Звериный метамодернизм Дона Нигро и Ильи Шаца

Звериный метамодернизм Дона Нигро и Ильи Шаца

Вчера 2 июля 2022 посетила премьеру «Звериных фантазий» Ильи Шаца по пьесе Дона Нигро в театре А. Чехова. Спектакль порадовал. Рекомендую посетить всем поклонникам современного театра.

 

«Звериные фантазии» – это совершенно новая, смелая, необычная для театра Чехова постановка.  В костюмно- хореографическом плане вроде как спектакль-ревю. Не зная текста — весёленькая зверо-человеческая мюзик-холльная история с экзотической стилизацией костюмов 20-30 гг. прошлого столетия. Но! Режиссер Илья Шац никогда не ставит весело и просто. Да, он активно использует эффектные танцевально- страстные номера в постановках по Дону Нигро, создавая намеренную двойственность внутренне сомневающихся, но внешне милых персонажей.

 

Вот первый дуэт — «Игра с ниткой» — я бы назвала его «Кошки»- они однозначно хороши, умеют выманить у хозяев свою комфортную миску с едой- водой, красивый лежак и систему развлечений, из которых кошку-блонду — Вера Марьянчик — смущает игра с ниткой. Да, она очень любит бегать за ниткой. Но зачем? Какой в этом смысл? Никакого. И нитка прeвращается в гимнастическую ленту, непрерывно дразнящую пушистых собеседниц. Нитка — символ охoты, погони. Но нет цели. И кошки это знают. Все равно они рабыни ниточных утех.

 

Свой предел вожделений у Мыши — Руслана Гончарова. Она до безумия жаждет отведать Сыр в Мышеловке, хотя тоже знает — это бессмысленно и очень опасно. Она много рассуждает, отговаривает себя — она же Умная Мышь, но — рискует и погибает, потому что дразнящий запах «Сыра в мышеловке» сильнее любых разумных доводов.

 

***

А теперь отступление Спектакль Ильи Шаца «Звериные фантазии» — это его третья работа по пьесе современного американского драматурга Дона Нигро. Первые две «Таинственный замок» и «Страсть Маддалены» уже идут в театре Чехове несколько лет.

Оригинальное название пьесы «Звериные истории» и состоит она из 11 маленьких пьес : Три дикие индюшки в ожидании кукурузных початков. Диалог леммингов. Утконос. Мышеловка. Великий бурундукский лабиринт. Сурок у окна. Попугаи. Теория нитки. Летучий мышь. Бог бабуинов. Ожидание.

 

«Эти 11 пьес могут ставиться как единой пьесой, так и группами или по одной. Какая бы ни выбиралась конфигурация, название каждой пьесы необходимо отражать в программке» – комментирует автор.

 

Драматург крайне отрицательно относится к использованию звериных костюмов.  Ощущение внутренней жизни животных должно выражаться актерской игрой. Никто не должен ходить на четырех. И животные гримасы хорошо бы не строить. В каждом случае актеры должны найти более тонкие средства отождествления себя с существами, которых они изображают.

 

«Собственно, я хочу, чтобы мы зрители видели не столько самих животных, сколько восприятие определенных зверушек другими животными: возвеличенными обезьянами, которые мнят себя человеческими существами» .

«Три дикие индюшки в ожидании кукурузных початков» — простая история о том, как птицы добывают корм и страстно жаждут, когда им привезут эти самые кукурузные початки. Но не все три так примитивны. Одна из них молодая прелестная Индюшка – Екатерина Браусова — оказалась Личностью и страстно возжелала учиться игре на саксофоне. У нее на шейке поблескивает большой кулон-саксофон и она уверена, что найдет Саксофоновое Дерево! Друзья ее высмеивают, но намерения красавицы весьма серьезны и она точно найдет это самое Дерево Мечты!

 

«Летучая мышь» — шикарный номер с легкой аллюзией на оперетту с аналогичным названием. Костюм у нее самый великолепный — черный с шикарными блестками. Она явно прима и прекрасно движется, танцует. Но! Не может понять — зверь она или птица?! Ее не принимают ни те, ни другие. И красавица танцует сама по себе, так и не поняв сути сражений между летающими и ползающими созданиями.

