Слово март

Слово март

Межсезонье…. Сумеречная зона. В которой то натыкаешься бровью на острые предметы, то бредешь в надежде найти хоть какую-то опору – а тебя засасывает зияющая пустота. Ни хорошо. Ни плохо. То хорошо. То плохо. Вдруг что-то эфирное, трогательное, трепетное — что-то подпрыгнуло – и ты еще не понимаешь, что это, да пусть хоть передозировка гормонов, какая разница! — но, кажется, ухватил!

И так боязно растерять, упустить, уронить, расплескать… и несешь, прижимая к себе, заранее мечтая, как будешь холить, заботиться, поливать, рыхлить, радовать подарками, несешь… и вдруг – на ходу! – ты понимаешь, нет… ты еще не понимаешь, но чувствуешь: пусто! И пульсирует тоска, гулко пульсирует, поселившись где-то в солнечном сплетении…. потому что так хотелось не ясно чего, но так сильно хотелось…

Смирился… Ну и черту! Смирился, как эта странная пальма, вот уже который месяц все пытающаяся зачахнуть от окружающего вежливого безучастия… но все никак… свыклась… смирилась с тобой, с ним, с нами… И эта слякотная пелена заполняет серый параллелепипед твоей реальности, а капелла перекликаясь с набрякшим небом… И персональная депрессия калькой накладывается на депрессию всего и вся, которую уже впору назвать Великой. Или наоборот. Общий ступор чувств погребает под собой твою личную, персонифицированную то ли хандру, то ли таки депрессию…

Но чем оно удивляет всякий раз – межсезонье… Это коматозное состояние, казалось бы, не имеющее границ, вдруг…. Совершенно неожиданно…. Необоснованно… Вопреки…. Назло?… Вспарывается, насквозь вспарывается где-то прямо посредине, там, где, казалось бы, надежнее, плотнее, гуще и темнее всего. Вспарывается, один Бог знает, чем… Ты даже разглядеть не можешь, что ЭТО такое…. Потому как обреченно дальнозоркий… и безнадежно близорук.

Вспарывается… И разрываясь в тебе – в отупевшем от ежечасных сводок мозгу, в одеревеневшем горле, скованном невыплаканными рыданиями, дробится ниже, в горячем сплетении, затем где-то в ногах, предательски подгибая коленки…. Разрываясь в воздухе, в лужах, в ветках, в отражениях витрин, в бледном после зимы, ошалевшем от самого себя луче солнца, в глазах встречных прохожих – везде… И вдруг…

И вдруг окружающая тебя реальность обостряет черты – или ты уже лучше видишь? Заполняет вакуум воздухом, а затем и запахами – или ты начинаешь осязать? Становится выпуклой и манящей – или ты начинаешь хотеть? И это томленье… Томное, зыбкое, на полутонах…

Ты просто хочешь…

Чего угодно.

Например, жить.

Разве этого мало?

Инна ЖЕЛТОВА

В оформлении использована картина — Umbrellow

Художник  Christopher Balaskas

 

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Inline
Inline