Проснуться и выйти из толпы

Проснуться и выйти из толпы

«Мне понравился ваш сайт. А вы не хотите сделать интервью со мной?», – приблизительно так началось наше знакомство, и первое, что тогда пришло на ум, а парень-то дерзкий.

Вторым был вопрос: а зачем? Серджиу Цопа пишет портреты президентов, финансистов, артистов, священнослужителей, причем, из числа мировых знаменитостей, и часть этих портретов дарит лично, о чем свидетельствуют десятки фотографий. У него взяли интервью почти все местные телеканалы, прошла персональная выставка в Лондоне, его уже заметили иностранные критики, словом, еще раз: мы-то ему зачем?

Страничка в фб, где в окошке персональных данных значилось «парамедик», тут же добавила третий вопрос. Художник из бригады «Скорой помощи»? А так можно?

Но есть еще и сами работы. Помимо автора с дипломами медика, менеджера, повара, маркетолога, что само по себе тянет на нескучный рассказ, есть работы. И мимо них – никак. Ты вроде пошел себе дальше, а глаз – нет, зацепило, и как не вернуться, если часть тебя зависла там, у лестниц в никуда. Ирония, горечь, сожаление, взлет и падение, ценности и их цена, — все про нас, а это не совсем легко принять. Разве что сказать: нет-нет, это не про меня.

А точно, не про меня?

Парень не дерзкий. Он абсолютно свободный в своем полете. Какую хочет, такую высоту и набирает. В пример тому, кто разглядит эту свободу и хотел бы так же.

 Серджиу, первое, что напрашивается, потому что удивляет: как вышло, что человек с явными талантами художника оказался в медучилище? Ладно, оказался. С кем не бывает? Но работает, и, судя по всему, с чувством глубокого удовлетворения! При этом пишет картины. Интересные такие картины!

Разностороннее развитие – основа моей личности как художника.  Это моя позиция и моё преимущество. Благодаря знаниям и образованию – а я окончил не только медицинский колледж,  но и университет по специальности «Международные отношения в менеджменте», а также получил степень шеф-повара в сфере общепита –  я черпаю вдохновение в более глубоком колодце.

А рисую я с детства. Увлекался комиксами и карикатурами и рисовал собственные комиксы. Очень привлекала графика. Став постарше, понял, что это не просто увлечение, и занялся серьезнее.

Я послушала одно из ваших интервью: вы говорите, что придумали свой стиль, в котором намешаны сюрреализм, кубизм, нуар, что-то еще. Это как? Вы вдруг осмысленно решили, что станете писать в этой эклектике стилей? Или вы шли к нему в процессе, пока кто-то из критиков не сказал: «Серджиу, да это ж уникально!…».

Я пробовал себя в разных техниках и стилях, и на протяжении достаточно короткого времени мой художественный язык стал обретать индивидуальность и даже, сказал бы, свою личность. Словно это мой ребенок – уникальный, при этом, дерзкий, загадочный и очень глубокий. Со временем он растет, меняется, отшлифовывается. Так как я перфекционист, одновременно с моим личностным развитием развивалась и моя техника в рисовании.

В ваших работах поразительное множество символов. Очевидно, что в каждую из них вы закладываете определенный посыл, призыв, а, может, даже крик. И все же, хочется наверняка понимать, что вы закодировали в каждой картине. Да, ваши поклонники знают: вы предпочитаете, чтобы люди сами доходили до сути. Но вдруг мы не то поймем, в радости увидим отчаяние, мы же все по-разному транслируем одни и те же эмоции?

Тут было бы правильно вернуться к моей медицинской профессии, к тому, насколько она повлияла на меня. В любой другой сфере деятельности, или занимаясь только художеством, я бы никогда, наверное, не познал человека во всём калейдоскопе эмоций и переживаний. Этот труд дарит бесценный опыт. Страх, паника, боль, растерянность,  беспомощность,  сочувствие. А после спасения или улучшения самочувствия пациента мы видим счастье, благодарность, осознание ценности момента и маленьких радостей.

Всё пережитое я провожу сквозь себя, как через фильтр. Но этого всего слишком много иногда даже для сильного духом мужчины. Так что,  большое счастье то, что во мне есть дар материализации и превращения этого опыта в картины. Я глубже понимаю сущность персонажа, если это портрет, или, если это картина с каким-то социальным сюжетом,  у меня есть больше инструментов и идей для её реализации. Это хорошо, и очень интересно, если вы разглядите и поймёте что-то своё.  Каждый видит мир через свои очки. Поэтому я не объясняю смысл деталей картин.

