SLOVO про любовь

SLOVO про любовь

Глупый и неприличный вопрос…
Разве прилично спрашивать, что это такое? Любо-о-овь?!! Порядочные люди оббегают это слово, крюк солидный делают, не экономя на расстоянии вывязываемых в подлоге эмоций – лишь бы в зыбкий омут мутных формулировок, витиеватых объяснений, нечаянных индульгенций не угодить хоть одной фиброй залатанной после сражений с дорогими, близкими, родными, души…
А тут встретились два умных, взрослых, высококультурных с виду человека, швы в тонких местах, все, как и положено, после тридцати с лишним. Поговорить бы о работе. Например, о перспективах корпоративных могил – очередной тренд намечается. Тимбилдинг освоили, стирание коленок, в попытке доползти до света туннеля, в соседстве с коленками главы отдела, кстати, таких трогательных под шортами Nike? – пора запрыгнуть на следующую ступеньку, почему бы и нет?

Или – вот! – о политике. Сдает тренированный – центрифугами становлений, завоеваний, укреплений, интеграций и прочих ценностей – вестибулярный аппарат, но все равно – до чего же свежо, актуально, остро. Палатки снова расставлены, задорно конкурируя с (еже)месячными фантазиями градоначальника, и нервно роняют штанги испуганные троллейбусы, норовя свернуть в ближайший тупик. Или, может, об очередном гриппе, как источнике доходов мировой в целом и нашей в частности фармакопеи – утиный, перепелиный, козлиный, кто знает, какой он нагрянет в этом году… На худой конец, об очередной попытке запуска Большого Адронного Коллайдера, сокращенно БАК: конечно, оба не физики, в деталях и терминах о разгонке частиц и поиске суперсимметрии не поспоришь, но в контексте, опять-таки, очередного, но неотвратимо надвигающегося конца света – ну, правда, почему бы не поговорить?

Нет же! Угораздило: увязли во внешне невинном слове «отношение», опрокинуло на повороте, прямо в любовь… Какие они после этого приличные люди, другой вопрос… Но тема обозначена.
Хотя бы с точки зрения причин для констатации, а также способов измерения. Например: это чувство, которое идентифицируется по каким-то основным характеристикам? От биохимических показателей, самый простейший из которых – пульс, и сопровождающая состояние выработка гормона допамина, до готовности жертвовать собой? От изменения лексики до расширения удивленных зрачков, словно пытающихся разглядеть собственную изнанку?… Оно имеет временные рамки? Можно ли сказать, что спустя год или десяток лет, в зависимости от способностей отдельного индивидуума, любовь уходит? Или если ушла – то никакая она не любовь, а вариация на тему, иллюзия, игра воображения, наглая подмена – желаемое вместо действительного?

Или это состояние? Подобное тревожности, страху, или, наоборот, счастью? А если это состояние – то ты словно попадаешь в особую зону. Повышенного риска или комфортности, тут кому как. Как если бы попал ты под дождевую тучу… Вокруг сухо, солнце, на стыке контрастов радуга разливается… Но ты под тучей – и над тобой стеной дождь, ты промок, и никак не иначе… А если это так, то, значит, можно любить сразу нескольких человек?
…Но тогда возникает вопрос: а что, секс – он сам по себе? Нет, что-то подсказывает…
А если он тоже слагаемое – а любовь при этом состояние – значит, можно любить сразу нескольких???

…Или это уже распущенность?

И если все-таки состояние, то его все равно можно классифицировать, например, по Эриху Фромму, как безусловную любовь? Ту самую, которую Ричард Бах позже приравнял к безразличию. Во всяком случае, по внешним признакам…
Но, так или иначе, вы заметили? Нет, вы расслышали? Вы же уже удивились? Призывы любить друг друга, или хотя бы себя, в панической атмосфере саморазрушающегося мира, от робких, нечаянных, шепотом на выдохе, звучат уже намеренными, с четко расставленными по длине предложения словами. Подытоживая личный опыт, опыт других, да и вообще опыт человечества, в контексте призыва два взрослых высококультурных человека, если не согласились в формулировках, то сошлись на том, что любить – это сегодня едва ли не единственный способ противостоять. Всему, от чего пандемия хандры терроризирует заблудшие в лабиринтах желаний души. Любовь – она как прививка. Для преодоления диссонанса с внешним миром, который все чаще почему-то оборачивается к тебе задом. Может, потому и оборачивается – в наказание?

Кого любить, с кем, где и каким образом – второстепенно.

… Вспомнилась одна знакомая. Ей эмоциональная нагрузка выпала, в виде отступных дензнаков от бывшего мужа. Деньги не то, чтобы фантастические, но способные завести смятенный ум светской дамы в легкий тупик. Вопрос «что делать?» из философско-риторического стал бытово-животрепещущим. Идеализация произошла на прозаическом уровне – на уровне кафеля. Хотя, надо признать, его она заказывала по специальным каталогам из Испании. Но иногда она вставала по утрам, шла в столовую – и вдруг отчетливо осознавала, что причина всех ее затяжных депрессий – оттенок испанской плитки. Она отчаянно расцарапывала подвернувшимся ножом для колки льда один прямоугольник – а дальше было дело техники, нанять очередную бригаду. Отбить – привезти – наклеить. За три года она сменила четыре оттенка, но хандра не ушла, радость бытия не проклюнулась, поездки по миру в стилистике «спа» и свежевыловленные ее любимые устрицы не вносили гармонии в отчаянно-тоскливый ракурс ее мироздания. Тривиально, но, говорят, любить у нее не получалось…

Инна ЖЕЛТОВА

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Inline
Inline