Люди, Села, МИГи, Анна…

Люди, Села, МИГи, Анна…

«Так и пишите – простая девушка из села!», – как-то в ответ на просьбу составить досье ответила Анна. «Простая девушка», конечно, вовсе не проста, – вихрями кружатся факты биографии, и в самых скупых предложениях о себе чувствуется размах этих крыльев. Мы слонялись, запертые, по домам, в первую волну вируса, и общение с человечеством полностью перешло в соцсети. Тогда-то и попались «полотна» Анны Черневой в ленте новостей. Для безрадостного, тревожного марта и соответствующим ему постам в фб эти жизнеописания встреч с сельскими жителями стали радостной твердью в зыби мутного будущего. Будущее с Анной, чувствовалось, носит самые оптимистические черты. Я обожаю длинные тексты, если их, конечно, не скучно читать. Читая Анну, хотелось оседлать коня и нестись по чистому полю, даже если я этого никогда не делала. И о чем же так красочно писала она? Представьте себе, о внедрении программы для развития села. Исполнительный директор Национальной Сети LEADER в Молдове Анна Чернева так захватывающе рассказывает, в чем суть подхода LEADER и об его главных действующих лицах, что чувствуешь, как рождается в тебе естественное желание стать одним из них. И в скобках: всем городским критикам, вскипающими чайниками по поводу цен на помидоры и прочие плоды трудов деревенского жителя, хочется сказать следующее – вы сначала сделайте столько для деревни, сколько делают Анна и её коллеги, проникнитесь, хоть на пару неделек, бытом провинции, а потом уже ругайтесь. Если захочется.   Анна, что стоит за аббревиатурами LEADER, МИГ? Судя по вашим публикациям, это некая программа, которая работает у нас в Молдове с 2016 года, и можно предположить, что пришла она извне. «LEADER» – аббревиатура с французского, которая означает «связь между действиями для развития сельской экономики». Это программа по развитию сельских территорий, пришедшая из Европы. Началось всё во Франции, в 90-ых, когда остро встал вопрос, что делать, если деревенское население ощутимо мигрирует в город, уровень жизни в селах упал, и вообще, село пустеет. Именно попытка как-то решать проблему переросла в программу и получила повсеместное распространение, то есть, охватила страны ЕС и не только. Цели простые и очевидные – улучшить жизнь в сельских территориях. Главное действующее «лицо» LEADER – это местная инициативная группа или просто МИГ.   Это какие-то конкретные этапы или «шаги», по которым происходит процесс, или возможны самые разные сценарии и творческий подход? Всё же речь идет о поэтапном процессе. Программа структурирована таким образом, что внедряется по конкретным и чётким правилам. Например, она не может реализовываться без создания МИГ. То есть, речь идет об определённой территории (я сейчас уже говорю в контексте Молдовы), в которую входят минимум три территориально-административные единицы с общими границами. Объединяются люди, проживающие в этих населенных пунктах, и представляющие (обязательно!) три сектора – государственный (примэрия, школа, библиотека и т.д.), бизнес, как зарегистрированный, так и не зарегистрированный семейный, маленький, тот, который пока еще как хобби (он тоже имеет право входить в состав МИГ) и гражданский сектор (неправительственные организации, инициативные группы и отдельные граждане). Так что, самый главный мотор во внедрении программы LEADER – это...