Вы рисуете, пишете тут нужно всё же определиться со словом– известных людей. И, судя по всему, дарите им эти картины. Объясните этот жест. Это такие удочки, закинутые в перспективы, стать своим среди знаковых персонажей, со всеми вытекающими последствиями, или тут другие причины? И они все вам, только на основании своей известности, интересны, или всё же это какие-то особые должны быть люди? Какие?

Ранее я, наверное, всё же «рисовал», так как это были более простые по исполнению и сюжетам картинки, а сейчас я пишу большие, сложные картины и портреты. И смотрю я на человека не как на «финальный продукт», в смысле, как на знаменитость, а как на личность с индивидуальной историей роста, достижением целей, падениями, провалами, мотивацией и внутренней силой. Энергетика всего этого опыта, собранного в каждом из них, вдохновляет меня на портреты, которые я дарю от своего имени, или от имени других людей.

Персонажи настолько разные… Одни мне не нравятся, другие даже противны, третьи вызывают уважение, а кто-то – улыбку. А вы к ним как? Ровно?

Как я и сказал выше, каждая личность интересна и достойна по-своему. Субъективность мировоззрения никто не отменял. У каждого своя галактика, а я люблю путешествовать по Вселенной.

И хочется спросить. А не распиаренные люди, те, что за пределам внимания СМИ, они вас вдохновляют? Ну, положим, ваши родные? Или, скажем, коллеги?

Почему же, я рисую портреты «нераскрученных» личностей, от этого не менее достойных и интересных, богатых необыкновенными историями своей жизни. Благодаря моей работе, я знаком со многими героями, которые обычно остаются неизвестными. Один из них – педиатр Виктор Берко, он спас много хрупких детских жизней, или помог пройти легче через неприятные и опасные ситуации. Я восхищаюсь его преданностью профессии на протяжении многих лет и неустанности дарить себя детям. Его труд я изобразил мостом для детей, которым он помог. Другой пример – медик Юлиан Олту, руководитель большого коллектива, а еще и глубокая личность с большим жизненным опытом. К сожалению, в последний год, этот его опыт пополнился горечью потери многих коллег и друзей. Тем не менее, он находит в себе силы продолжать свою деятельность и верит в лучшее. Я безмерно уважаю этого человека, а силу его духа я «перенёс» на бумагу. Сейчас эта картина находится в его кабинете, напоминая ему о стойкости его характера и о единственном правильном решении продолжать выбранный путь.

Расскажите о выставке в Лондоне, Серджиу. Почему Лондон, и почему не Кишинев? И где еще она могла бы быть?

Вернемся в прошлое. До 2016 года я был увлечён учёбой и многими другими занятиями. Художество оставалось по- прежнему хобби. Мой внутренний компас жизненных ориентиров метался в недоумении, на какой путь меня направить. Всё изменилось после моего путешествия в Мумбай, за что отдельное спасибо маме. Индия поразила меня своим колоритом. Открытие абсолютно другого мира для меня стало катализатором вдохновения и восхищения всем вокруг. По приезду этого путешествия я осознал: по паспорту из Индии вернулся тот же Серджиу Цопа, но в душе я уже был другим. Я так ясно понял, что все делаю правильно, и решил для себя, что мои работы переросли статус хобби. И тогда, абсолютно без какого-либо опыта, но исполненный уверенности, что все получится,  я доверил организацию своей первой выставки знакомому. Она проходила в одном культовом заведении в Кишинёве. И, конечно же, это было фиаско. Но горечь провала была для меня поучительной. Я задал себе некоторые вопросы и нашёл на них ответ. Я сделал главный вывод на тот момент: заниматься продвижением своей деятельности я должен сам.

Конечно же, у меня ещё будут выставки в Кишинёве, но сейчас проходит уже вторая моя выставка в Лондоне.  К сожалению, из-за ситуации в мире какие-то планы пришлось пересмотреть, но со временем, когда всё вернётся в нормальное русло, посетители смогут увидеть там мои работы. В них я акцентирую внимание на социальные проблемы современного общества. Также, среди выставленных работ есть и персонализированные портреты. Надеюсь, что Энтони Хопкинс сможет посетить выставку и оценить портрет, посвящённый его необычайной личности

А что говорят критики? Только честно. Или критики еще с вами не знакомы? И боитесь ли вы критиков? Некоторые талантливые люди очень ранимы, и это останавливает от тех или иных творческих выходок. Но вы, по-моему, не из их числа?

По поводу выставки в Лондоне, я имел честь услышать мнение арт-критика газеты The Guardian,  который отметил оригинальный стиль моих работ и дерзкий подход к тематике каждой из картин. В остальном, я пока ещё не знаком с критиками, так как нахожусь в начале деятельности. В целом, я за конструктивную критику и считаю, что она может быть мотивацией в стремлении к идеалу.

