Евгений ПОЛЯКОВ: В интеллектуальной игре хороший вопрос сродни хорошей шутке

Евгений ПОЛЯКОВ: В интеллектуальной игре хороший вопрос сродни хорошей шутке

– Интеллектуальные игры для Евгения Полякова – это что? Страсть? Внутренняя необходимость постоянно загружать мозг интеллектуальными задачами? Способ социализации? Просто хобби? Удовлетворение определённых амбиций? И когда это началось – ведь что-то должно было положить начало? Почему вообще выбрал именно этот род деятельности?

– Все из перечисленного. Но, если сказать ёмко, то интеллектуальные игры – это часть меня. Неотъемлемая часть моей жизни. И я не знаю, что должно произойти, чтобы я в той или иной мере ими не занимался, не был как-то сопричастен. Тогда моя жизнь точно станет менее интересной.

Что дают игры… Это очень сложно описать одним предложением. И я, и ребята нашей команды не представляем свою жизнь без них. Как часто бывает, выбор в жизни происходит довольно случайно. Как-то ко мне пришли друзья и сказали, что сыграли в одну классную игру, City Quest. И предложили тоже поиграть. Приехали, сыграли, почти ни одной загадки самостоятельно не разгадали, но зато были в полном восторге) Я был впечатлен. И спустя несколько игр нам захотелось написать свою. Мы написали, и вот с этого началось наше восхождение на Олимп организаторов. Сначала это были игры на автомобилях, а потом уже квизы.

А вот удовлетворения определенных амбиций, скорее всего, нет. Потому что лично мои амбиции лежат совсем в другой плоскости и заключаются не в профессиональной составляющей, а они, скорей, внутри семьи. Вот там амбиции у меня большие – нужно воспитать и вырастить из ребенка хорошего, настоящего человека. А игры – это такой профессиональный момент. Я к ним подхожу больше по-деловому и не даю волю эмоциям. Ну, амбиции тоже, конечно, есть, но они немножечко другие. Просто хочется сделать что-то хорошее, не только для себя, но и для общества.

– Заметила, что очень многие ваши программы вовлекают в интеллектуальную игру молодёжь – школьников, студентов. Почему именно эта аудитория? И как, ты доволен ей, ваша команда получает отдачу, на которую рассчитывает?

– Если честно, да. В последнее время на виду и на слуху проекты, где принимают участие школьники. Но у нас нет какого-то возрастного ценза. Вы знаете, что в наших регулярных играх – квестах и квизах – участвуют люди и 65+. Они приходят и играют, как сами, так и со своими детьми, внуками и получают массу удовольствия. Если говорить о школьниках и студентах, то это направление очень перспективное. Мы считаем, что интеллектуальные игры могут сыграть ключевую роль в формировании личности и мировоззрения подрастающего поколения. Поэтому так интенсивно работаем со школьниками. Со студентами мы точечно работаем. Но, думаю, что скоро обязательно начнем работать вплотную и с ними. В наших планах создание как школьной, так и студенческой интеллектуальной лиги. Если мы это сделаем, то можно сказать, что мы в этой жизни точно сделали что-то хорошее.

По поводу отдачи, то, наверное, самое главное для нас – это видеть эмоции игроков, когда мы понимаем, что правильно составили игру, попали в точку и смогли оставить неравнодушными участников. Мы этой энергией подпитываемся, она нас вдохновляет и побуждает на создание чего-то нового, каких-то еще более интересных и масштабных проектов.

– Некоторые квесты и квизы, которые ты с командой организовывал пару лет назад – в двух даже участвовал мой сын, – включали огромное количество участников. Если мне не изменяет память, то вот прямо сотни человек. Да и сейчас смотрю – в разных интеллектуальных играх и по 1000 человек бывает. Насколько это сложно? Держать в тонусе, заставить ребят почувствовать командный дух.

– Ой, ну, в начале было, конечно, очень, очень сложно. Но мы, как организаторы, занимаемся интеллектуальными играми с 2007 года. Четырнадцать лет. Уже набрались большого опыта. И для нас провести игру на 10 или на 1000 человек не составляет уже слишком большой разницы. Но если говорить о цифрах, то тысяча, полторы тысячи человек – конечно же, таких цифр пока можно достичь только в онлайне. Я думаю, что мы вырастем и сможем проводить такие игры, где и в офлайне одновременно будет играть тысяча человек на одной площадке. Вот это будет действительно круто и значит, что с организационной точки зрения мы достигли нового, высокого уровня.

Нам вообще нравится что-то придумывать. И, в принципе, наш мозг так заточен, что мы придумываем что-то 24 часа в сутки в течение недели. Можно идти по городу, смотреть фильм, пойти в кино, в театр, где-то с друзьями отдыхать – мозг всегда генерирует какие-то идеи. Если что-то толковое тебе в голову пришло, обязательно записываешь либо звонишь кому-то из команды, говоришь, что вот есть такая идея, давай завтра на работе обсудим.

