«Перекрёстки судьбы» Елены УЗУН

«Перекрёстки судьбы» Елены УЗУН

Книга – возможность «ухватить время за руку» и ненадолго остановить.

 

Недавно вышла четвертая книга Елены УЗУН «Перекрёстки судьбы», отразившая различные  интересы хорошо известного критика, журналиста и писательницы в Молдове. И мне весьма любопытно порассуждать с Еленой о том, что стимулировало появление ее очередного сборника.

 

В книге множество рецензий о кишиневских постановках. Мне лично ярко запомнился фрагмент о спектакле «Страсти по Андрею»:

«Вселенная в модели дурдома весьма актуальна в ХХ столетии: сумасшедшая жизнь, жестокие нравы, стрессы, нервы. Как тут душу не изуродовать, ведь главное — выжить, наесться, напиться. И неважно, какими средствами. А размышления о смысле жизни, как и живое острое ощущение жизненной правды — только помеха, приводящая к душевному не покою и даже помешательству.

     Поставил «Страсти по Андрею» режиссёр театра абсурда — Петру Вуткарэу. Поставил в русском чеховском театре, и доказал, что абсурд – это наше родное, кровное, и не надо лишней фантазии для демонстрации бредовости жизни — лишь повнимательней взглянуть на себя со стороны. И «насладиться» ощущениями загнанного в клетку зверочеловека, который и рад бы что исправить, но уже и сил нет никаких. Тут Чехов и Вуткарэу пересеклись: писатель-классик — предвестник театра абсурда и яркий представитель современной стилистики, можно сказать, классик-абсурдист».

 

— Лена, тебе когда-нибудь было досадно от того, что, пожалуй, самый невостребованный жанр в отечественной журналистике, — это театральная рецензия? Или ты станешь со мной спорить?

—  Я старалась писать о том, что мне интересно. Всеобщая невостребованность не волновала. Театр в любом виде возможен в публицистике. С людьми, которые это не понимают, я бы ни сотрудничала. Для меня тема драмы и драматургии – самая важная. Поэтому газетному коллективу пришлось выдержать натиск моих идей.

 

— Как ты считаешь, в наших условиях театральная критика может изменить… Ладно, не изменить судьбу спектакля, но, например, спровоцировать его редактуру – если спектакль не понравился, или воодушевить других режиссеров? Примеры, если такие есть.

— Изменить спектакль – достаточно сложная задача. У нас такое вряд ли возможно, хотя у себя в оперном театре я даю советы молодым дирижерам. И они прислушиваются. С режиссерами спорить сложнее. Они слишком самодостаточны. И смогут меняться, если захотят услышать чужое мнение, что редко бывает.

 — У театрального критика есть любимые спектакли? Режиссеры? Вот честно тебе скажу: прочитав твою книгу, понимаю, что у тебя есть три своих режиссера-любимца, это по словам, по структуре текста чувствуется, по твоим эмоциям, когда ты ведь перестаешь быть созерцателем. Эйфман, Поклитару, Вуткэрэу. Станешь спорить?

—  Имена, названные тобой  глобальны по значению, они на многое влияют – и это оспорить невозможно. О Раду Поклитару я писала очень много – именно он заставил меня акцентировать внимание на современном балете. Борис Эйфман – великий психолог и прекрасный знаток музыки. Он ставит в балете совершенно не балетные темы, такие как «Братья Карамазовы». И публика уходит со спектакля в глубоком потрясении, понимая, что случилась встреча с чем-то качественно новым и важным.

Петру Вуткарэу любим мной, тобой и всем коллективом  www.talenthouse.md, потому что он  экспериментатор, тонкий художник, и только он мог долгие годы удерживать фестиваль современного театра в Кишиневе.  Но я не менее дорожу дружбой  с  Санду Греку, Борисом Фокшей, Ильей Шац и Виталием Дручеком.  Не могу забыть Андреа Баттистини, который всегда умоляет пересылать ему переводы моих публикаций о премьерах его постановок в нашей опере. Когда пишешь о людях и их театральных детищах – это очень теплые отношения, хотя и не простые. Так что люблю всех и желаю им всего.

 

— Мне почему-то кажется, что к балету ты относишься с особым трепетом. Скажу прямо: балет ты чувствуешь иначе, чем оперу. Как ты это объясняешь?