Какие авторитеты в художественном мире для вас существуют? Может, отдельно в сюрреализме или кубизме, и так далее? Такие, которые являются для вас загадкой, и есть желание понять, что творилось в душе, когда эта кисть, эта рука мастера писала?

Я не сторонник чьей-то идеализации, и уж, тем более, против идолопоклонничества. Уважаю труд каждого художника, так как это отображение его сущности и таланта. Вначале меня вдохновлял Дали, своей неповторимостью и фантастическими идеями. Из современников уважаю Энди Уорхола, Бэнкси.

Есть ощущение, что ваши работы пишутся на порыве. То есть, пришло оно, озарение, или я не знаю, как это назвать, и вы, забросив все, и не вспомнив об еде, не отойдете от ватмана, пока не закончите. Это так?

Вы очень точно и детально описали весь процесс.

А вы бываете недовольны своими работами? Например?

Процесс действительно держится на волне вдохновения, и, если я, по каким-то причинам, прерываю его, и откладываю на другой день, это может привести к потере той магической энергии, которая меня ведет.  В результате, я могу даже больше и не вернуться к той работе, или все же закончить, но остаться недовольным результатом.

Вот вы мне так запросто написали, рассказали о себе, предположу, наш портал – не единственное СМИ, которому вы первым протянули руку для знакомства. Это дорогого стоит, и говорит о том, что вам чуждо состояние гордого непонятного художника – знаете, в наших головах есть такой вызывающий сочувствие образ. Я права?

Да, я не согласен с тем, что талант должен оставаться в тени. В мире очень много агрессии и зла. Единственный выход противостоять им – делать все, чтобы добра и позитива было еще больше. Так что, я не вижу ничего плохого в том, чтобы продвигать искусство.

И тут же напрашивается еще один вопрос. Вы умеете себя продавать? Есть те, чьё творчество, мягко говоря, спорно, но о нём знают, а о ком-то, безусловно талантливом, возможно, никогда и не узнают.

Да, умею, и это благодаря ряду обстоятельств. В первую очередь, предпринимательская жилка во мне играет ещё на генетическом уровне, и я с детства получал в семье хорошее представление о финансовой составляющей жизни. А помимо диплома ВУЗ-а в этом направлении, я могу похвастаться тем, что имел честь и везение в 2012 году посещать курсы маркетинга при посольстве Израиля в Кишинёве.  Там я раскрыл и отшлифовал в себе много хороших и нужных качеств.

Сколько коммерсанта должно или может быть в художнике?

Я считаю, что в художнике должно быть на треть коммерсанта. И это важно не только для того, чтобы продавать свои работы, но и для того, чтобы правильно и грамотно составить анализ рынка и тенденций.

Ого?! Давайте честно, вас могут освистать ваши коллеги-художники, которые, уверена, считают совершенно иначе.  С каких пор истинно художественная натура анализирует рынки и тенденции? Не боитесь ли вы таким образом скатиться в конъюнктуру, оставив за бортом порывы и озарения?

Я думаю, что в любой сфере деятельности нужно следить за рынком и тенденциями. Это даёт уверенность в том, что ты «в теме», или понимание того, что нужно развиваться в новом стиле, направлении. В моем случае это никак не влияет на озарение. Я знаю, до какой степени я могу впустить в своё сознание внешний фактор, и хорошо контролирую этот процесс. Тем более, изучение новых рынков, стран, мест, историй – это же тоже всегда неисчерпаемый источник вдохновения. Не копирования. А именно Вдохновения. Всё в мире, в том числе и творчество, – это результат чьего-то видения, которое не может не попасть под влияние ошибок цивилизации, или одной конкретной личности, прогресса, опыта. В общем, внешний фактор играет важную роль в создании внутреннего мира. Каждый решает, какого уровня информацию он выбирает. Кто знает – тот поймёт, о чём я. А остальные пусть освистывают. К сожалению, есть много талантливых, но нереализованных художников. Вот это, наверное, случаи, когда в художнике недостаточно коммерсанта. Они не умеют правильно оценить свою работу, нет анализа рынка, нет плана по развитию, нет некой приземленности и осознанности действий. Если художник нацелен только на создание работ, не думая об их продаже, – это только его выбор. И не надо тогда осуждать других, которые могут продавать то, что создают.

Чего хотите? Славы? Денег? Еще каких-либо форм признания?

Я считаю, что деньги всего лишь инструмент для реализации новых идей и воплощения в реальность многих желаний. 

Тогда, значит, вы хотите славы? Думаю, вы, как человек прямой, легко сумеете ответить честно.