 

«Сурок у окна» — очень странный персонаж, сознание которого никак не понимает, кто там отражается в стекле. Он боится своего же отражения, хотя при этом играет на скрипке великолепную музыку барокко. И тут мы понимаем — перед нам Театр Абсурда! О да, мы разобрались. Ура. Мы молодцы!

 

«Великий бурундукский лабиринт» — уже квинтет смелых самоуверенных бурундуков. Они никого не боятся и всю жизнь роют, роют…

 

Попугаю блещут оперением, повторяют дурацкие тексты из внешнего мира и не могут понять, почему им так нравится копировать все и вся?

 

Но самыми интересными становятся Лемминги в очень красивых бежево-черных кожаных костюмах. У любовной пары леммингов завязалась странная беседа. А надо ли так упорно стремится к Цели? Он лемминг — Артем Гончаров — уверен , надо! И срочно! И непременно туда, вперед, где им явно грозит опасность. Барышня-лемминг- Екатерина Болдеску-  удерживает друга и уверяет — Туда нельзя, там верная смерть! Но он неумолим. — Мы пойдём только туда и никак иначе! Она опять отговаривает партнера, потому как смысла в подобной целеустремленности никакого! Сцена леммингов исполнена очень убедительно, экспрессивно и явно перекликается с нашей современностью, блистающей массой уверенных лозунгов и устремлений, ведущих в Никуда!))

 

И тут к Театру Абсурда мы присоединим Экспрессионизм+ психологический театр. И даже Метамодернизм — в парадоксальной Игре с Целью в диапазоне возвышенно — приземленных осцилляций. Тут мы видим, что пьеса Дона Нигро устроена куда тоньше и сложнее. В ней много вопросов, мучающих нас ежедневно, когда наши маленькие мирки соприкасаются с проблемами чуть сложнее добычи корма.

Что же в итоге? К чему весь это звериный калейдоскоп?

Финал, увы, не радостен. Накануне финальной сцены пред нами престаёт Великолепный Бог бабуинов — Юрий Андрющенко! И он хорош. Какая пластика, апломб! Великолепная шляпа со стразами, черные ботинки на каблуках, элегантый черный костюм, широкая красная лента — вспомним ленту кошек. Бабуин уверен в себе. У него нет никаких психотормозов, сомнений и раздвоений. Корма вдоволь. Власть, красота и шикарная синяя задница самых красивых Бабуинов! Все это — мощный арсенал самца с весьма «голубыми манерами». У такого парня масса поклонников, которые его имеют. Но он Король и его Цель страшнее всего — он будет резать, убивать тех, кого захочет. Вот тут экспрессионизм явный в ритмике равелевского Болеро. Бабуин — это Машина Смерти. Осталось узнать, а кто жертвы?

 

Куда проще. Жертвы Голубого бабуина — это стадо! Банальное стадо красивых, сытных коров. Их привезли в огромный Загон с целью элементарно забить! Но коровы не знают, где они. Только Одна, кажется Офелия – Наталья Корнигруца — явно чует запах страха. Остальные пытаются верить, что и в загоне Все Будет Хорошо. Ох как актуально!

Да. Нам теперь все ясно. Главное найти Цель и двигаться Стадом в Загон на берегу Обрыва! Это нас всех спасет!

 

Но коров забивают, выпуская красные «ленточки крови», те самые, за которыми вначале гоняются глупые кошки. А чтобы усыпить бдительность, всех надо иногда кормить или дразнить Сыром в мышеловке. Все равно миром правит Голубой Бабуин. А не вы, мелкие твари! Ха-ха ((.

Ну вот и «Звериные фантазии» — утонченные жесткие игры в весьма говорящих костюмах Татьяны Попеску. Что ж, поздравляю Илью (Иосифа) Шаца с таким прорывом в очевидный Театр метамодернизма, абсурда и экспрессионизма. Такого театр Чехова еще не ставил, а давно пора! И надо внимательно слушать актёров — тогда вы поймете, что Дон Нигро вырос из той же «Чайки» Антона Чехова. Помните ее монолог «Я чайка»! Американец Дон Нигро – автор 450 пьес и многие из них о русских писателях. И вот почему его «звериные истории»  — это современная «Чайка» и она куда кровожаднее и  горячее. Ведь многие из персонажей пьесы – это всего лишь корм.

Автор рецензии Елена Узун

Автор фото Йосиф Снеговик

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*