— Как раз напротив. Благодаря моему отцу тенору Степану Узун я всегда обожала оперу и мало внимания уделяла балету. http://proza.ru/2017/06/09/1075  . Но хореография  ХХ-ХХI столетий – это настолько яркое явление, что, раз погрузившись в эту тему, ты уже не сможешь оторваться. Сейчас я читаю курс лекций о музыкально-хореографической драматургии в Академии музыки, театра и пластических искусств именно благодаря  тому, что стала писать о балетах Поклитару и Эфмана. Я постоянно провожу их произведения  в пример студентам, настолько это ярко, смело и важно. Дело в том, что опера  развивалась раньше и была более динамичным жанром. За последние 100 лет балет фантастически изменился и сегодня  является куда более смелым жанром театрального искусства, способным к бесконечному числу экспериментов.    

 

— В книге есть несколько очерков о постановках в Одесском академическом театре оперы и балета, где ты рассказываешь о работах Марии Полюдовой, Владимира Статного и известном нашем дирижёре Александру Самоилэ. Также о хореографе Раду Поклитару и о театре «Киев Модерн-Балет». Вопрос: тем нашим соотечественникам, которых приютила чужая земля, повезло больше, чем тем, что не искали приюта?

— Все зависит от масштабности  таланта. Такие мастера, как Эйфман, Поклитару и Вуткарэу не вписались бы ни в одну труппу. Поэтому они создали именные театры со своим репертуаром, своим коллективом, своим типом танцовщика и актера. Индивидуальность везде проявиться. Но современный балет имел мало перспектив в Молдове. Драматический театр и здесь сумел доказать свою неординарность.

— Ты, кстати, сравниваешь публику, и, я не понимаю, как лучше – с восторгом принимать все, как это делаем мы, или быть сдержанными, как, например, одесситы? Можно ли сказать, что у них есть вкус, а мы – неразборчивы?

—  Мы и в зале, и в прессе более восторженны, потому что понимаем, что в Молдове двигать искусство вперед очень сложно. Зарплаты мизерные, у молодежи мало перспектив – заниматься театром у нас просто рискованно, на это не проживёшь. Но всё хвалить нет смысла, это смазанная картина. Я позитивна в публикациях, но в книгу включила лишь часть наиболее интересных и важных.

 

— А вот главы о композиторах. Чем ты руководствовалась, подбирая  именно эти материалы? Ведь тут не все наши композиторы. Отнюдь не все.

— Разумеется, не все. И себе в оправдание даю ссылку http://proza.ru/2016/08/08/1437

на максимум моих публикаций в этом направлении. Композиторы куда сложнее вписываются в публицистику. Эта область специальная, предназначенная для зоны профи.
Отмечу лишь то, что включила публикации о разных поколениях творцов музыки, чтобы создать более объемное впечатление.

 

— В предисловии ты пишешь: «цель сборника — показать некий срез авторских наблюдений как итог 25 лет моей творческой деятельности, что важно не только для культуры Молдовы, но и культурно-исторических связей с другими странами». Попрошу сделать некоторые выводы – ты, как критик и музыковед, не только имеешь право, но и должна бы… Если оглянуться назад… Как меняется театр? В чем? Куда?

— Театр – искусство очень динамичное и развивается сегодня очень активно. Думаю, в Молдове  это тоже присутствует, поскольку открываются молодежные труппы. Примером может служить также театр с улицы Роз, развернувшийся колоссально в последние годы. Обсудить в одном интервью, как меняется театр немыслимо и не нужно.  Я в сборнике дала  достаточно примеров достойных театральных работ – надо просто читать.

 

— Что двигало тобой в желании издать эту книгу? Гордость соотечественниками? Понимание того, что должна существовать некая летопись нашего театра? Что-то ещё?

— Скорее желание объединить свои лучшие публикации в одном месте. Ведь газеты исчезают, сайты отмирают, а надо как-то сохранять сделанное за многие годы. И еще мне хотелось, чтобы творческие люди почитали о себе, своих коллегах. Чтобы многие вспомнили многих и почувствовали время, в котором жили и творили. Ведь книга – это возможность «ухватить время за руку» и хоть ненадолго остановить.

           

— У тебя уже четыре книги. Три последних ты издала очень быстро. Почему спешишь? И почему темы книг такие разные?

— Хороший вопрос. Первая книга «Раду Поклитару. Свободный танец» вызвала как большой интерес, так и вопрос: «А почему я не издаю книг о молдавском искусстве? О том, что происходит здесь в Молдове?» По совету коллег-музыкантов я  и сформировала сборник «Перекрёстки судьбы», где одновременно поговорила и о театре, и творцах музыки. В итоге у меня получилось равновесие – первая и четвертая книги о современном театре и местных композиторах. Вторая «Дневники души» и третья «Краски дня» – это мои литературные эксперименты.