 

– Расскажи о проекте «Sub cușma lui Guguță». В последней онлайн-игре приняли участие 160 команд, а это более 1000 человек. Как вы их собираете? Как это – дирижировать таким «оркестром»? И сама эта игра – это что-то разовое или уже стала традицией, ожидаемым конкурсом?

– О, «Sub cușma lui Guguță»! Тут надо говорить не о последней онлайн-игре, а об истории создания. В 2016 мы задумались о проведении чемпионата по интеллектуальным играм в республиканском масштабе. Вдохновение пришло после того, как в 2015 мы провели вместе с Григорием Алхазовым и ребятами из других стран международный турнир по спортивной версии Что?Где?Когда? и другим интеллектуальным играм. Вдохновились атмосферой, царящей на таком большом интеллектуальном ивенте, и решили сделать что-то своё, локальное. Так и родилась идея создания республиканского чемпионата. А так как проводится он для молдавских граждан, то подумали, что будет классно, чтобы и название ассоциировалось с Молдовой – ведь все мы знаем литературного персонажа Спиридона Вангели и серию рассказов «Под шапкой Гугуцэ». Кстати, если попробовать изобразить интеллектуальные игры, то это и выглядит так, что как раз под одной шапкой команда придумывает ответ на вопрос.

В 2017 году был юбилей – 50-летие Гугуцэ, персонажа Спиридона Вангели, которого полюбили и дети, и родители самых разных стран. С этой идеей мы обратились в Республиканский детско-юношеский центр ARTICO, и мы стали партнёрами по проведению республиканского чемпионата. На открытии, в декабре 2017 присутствовал сам Спиридон Вангели. Для проведения первых игр нам не удалось найти финансовую поддержку и провели их на собственном энтузиазме, своими силами. В 2019 году мы продолжили эту традицию и провели второй чемпионат. Тоже силами ARTICO и нашей ассоциации. А в 2020 нас уже поддержало Министерство Образования. По плану мы должны были собрать 20 команд со всей республики для игры в офлайн-формате, но наступила пандемия. И нам пришлось быстро менять стратегию проекта и перевести его в онлайн. Благо были наработки в виде нашей онлайн-платформы для проведения квестов. Мы ее адоптировали для квестов и квизов, и нам удалось провести масштабный чемпионат, который собрал свыше 160 команд, а участников было порядка 2000 человек. И с севера, и с центра, и с юга. И важно, что это проходило на двух языках, и дети, независимо от языка преподавания, могли принимать участие и соревновались друг с другом на равных.

Такие результаты не могли остаться незамеченными, и Министерство Образования с радостью поддержало наш проект в 2021 году. Мы его чуть расширили. Если до этого у нас в чемпионате принимали участие дети только лицейского цикла, то в этом году мы проведем отдельные чемпионаты и для гимназического, и для лицейского цикла. Будут вовлечены и дети из группы риска – это воспитанники центра временного размещения и подопечные Департамента по Защите Прав Ребенка. Нам важно через игру вовлекать в социум детей из малообеспеченных и неблагополучных семей, так сказать, из группы риска. И, возможно, интеллектуальные игры создадут благоприятный адаптационный климат для их полноценного и качественного интегрирования в общество.

– Последняя игра была посвящена географии, этнографии и истории Молдовы. Как вы оцениваете результаты – ребята что-то вообще знают о своей стране? Или хотелось бы лучшего? И от чего это зависит, на твой взгляд – качество преподавания, учебники? А сам преподавателем не пробовал работать?

– Понятно, что в онлайне мы не можем видеть реакцию всех участников игр. Но результаты очень хорошие, они нас радуют. В среднем на вопрос отвечают 50-60% команд, а это довольно хороший результат. Если говорить об интеллектуальных играх с профессиональными игроками, то там этот показатель варьирует от 60 до 75% в среднем. Поэтому, считаю, школьники очень неплохо подготовлены. Я, если честно, не люблю, когда говорят, что подрастающее поколение ни о чем не думает, какое-то не такое, менее эрудированное, менее интеллектуальное, нежели предыдущее. Это далеко не так. Просто каждое поколение отличается от предыдущего. Это абсолютно естественная эволюция человеческого общества. И дети по-другому мыслят, они привыкли немного иначе извлекать информацию. У них совсем другие источники её получения, другие способы обработки и интерпретации. Но когда ты предлагаешь им сыграть в интеллектуальную игру, и они показывают хорошие результаты, становится ясно – небезнадёжно подрастающее поколение.