Далее

Если выйти из гостиницы: Египет

Если выйти из гостиницы: Египет

Марса-Алам возник в окошке иллюминатора неожиданно. Мы, конечно, знали, что должны попасть именно сюда. Но вылет был ночью, а последняя часть полёта проходила над пустыней – внизу ни огонька. Поэтому где-то глубоко внутри зарождалось первобытное подозрение, что или Марса-Алама вообще не существует, или мы попали в воздушный Бермудский треугольник. Не туристический Египет ложится спать довольно рано, поэтому внизу подмигивал огнями только аэропорт и вокруг него мелькало немного света в отелях и редких поселениях. В общем, ничего похожего на Каир, Александрию или Хургаду. Привыкнув к крупным евразийским аэро-хабам, мы, конечно, не ожидали, что к залу прилёта пойдём пешком. По взлётному полю. Зато внутри нас встречали воздушными шарами, вкусными шоколадными конфетами и водой: египтяне знают, что вода – это первое, что нужно по прилету европейцу. Такой приём, разумеется, бывает здесь не всегда. Просто это был первый после пандемии рейс крупного туроператора. В общем, радовались нам искренне) А заодно в сторонке стояли несколько аккуратных столиков с пробирками, а рядом сидели медики – обустроенная зона для тех, кому нужно по приезду сделать ПЦР-тест. Сам аэропорт оказался маленьким, компактным и каким-то будто для домашнего использования. Хотя и неудивительно, Марса-Алам – курорт сравнительно молодой, да и аэропорт построили лет двадцать назад. Несколько позже инструктор по дайвингу расскажет, что его – а заодно и порт в городе – строили по заказу одного шейха, которому нравилось отдыхать здесь. А потом шейх внезапно умер, и все это странным образом попало в публичную собственность. Правда это или нет – уточнять мы уже не стали) Египет – страна сама по себе контрастная во всех смыслах. Я сложно себе представляю, как это – жить в государстве, 95% которого занимает пустыня, а 98% населения (а это больше 100 миллионов человек) живет в долине Нила. То есть, де-факто, люди занимают здесь всего неполные 5% территории, а остальное – пески и скалы. В Марсе-Аламе, кстати, пустыня немного похожа на израильскую. Нет барханов из красивого и тягучего песка – кажется, он весь пошел на формирование ландшафта вокруг Каира и Александрии. Зато много возвышенностей и невысоких, крепко сбитых холмов и гор, где в течение двадцати веков, если не больше, добывали золото и изумруды. Поездка вышла тоже контрастная. Рыбки, кораллы, дельфины и черепахи в Красном море. Жаркий, но поразительный Луксор. Узкие, забитые мусором каналы-притоки Нила. Сам Нил — огромный, чистый, дышащий спасительной прохладой. Ну, и, конечно, интересно было узнать, как там поживают бедуины. Выбрали мы для поездки в пустыню самый подходящий день – стояла густая и вязкая жара под 40 градусов)) А добрые египтяне еще и выезд назначили на два часа. Перед выездом купили арафатки, запаслись водой, и я сделала один круг по площадке на квадроцикле. Ехать предстояло минут 40. Так что мне, жутко «опытной» квадроциклистке  – ни разу на нём не каталась! – как раз этого круга и хватило)) Ровно настолько, чтобы в первой половине дороги не суметь вписаться в поворот и вырулить с одного поля в пустыне на другое, доведя этим мужа почти до предынфарктного...

Далее

Инна ЖЕЛТОВА. Сила таланта и трансформации

Инна ЖЕЛТОВА. Сила таланта и трансформации

В «руках» у Инны Желтовой побывали очень многие. Актеры, писатели, фотографы, гражданские активисты, политики, социальные работники, режиссеры, музыканты, скульпторы, художники, садоводы, пекари, эко-активисты, народные мастера, создатели различных сайтов – всех не перечислить, и все они награждены каким-то удивительным талантом. Наверное, это отчасти и становится критерием, по которому Инна выбирает собеседника. У неё к этим людям «накопилось», есть куча вопросов, удивлений и желание узнать больше.   Все её беседы – штучные. Потому что, по сути, Инна не берет интервью. Она общается, просто разговаривает с друзьями или тем, кто интересен. Такие вопросы вполне могли бы родиться во время уютной беседы на кухне за чаем или за бокалом вина в кафе. Но пришло время поговорить и с ней. Потому что и сама она – талант. Который, к тому же, обладает силой трансформации.   – Инна, обычно вопросы задаешь ты. Каково это – очутиться по другую сторону барьера? Волнительно? Или досадуешь, что приходится выделять на это время, которого и так мало)  – Радуюсь. Наконец-то, спросили )))). Пусть это и на родной площадке Талента. То есть, меня время от времени о чем-то спрашивают, но так, чтобы это было не ограничено по теме, по формату, по количеству знаков, – так не получается. А мне есть, что сказать. Так кажется, по крайней мере.  И, кстати, возможно, я смогу ответить на вопросы, которые некоторые хотели бы, но не решаются мне задать. Берегут. Или стесняются.   – Давай поговорим о том новом направлении, которое несколько лет назад вошло в твою жизнь. В последние годы ты стала серьёзно заниматься травами и натуральными, оздоровительными продуктами. Авторские чаи, необычные уксусы, приправы, оливковое масло на травах. Этот переход от чистой журналистики к такому необычному занятию был чем-то обусловлен? – Я уже как-то говорила, что для меня лично журналистика себя исчерпала. Всё, что мне было интересно получить, достигнуть, я получила и достигла. Дипломы, грамоты, поездки, интересные СМИ, любимые жанры, редакторство, и не в одном издании. При этом, редакторство никогда не было самоцелью. Редактором чего? – только так интересно. Исключительно для того, чтобы обеспечить максимально творческий процесс для всех и пробить направления и темы. Для меня журналистика – это творчество. Заметка тоже может быть красиво написанной. Но я давно не видела красивых заметок.  Я вижу одаренных и даже талантливых профессионалов, вынужденных делать то, что им изначально было противно. Не о том мечтали. Кто-то привык. Кто-то, мне кажется, и вовсе забыл, что он талантлив, и мне, глядя со стороны, горько за него; за то, что мог написать, но не написал, и за то, что сейчас приходится строчить. Деньги надо зарабатывать, какие вопросы. В общем, я не вижу сейчас тех изданий, которым бы я подходила. Talenthouse. Но это особая история. – Те, кто тебя знают, как журналиста, не удивляются, что в последние годы видят тебя в несколько другой ипостаси? Вот, допустим, не виделась ты с человеком лет 5-8, а он пришел на эко-ярмарку и увидел тебя со специями, травяными чаями, айвовым уксусом – это точно может...

Далее