Евгений ПОЛЯКОВ: В интеллектуальной игре хороший вопрос сродни хорошей шутке

Евгений ПОЛЯКОВ: В интеллектуальной игре хороший вопрос сродни хорошей шутке

– Интеллектуальные игры для Евгения Полякова – это что? Страсть? Внутренняя необходимость постоянно загружать мозг интеллектуальными задачами? Способ социализации? Просто хобби? Удовлетворение определённых амбиций? И когда это началось – ведь что-то должно было положить начало? Почему вообще выбрал именно этот род деятельности? – Все из перечисленного. Но, если сказать ёмко, то интеллектуальные игры – это часть меня. Неотъемлемая часть моей жизни. И я не знаю, что должно произойти, чтобы я в той или иной мере ими не занимался, не был как-то сопричастен. Тогда моя жизнь точно станет менее интересной. Что дают игры… Это очень сложно описать одним предложением. И я, и ребята нашей команды не представляем свою жизнь без них. Как часто бывает, выбор в жизни происходит довольно случайно. Как-то ко мне пришли друзья и сказали, что сыграли в одну классную игру, City Quest. И предложили тоже поиграть. Приехали, сыграли, почти ни одной загадки самостоятельно не разгадали, но зато были в полном восторге) Я был впечатлен. И спустя несколько игр нам захотелось написать свою. Мы написали, и вот с этого началось наше восхождение на Олимп организаторов. Сначала это были игры на автомобилях, а потом уже квизы. А вот удовлетворения определенных амбиций, скорее всего, нет. Потому что лично мои амбиции лежат совсем в другой плоскости и заключаются не в профессиональной составляющей, а они, скорей, внутри семьи. Вот там амбиции у меня большие – нужно воспитать и вырастить из ребенка хорошего, настоящего человека. А игры – это такой профессиональный момент. Я к ним подхожу больше по-деловому и не даю волю эмоциям. Ну, амбиции тоже, конечно, есть, но они немножечко другие. Просто хочется сделать что-то хорошее, не только для себя, но и для общества. – Заметила, что очень многие ваши программы вовлекают в интеллектуальную игру молодёжь – школьников, студентов. Почему именно эта аудитория? И как, ты доволен ей, ваша команда получает отдачу, на которую рассчитывает? – Если честно, да. В последнее время на виду и на слуху проекты, где принимают участие школьники. Но у нас нет какого-то возрастного ценза. Вы знаете, что в наших регулярных играх – квестах и квизах – участвуют люди и 65+. Они приходят и играют, как сами, так и со своими детьми, внуками и получают массу удовольствия. Если говорить о школьниках и студентах, то это направление очень перспективное. Мы считаем, что интеллектуальные игры могут сыграть ключевую роль в формировании личности и мировоззрения подрастающего поколения. Поэтому так интенсивно работаем со школьниками. Со студентами мы точечно работаем. Но, думаю, что скоро обязательно начнем работать вплотную и с ними. В наших планах создание как школьной, так и студенческой интеллектуальной лиги. Если мы это сделаем, то можно сказать, что мы в этой жизни точно сделали что-то хорошее. По поводу отдачи, то, наверное, самое главное для нас – это видеть эмоции игроков, когда мы понимаем, что правильно составили игру, попали в точку и смогли оставить неравнодушными участников. Мы этой энергией подпитываемся, она нас вдохновляет и побуждает на создание чего-то нового, каких-то еще более...

Далее

Mr. Tomm

Mr. Tomm

То ли по причине возраста, еще довольно молодого, то ли в силу специфики натуры, Томм Блэнару пишет заметки из ресторанов – такие, что в тебе разыгрывается аппетит, здоровый такой, чистый, без примеси несвоевременных мыслей о собственной фигуре, идей веганства, воспоминаний о планах на детокс-коктейли. Казалось бы, утиная грудка с бататом и хурмой или тапас с тартаром из говядины и красного сыра, чего уж там.  Тут грудка, там говядина, ты в рамках жанра. Ан нет. Иной раз такое почитаешь, что сердце заходится в тревоге: а хорошо ли сидит на мне сейчас смокинг? Не топорщится ли манжет белой рубашки? Всеми ли локонами соответствую я этой сочной хурме? И мозг, представляете, напрочь вышвыривает знание о том, что я сейчас не в смокинге, и вообще, я – девочка. У Томма все ясно. Его заметки – про еду. А ведь еще недавно казалось: из футбольного комментатора напрашивается путь в футбольные агенты, а там – золотые горы, белые яхты, ручные пантеры в собственном зоопарке. Нет. Любовь к утиной грудке оказалась сильней…   – Из футбола – к еде. Не самый объяснимый разворот. Томм, объяснись, пожалуйста?   – Во-первых, я очень рад тому, что моя детская мечта стать спортивным журналистом осуществилась. В 20 лет я начал работать корреспондентом на первом спортивном канале Молдовы, и это был очень классный опыт. Я взял интервью у самого Златана Ибрагимовича! – и этот момент запомню на всю жизнь. Но в какой-то момент я почувствовал: пришло время идти дальше. Задумался, а чем бы я еще мог заниматься? А мне всегда очень нравилось заходить в рестораны нашего города, естественно, по мере своих возможностей (зарплата спортивного журналиста не такая уж и большая). Стал писать маленькие заметки на своей странице в Фейсбуке. Появились первые комментарии. Затем еще и еще. Очень много приятных комментариев. Так появился проект «Tomm Reviews» – первый блог ресторанных рецензий в Молдове. Блогу уже больше двух лет, чему я очень рад. Буду делать все возможное, чтобы и дальше развивать этот дорогой моему сердцу проект. – Значит, футбол ты окончательно забросил и никакого отношения к нему сейчас не имеешь? – Сейчас – нет, не имею никакого отношения. Наблюдаю за футбольными матчами исключительно в качестве зрителя. Из-за пандемии не был больше года на стадионе. И очень скучаю по живой атмосфере матча. Признаюсь, что теперь смотрю намного реже футбол, но стараюсь не пропускать игру моей любимой «Барселоны». – То есть, можно сказать, что нынешние твои прогулки по ресторанам с вытекающими заметками своими корнями в твоей любви вкусно поесть? Или тут что-то другое? Я, например, никогда не любила сидеть в ресторанах. Вообще, говорят, что то, что у нас есть, или то, какими мы становимся к определенному возрасту, – это отчасти результат детских травм.  Может, Томм, тебя не докармливали?  – ( :-)))))). Абсолютная правда: проект Tomm Reviews начался с большой любви к еде. Я обожаю вкусно поесть и с удовольствием открываю для себя новые места. Но и в нашем доме всегда пахнет вкусной едой. Мама у...

