было меньше. Сажать маленькие деревья, чтобы их не замечали первое время, или сажать большие, чтобы сразу было понятно, что здесь что-то серьёзное? Сажать невкусное для животных? Сажать колючее, чтобы неудобно было ломать? Сажать разные виды, чтобы обязательно хотя бы часть выжила? А может быть, в каком-то месте вообще пока не стоит сажать?

Это интересно, полезно и… и приносит результаты.

– По поводу компостирования мусора. Вы, правда, считаете, что эту, в общем-то, нехитрую мысль, можно донести до людей? В селах жгут. Так проще, удобнее, и чище. Откуда в наших людях такое странное понятие чистоты в огороде? И когда начнет что-то прояснятся в головах?

– Откуда – не знаю. Меня больше интересует, как его обойти, найти аргументы для каждого. Думаю, понемногу может что-то получиться, особенно учитывая засухи последних лет. Ведь оставлять растительные остатки там, где они упали, или компостировать их надо не, потому что боишься штрафа. Вредно для здоровья – и это тоже. Но главное: растительные отходы – это же ресурс! И когда ты их жжёшь или вывозишь на свалку, твой огород становится беднее. Так кто больше хозяин – кто жжёт или кто знает, как использовать добро? Надо больше таких примеров.

– Вот Вы, Габи, сажаете деревья…. Можно сказать, не один сад посадили, наверное. А нет желания найти домик в деревне, и там вырастить свой. Такой, на который никто не посягнет. И компост, кстати, можно самой делать? Как Вам идея жизни в деревне?

– Да, как-то так получилось, что я всё время сажаю на «чужой» земле. Конечно, хотелось бы иметь что-то своё, когда-то даже скоропалительно купила старый дом с участком… Но потом поняла, что у меня пока просто нет на это ресурсов – и финансовых, и времени, и собственно возможности туда ездить (далеко от Кишинёва, без своего транспорта сложно)…

Но когда-то, думаю, хотелось бы. Потому что даже если вырастить помидоры на балконе и выглядывать туда по утрам – это всё равно балкон. Знаю, по крайней мере в теории, что это непросто, но…

– Среди волонтеров больше молодых, да? Мне кажется, те, кому до тридцати, ну, что больше, лучше, чище, светлее. Нет?

– Да нет вроде. Конечно, молодых по годам много – иногда смотришь и завидуешь, что парень или девушка лет на десять младше тебя, а уже гораздо более активные и осознанные, чем ты в его/её возрасте. Но есть и много волонтёров за 30 и больше. Многие находят время принять участие и с семьями, с детьми… наверное, потому что они ещё больше понимают – зачем. В школе говорят: «Сохраним природу для потомков». Но кто думает про потомков, когда он сам ещё подросток? А вот как раз люди повзрослее чётче понимают, что да, и для детей хочется более здоровой окружающей среды, но и для себя самих, ведь впереди ещё много лет… Здорово, что разные возраста объединяются и что-то делают.

– Грета Тунберг – пророк и светоч, или бедная несчастная девочка? На Ваш взгляд?

– Я думаю, важно, что ей удалось привлечь внимание стольких людей к проблеме. Потому что, правда же, экологические проблемы вечно где-то на втором плане, висят годами, вот как у нас вопросы лесов, водной безопасности, мусора и многие другие… Кто-то их осознаёт, переживает, пытается что-то сделать, но таких людей пока, видимо, недостаточно. Надо, чтобы больше. К сожалению, нужно что-то из ряда вон, острое, чтобы произошла реальная мобилизация для реализации каких-то решений… или вот какой-то пример, ориентир.

– Человечество – злое и невежественное, или света в людях больше? И как вытащить этот свет?

– Не знаю. Не люблю обобщать, то есть у меня это технически не получается)). Конечно, нередко бывают моменты, когда думаешь: ну вот как он/она/они так? Почему? Но ведь все мы разные, не идеальные, делаем что-то, что другим кажется странным, чего-то не видим, не понимаем – просто пока не можем понять… Остаётся делиться друг с другом своим видением, находить друг к другу подходы. Мой метод – удивлять людей, показывать им какие-то штуки, которые делают их мир ярче и вдохновляют делать что-то хорошее для окружающих и самих себя.

– О чем мечтаете, Габи? В будущее с какими чувствами смотрите? И сожалеете ли о чем-то, что осталось в прошлом? Эпохи? Люди? Законы? Отношения?

– В прошлом… есть, конечно, какие-то моменты, за которые стыдно, что-то, о чём больно вспоминать… Какие-то личные или профессиональные ошибки… Но всё это привело меня туда, где я сейчас, какая я теперь, так что уже как есть.

Не очень люблю вопросы о будущем… Наверное, потому что не особенно о нём думаю. У меня нет планов типа «где я хочу быть через пять лет» или «вот сейчас я сажаю деревце, лет через десять тут будет такооое!».

Просто живу день за днём, делаю то, во что верю, и как можно лучше… А будущее – оно всё время происходит, и иногда я оказываюсь там, где сажала что-то несколько лет назад и смотрю, удивляюсь: вот это да, вот это же те бывшие крохотные кустики, что мы сажали! Или вспоминаю, что и как я делала раньше, какая я была, вижу разницу, думаю: ух ты, а сейчас я уже такая, такое умею, так-то чувствую. Пока что у меня без планирования получается оказываться там, где мне нравится, среди радующих меня людей, видеть, что я меняюсь куда-то к лучшему.

 

 

Беседовала ИННА ЖЕЛТОВА

 

 

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*