 

По окончанию чемпионата в 2020 году с нами связалась учительница, куратор победившей, румыноязычной команды из Новых Анен. Ребята без проблем говорят и на румынском, и на русском. Мы им должны были по почте передать награды. Они попросили не высылать их и сказали, что готовы приехать в Кишинев. Учительница договорилась с директором школы, чтобы выписали школьный автобус и вместе с детьми приехала за призом в Кишинев. Это говорит о том, что дети не безразличны к играм после их окончания. Да, есть преподаватели, которые как-то без энтузиазма относятся к таким инициативам. Но подавляющее большинство преподавателей, завучи и представители управления образования, ну, прямо горят, и они понимают, насколько подобные мероприятия важны для образования и воспитания детей.

Говоря о качестве преподавания, учебниках. Частное мнение, конечно, я могу высказать. Но все-таки у меня недостаточно компетенции, чтобы оценивать качество преподавания и учебники. Я, наверное, немного изменил бы форму и формат преподавания и сделал бы больше акцент на некую интерактивность и наглядность. Но мне кажется, не в этом лежит корень зла.

Хотел бы я попробовать поработать преподавателем?) Ну, так получается, что интеллектуальные игры и есть преподавание в какой-то видоизмененной форме. Во всяком случае, просветительская деятельность. Но, к сожалению, в Молдове преподаватели не так много зарабатывают. А я все-таки мужчина, нужно кормить семью, и поэтому, наверное, тут такой бытовой момент. Хотя я думаю, что по ходу развития нашей организации мы обязательно и преподавательскую деятельность тоже будем осуществлять. Учить – это же вообще классно. Не учить уму-разуму, а делиться с подрастающим поколением своим знанием и опытом. Тем более, если получится это правильно упаковать и оформить в какой-то интересной и завлекающей форме для детей, почему нет, всегда за.

– Не могу не спросить. Как сказалась пандемия на вашей деятельности? Понятно, что она затронула всех – кого-то больше, кого-то меньше. Но практически всем пришлось снизить темп. Наверняка, и в твоей деятельности произошли изменения. Какие? И как справляетесь?

– Кардинально сказалась. Мы полностью поменяли формат нашей деятельности. Если до нее мы на 100% были в оффлайне, то с приходом пандемии мы ничего не могли проводить оффлайн. И нужно было срочно перестроиться, переформатировать себя. Нам это удалось довольно быстро. У нас просто очень хорошая команда, которая привыкла решать нестандартные задачи в форс-мажорных обстоятельствах, коей и является пандемия. Но скажу так, мы ни в коем случае не жалеем – нам пандемия пошла на пользу. Удалось немножко остановиться, осмотреться, переосмыслить все, что мы делаем, упорядочить свои действия. И это позволило выйти на другой уровень.

Нам повезло очень сильно с нашим партнером UNICEF. На 2020 году с ними был запланирован большой проект – тоже в формате интеллектуальных игр, чемпионат по 11 районам по всей республике. Но мы, естественно, не смогли его реализовать. И UNICEF предложил создать Гид по проведению игр. Мы его создали, он получился очень хорошим. Его оценили, как в Министерстве, так и в Педуниверситете. И самое главное, его оценили учителя и представители молодежных организаций, для которых он и предназначался. Благодаря этому продукту мы, в принципе, переосмыслили то, что делаем. И мыслим сейчас немного другими категориями, что позволяет правильно закладывать фундамент дальнейшего развития нашей организации.

– Насколько сложно создать игру? Что для этого требуется? Только Google или еще какие-то умения и навыки?))

– (Смеётся) Ну, если ты этим не занимаешься, то, наверное, сложно, очень даже сложно. Но, как я говорил, у нас мозг так заточен, что мы постоянно думаем, постоянно что-то придумываем. Этот мыслительный процесс не прекращается, и всё время что-то генерируется. Даже вот в процессе нашего дистанционного интервью я кое-какие идеи подметил для вопросов и на бумажке записал, и они обязательно войдут в одну из игр.

Ну, а без гугла как. Без гугла очень сложно – в наших головах нет стольких знаний. Тут важно научиться замечать что-то интересное. Мы это называем «повод для вопроса». Он берётся из той информации, которую ты читаешь, и нужно правильно и интересно подать её людям, которые будут разгадывать этот вопрос. Вопросы ведь не на знание, в каком году родился кто-то, и какое событие произошло в таком-то году – они на логику. Тут нужно командным путем, путем мозгового штурма накидывать версии и придумать правильный ответ. И вот происходит некое озарение, щелчок! И от этого как раз и получаешь удовольствие. Если и сравнивать с чем-то хороший вопрос для интеллектуальных игр, его можно сравнить, наверное, с шуткой или анекдотом. Они могут быть смешными или не смешными. Вот хороший вопрос для игр сопоставим со смешной шуткой. Тот момент, когда ты обсуждаешь его с командой и приходит озарение, вот этот момент можно сравнить с хорошей шуткой, когда тебе становится смешно.