Я не говорил, что не хочу денег. Но они – не конечная точка. Не финальный результат. Это не простая схема: нарисовал картину – получил деньги. Это сложный, комплексный процесс конвертирования энергии. Я вкладываю всего себя в своё творчество. Этот труд конвертируется в образы, в картину. У неё есть материальная ценность. Полученные деньги я могу вложить в развитие, в организацию выставки, в материалы для новых работ, в путешествия, в развитие персонального брэнда. Вследствие всего этого приходит слава. Смысл в том, чтобы энергия циркулировала и перевоплощалась. А не в получении просто денег или славы.

О чем вы мечтаете?

Пожалуй, я не хочу отвечать на этот вопрос, тем самым оставляя нам темы для нового интервью, когда мы с вами поговорим о моих достижениях, которые сегодня называются «планы» и «мечты».

Какое место в вашей жизни занимает основная работа? Я сейчас не по количеству часов, проведенных согласно трудовому договору. А про душу. Про сердце, которое болит. Или не болит.

Я уже рассказывал о роли моей медицинской деятельности в формировании моего мировоззрения, так что пока проценты эмоциональной вовлеченности распределены поровну. С удовольствием беседуя на эту и другие темы с Александром Розенбаумом за чашечкой кофе в уютном кишиневском ресторанчике, я спросил его, когда нужно шагнуть с головой в искусство и закрыть дверь в медицину. Будучи очень опытным в этом выборе, так как он сам работал в Скорой помощи и был тогда начинающим певцом, он ответил: «Ты сам почувствуешь этот момент и не будешь сомневаться ни секунды»

Расскажите о самой тяжелой смене в вашей жизни.

Это случилось накануне Нового года. Было очень много вызовов. Каждый – тяжёлый по-своему. И вот мы приехали по адресу, на улице нас встретила девушка.  Растерянная и подавленная, она провела нас до квартиры, мы вошли в комнату больного, точнее, уже покойного. Его прижимала к груди жена, которая никак не хотела принимать его смерть, хотя, к сожалению, давно уже понимала, что это скоро случится, – он был болен раком лёгких в конечной стадии. Мы принялись делать всё необходимое по протоколу, но в этой суете я на мгновение обратил внимание на ту девушку, встретившую нас. Она стояла в двери, сжимая в руках так и не подаренный подарок папе к Новому Году, и шептала: «…Почему именно сегодня? Он так и не увидел моего подарка…». Быстротечность жизни и невозвратимость мгновений, из которых состоит эта самая жизнь, я ощутил в тот момент, как пощечину и ледяной душ одновременно.

 

А все же… Если условно поделить Серджиу-художника и Серджиу-медика, то как бы выглядела эта картина?

Мои дни состоят из бесконечного круговорота двух контрастных состояний, к которым я адаптируюсь уже с легкостью. Дни дежурств всегда диктуют состояние собранности, быстрой реакции, ответственности, сопричастности чужой боли и горю, усталости и выносливости. Это, конечно же, стало рутиной. Сам процесс похож на день сурка, но всё же все дежурства разные. Каждую смену такие разные 24 часа. Потом сон, через который чаще всего я перевариваю, неосознанно перевожу через себя всю энергию страдающих людей. Затем еще одна ночь, более крепкого сна, в помощь восстановлению моральному и физическому. Потом наступают дни, когда я творю. Они в абсолютном контрасте с дежурствами. Дают мне ощущение безграничности этого мира и моей вселенной. Я без рамок. Я нахожу в себе вдохновение и силы. Вижу чётко идеи новых проектов. Но это всё,  я уверен, в слабом, мерцающем свете опыта предыдущих дней, когда я пропускал через себя нескончаемый калейдоскоп людей и личностей, ситуаций и личностей, ситуаций и образов. Так что, моя жизнь очень разная и интересная.

И последнее, Серджиу. На сегодня последнее. Какая из работ является предметом… ну, если не особой гордости, то чем-то, что особо выражает тайные струны вашего мироздания?

Во всех своих картинах я оставляю зашифрованными какой-то смысл или идею, – мы говорили об этом. Но, наверное, я бы все же выделил одну, с глубоким посылом. На картине изображены люди, которые выкидывают в груду мусора плюшевых мишек. А над ними надпись – «продается».

Это, к сожалению, так.  Люди теряют свою наивную, детскую сущность,  забывают о детских желаниях. Они становятся инертной, легко управляемой толпой. Этой картиной я хочу призвать всех очнуться, выйти из спячки и не отказываться от желаний детства. Не поддаваться влияниям навязанных стандартов. Верить в себя.

 

Беседовала ИННА ЖЕЛТОВА

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*