— Значит, между книгами есть взаимосвязь? И что ждать от тебя дальше?

— У меня есть еще несколько замыслов. Появились новые литературные миниатюры. Хочется попробовать себя и в крупной форме, но тут большая ответственность, на которую трудно решиться. Возможно, будет что-то отдельное об оперном театре. Но признаюсь честно, у книг своя судьба. Я планирую одно, а выходит  иное. И я очень благодарна спонсору моих трех книг Президенту страны Игорю Николаевичу Додону. Это очень важно, когда тебе готовы помочь.

 

Беседовала Инна ЖЕЛТОВА

 

 

 

                                                              ******

С продолжением рассуждений о книге «Перекрестки судьбы» вы сможете ознакомиться в статье композитора Василия Меведь, США

                         

«Перекрёстки судьбы» Елены Узун — книга серьёзная, эпохальная, многоуровневая — сразу виден ее необычайный размах и универсальность. Значение сборника не оценить мгновенно — это требует особого анализа, поскольку автор дал ретроспективу своих лучших публикаций за довольно заметный период времени. Елена УЗУН — личность более, чем заметная, умеющая уловить в одновременности сиюминутность и историческую значимость событий, явлений и творческих судеб.

 Содержание «Перекрестков судьбы» даёт полное представление о масштабах культурных событий страны; автор предоставил читателю возможность ознакомиться с деятельностью мастеров театра, оперы и академической музыки через призму своего личностно-профессионального взгляда.

 Вполне понятно доминирование темы театра в данном издании, поскольку Елена Степановна часто акцентирует свое внимание на вопросах драмы. Весьма интересна драматургия и самой книги, идущая от «очерков-портретов» отдельных спектаклей и театра отдельных режиссеров к мощным обзорным линиям, вобравшим последние работы Раду Поклитару, мюзикл, электронную, рок- и зонг-оперы авторов из Молдовы и работы М. Булгакова в театрах Кишинёва», повествующие об уникальных явлениях музыкального театра в жанровом и историческом плане.

Меня очень обрадовала рубрика «Композиторы» в сборнике «Перекрёстки судьбы», и не только потому, что автор сиих строк сам стал протагонистом публикации «На перекрёстках судьбы. Композитор Василий Медведь». Меня поразило умение Елены и в данном случае разглядеть совершенно разные траектории судеб композиторов, связанных с Молдовой. Очерки о С. Рахманинове, Г. Чобану, Г. Мусте, В. Чолаке, Е. Доге, М. Стырче, Л. Гондю, И. Якимчуке дают вполне ясное представление о своеобразии о творческом почерке разных поколений творцов музыки.

 Думаю, представляется необходимым отметить уникальность самого феномена возникновения книги, поскольку ее появление указывает на владение Еленой Узун всем необходимым арсеналом аналитического, эстетического, и — в самом глубинном смысле — творческого потенциала, на приобретение и владение которым у писательницы ушли десятилетия кропотливой и незаметной непосвященному глазу работы, результатом которой стала универсальность охвата освещаемых пластов театральной и музыкальной жизни.

«Перекрёстки Судьбы» должны были появиться из-под пера человека, чей жизненный путь нёс бы на себе все признаки судьбоносной неповторимости. Все персонажи сборника также интересны читателю в силу своей не схожести, непредсказуемости и взаимозависимости между реальностью и ответом личности на ее вызовы.
Почему я уделяю этому аспекту столь много внимания? Ответ — прост, он известен каждому человеку, посвятившему себя служению избранному делу: жизнь, трансформированная в творческий акт, ведет к возникновению произведений искусства, неотделимых от личностных качеств их создателя. Она оправдывает и освящает все трудности, через которые проходит человек на пути приобретения своего истинного бытия и без которых не рождается настоящая, неповторимая личность. .

В итоге отмечу, что только Елена Узун способна к подобной масштабности и контрастности мышления, необходимой для оценки современного искусства. Ее книга отличается искренностью, профессионализмом и желанием привлечь внимание окружающих к живому процессу творчества отдельных творцов и целых коллективов, исторически связанных в одно целое «Перекрёстками судьбы». Книга написана о многом и для многих. И я хочу поздравить страну, и ее читателей, нас с вами,со свершившимся фактом становления Елены Узун в ее разноликих творческих ипостасях. Уверен, что «Перекрестки Судьбы» будут востребованы в театральных и академических музыкальных кругах — как в Молдове, так и далеко за ее пределами. Спасибо ей за это огромное. И дальнейших творческих озарений!

Василий Медведь 22 марта 2018

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*