 

 

– Есть среди ваших многочисленных квестов и квизов самые любимые или те, которыми больше всего гордишься?

– Ой, да таких мгновений очень много. Гордимся мы, наверное, какими-то играми, которые были не просто ради игры. К такой категории относятся, наверное, благотворительные игры. Например, когда мы с общественной организаций Salvati Viata и с Moldcell провели игры, а собранные деньги направили на лечение детей. Или, когда несколько лет назад вся общественность узнала, что Юрий Хармелин болен, мы с неравнодушными людьми собрали деньги не лечение и передали его жене. Когда началась пандемия, мы тоже провели одну благотворительную игру и все собранные средства передали БСМП. Вот такими результатами мы, наверное, и гордимся.

Если же говорить о ярких вспышках, то это работает как некая машина времени. Бывает, спустя какой-то период, ты встречаешь игрока, и он говорит, а вот помнишь то задание, так мы его разгадали, нашли тот ходик, ответили на этот вопрос. Это взрослые люди, у которых куча операционной деятельности, дел, проблем. Но, тем не менее, в их воспоминаниях есть место для игр, которые были несколько лет назад.

Был ещё один запоминающийся момент. В партнёрстве с общественной организацией «Inițiativa Pozitivă» мы провели квест для заключённых прямо в пенитенциарном учреждении в Криково. После квеста один участник сказал, что во время игры забыл, что находится в пенитенциарии – у него возникло ощущение, что он в каком-то санатории. 

Вот такие моменты радуют и мотивируют на то, чтобы заниматься и дальше тем, чем занимаемся.

– А планы какие? Не собираетесь полностью перейти в онлайн? И как считаешь, при этой форме проведения игры что-то теряется? Или особой разницы нет?

– У нас планы-ураганы. Главная наша цель, сверхзадача – это изменить систему образования. Но не путем каких-то там революций, а путем инноваций. Это сверхзадача, супермиссия. Из близлежащих – в этом году, как минимум, проведение четвертого Республиканского Чемпионата «Sub cușma lui Guguță»; с UNICEF повели большую информационную кампанию по ковиду – в ней приняло участие более 600 учителей и почти 8000 детей из 29 районов Молдовы. Должны также завершить проект «ЭкоЛогика будущего» и сделать всё, чтобы он мультиплицировался и масштабировался в другие районы.

Если говорить о полном переходе в онлайн, то нет, конечно. Мы не будем лишать себя удовольствия наблюдать за живыми эмоциями участников. Когда закончится пандемия, мы обязательно будем наращивать обороты в оффлайне. Ну, и, конечно же, онлайне мы не забросим, но он будет видоизменен. В нём мы не видим эмоций игроков – вот этого шума, гама, живого обсуждения вопросов. А если игроки одной команды находятся удаленно друг от друга, то и они лишены физического присутствия и визуального контакта друг с другом. И даже если они находятся в одном помещении, но играют дистанционно с другими игроками онлайн, им не хватает сопричастности к чему-то большому, когда ты видишь, что находишься в одном зале, где 30-40 команд играют и обсуждают один вопрос – вот этого, конечно, не хватает всем.

– У тебя маленький сын. А работа связана с довольно значительным количеством пусть и коротких, но командировок. Как к этому относится жена? Она, кстати, участвует каким-либо образом в ваших мероприятиях? И еще про сына – хочется, чтобы он занимался этим же или видится другой путь?

 

– Ой, ну, тут большая заслуга жены. Она, как настоящая мудрая женщина всё правильно понимает, правильно расставляет приоритеты. Слава Богу и спасибо ей большое, что не делает мне замечания, не упрекает в том, что я иногда задержусь на работе или, когда нужно уехать. Когда меня нет, естественно, воспитание ребенка и все бытовые хлопоты ложатся на её плечи. Но, тем не менее, она прекрасно всё понимает, и абсолютно нормально, адекватно к этому относится.

Конечно, не может жена организатора интеллектуальных игр оставаться безучастной. По мере необходимости, Таня подключается и становится неотъемлемой частью нашей команды. Помогает в организации и в проведении довольно многих мероприятий. Ну, и плюс ещё может выступить как тестер – когда я предлагаю новую идею, спрашиваю её мнение, это тоже очень важно.

Данику еще только пять лет. Я думаю, что, чем старше он будет становиться, тем больше будет играть в интеллектуальные игры, которые я придумаю для него и его друзей. Если, конечно, им это будет интересно. А чем он будет заниматься, это он будет выбирать сам. Он может спросить совета. Советом и первой помощью мы поможем, как родители. Но определять род деятельности ребёнка – он, думаю, сможет сделать это сам.

 

Начало интервью…

Беседовала

Ирина МОГИЛЁВА

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*