Далее

История вторая: Ольга Крушеван

История вторая: Ольга Крушеван

Следующую нашу героиню «Пяти историй любви», о которой во время прогулок «Ёлкиных Посиделок» рассказал Фёдор Евстигнеев, в девичестве звали Ольга Крушеван. Поэтесса, переводчик, имеющая докторскую степень, она владела 11 языками, и была хорошо известна в Европе. Родилась Ольга 5 июня 1896 года в селе Плоска, Оргеевского района. Её воспитанием занимался отец, Иван Эпаминондович Крушеван. Его супруга Екатерина умерла при родах. О детских годах будущей поэтессы и талантливой переводчицы известно мало – оно проходило в кругу семьи, где девочка и получила первоначальное домашнее образование. Дочь боготворила отца, относилась к нему с огромной нежностью и преданностью – и это легко отслеживается в её поэтических произведениях. Возможно, её дальнейшая судьба сложилась бы иначе, будь у Ольги другая фамилия. Однако антисемитская деятельность троюродного дяди девочки, Павла Крушевана, и его причастность к кишиневскому погрому 1903 года серьезно повлияли на всю семью. И многие историки предполагают, что это коснулось и выбора дальнейшего обучения для Ольги – отец захотел оградить свою дочь от неприятных слухов и мнений, и в 1908 году она едет учиться в Одессу, в 4 женскую гимназию, известную как Мариинская. Последующие 10 лет жизни девушки были связаны, в первую очередь, именно с этим городом. Однако первые классы в гимназии – с 1908 по 1912 годы – девочка проходит экстерном и приходит в гимназию лишь для сдачи экзаменов. Посещать занятия вместе со своими сокурсницами она начинает только в 1912 году.   Училась гимназистка Крушеван хорошо, что следует из записей в её личном деле. И, окончив гимназию, Ольга решает продолжить учебу, чему в семье оказались не рады. Однако, преодолев сопротивление домашних, девушка поступила на Одесские высшие женские курсы на историческое отделение историко-филологического факультета. Успешно закончив его, она получила диплом в 1918 году, но уже под фамилией Клопотова. Такой довольно ранний брак часть историков склонна объяснять не только внешней привлекательностью, живым умом и жизнерадостностью Ольги Крушеван, имевшей множество поклонников, но и желанием поменять свою девичью фамилию. О браке с Глебом Николаевичем Клопотовым известно немногое. Он был старше жены на 8 лет – в момент бракосочетания Ольге только исполнилось 23 года, а бравому подпоручику 16 отдельного полевого тяжёлого артиллерийского дивизиона был уже 31 год. Их расставание пришлось на сложные годы гражданской войны, и в исторических документах пока найдено лишь упоминание о том, что в ноябре 1920 года «Ольга Ивановна Клопотова оказалась в Константинополе», а повышенный до чина поручика Глеб Клопотов «летом 1920 года находился на Кипре, собираясь ехать в Русскую Армию в Крым». Скорей всего, молодых супругов разлучила именно война.   Вторым избранником очаровательной Ольги вновь стал военный, но уже служащий румынской армии – Георге Флореску (Gheorghe Florescu). Он был настоящим интеллектуалом, эрудитом, свободно владел французским, немецким и итальянским. На момент их встречи Георгий в чине полковника служил командиром артиллерийского полка. Но и этот брак распался.   После развода Ольга выходит замуж за представителя известнейшего византийского, аристократического рода, Константина Кантакузино, и берёт его фамилию. Отныне её стихи, прозу и переводы можно встретить, как под псевдонимами Ольги Флореску,...

Далее