Любимец Фортуны Алексей Ботнарчук

Любимец Фортуны Алексей Ботнарчук

Молодой и уже известный в Молдове бас Алеша Ботнарчук давно покорил сердца местной публики. Он мил, активен, жизнелюбив и талантлив. Успешно окончил Молдавскую Академию музыки, театра и изобразительных искусств в классе Валерия Вдовиченко. Быстро вписался в коллектив Национальной оперы Молдовы и стремительно покорил европейские подмостки, став вначале лауреатом вокальных конкурсов в Румынии и совсем недавно в Польше (Монюшко-2013), а затем и на сценах мировой оперы – Цюрих, Париж…

 

Чтобы убедиться в особых достоинствах певца, послушайте дуэт Ричарда и Георга из оперы Винченцо Беллини «Пуритане» в исполнении баса Алексея Ботнарчука и баритона Адриана Цымпэу (Кишинев 3 марта 2013).

Современный, веселый Алексей не закомплексован и не зациклен на одной профессии. В Молдове, кроме театра, он пел в церковном румынском хоре села Дурлешть. Был радиоведущим на «Европа плюс» и «Семи холмах» Запомнился и как резидент местного Comedy Club. Просматриваю его многочисленные дружеские фото и думаю – ну, везде вписался, везде свой. А так ли все легко на самом деле, так ли все просто? И всегда ли ему улыбается Судьба?

Обаяние, быстрая реакция, бархатистый тембр выделили Ботнарчука и в качестве ведущего концертных программ. Он был бы и прекрасным телеведущим. Но все это вполне преодолимо. А вот покорить вокальный мир удается не многим, но Алексей взялся и за это.

Что нужно сегодня оперному певцу? Хороший голос, физическая выносливость, артистизм, мобильность, яркая внешность? Мало. Нужно стать индивидуальностью, способной перевоплощаться в неожиданных по режиссуре современных спектаклях. Интеллект, мышление, парадокс – только голосом сегодня не удивишь. Алеше и это по плечу. Покорил он и первую свою вершину в музыке ХХ столетия, приняв участие в исполнении 13-й симфонии Дмитрия Шостаковича в Молдавской филармонии.

Он любит меняться и умеет работать на контрастах, что хорошо видно в следующих фотообразах. Вот самый неожиданный персонаж – Ларкенс (в гриме Шахтера) в свежей постановке Цюрихской оперы «Девушка с Запада» Джакомо Пуччини. Замызганный костюм, небрежный вид – совсем не имиджевый для солиста оперы. Но такова органика нашего героя, комедия и драма даются ему на равных.

И совсем другой Ботнарчук в Цюрихе – безупречный, светский, элегантный в «Пиковой даме» Петра Чайковского.

И вот еще – Рене в кишиневской «Иоланте» Петра Чайковского. Не узнаете? Солидный, благородный, зрелый персонаж. Алексей, кстати, в академических постановках смотрится очень взрослым.

И вновь Кишинев. «Дон Жуан» Моцарта. Совсем иной Алексей Ботнарчук – лукавый живчик Лепорелло, уже родной, узнаваемый, «прикольный».

Был Алеша и строгим Доктором в «Травиате» Джузеппе Верди.

Очень важное фото – с Дмитрием Хворостовским…

— Везде он весел, всеми любим, и все ему легко дается?

— Если бы так. На самом деле все дается большим трудом, – откровенничает Алексей.

— Париж шокировал?

— Я пел там Рамфиса в «Аиде» практически год назад – в сентябре 2013. Это была сумасшедшая работа – 5 сентября приехал, а 6-го уже репетиция в костюмах! Спасало то, что работы много, и я просто не успевал осознать, сложно мне или нет. Постановка современная, необычная, вызвавшая отнюдь не однозначную реакцию публики в силу слишком смелой режиссуры.

— Цюрих был дружелюбнее?

— После конкурса Монюшко я получил приглашения в Гданьск, Лодзь, Цюрих и оперное агентство Луизы Петроф во Франкфурте. В Цюрихе у меня было 30 спектаклей за прошлый сезон.

— А как попал в Comely Club?

— Лет 8 назад, еще на первом курсе консерватории меня пригласили поучаствовать. Ведь я всегда блуждал где-то возле сцены. Решил попробовать и это. Работа в юмористическом жанре мне пригодилась как актеру и в умении контактировать с залом.

— У тебя в Молдове масса друзей, не боишься нас покинуть?

— Совсем не исчезну, но то, что уеду, знал еще лет с 15. Я чувствовал, что сменю местожительство, но я обязательно продолжу сотрудничество с молдавской сценой. У меня есть планы поставить в Кишиневе что-нибудь новое вместе с моими друзьями из Цюриха.

— А почему тянуло в разные амплуа? Хотел себя испытать или подзаработать?

— Всегда превалировал вопрос интересной работы. Деньги меня не сильно волнуют.

— В Национальной опере Молдовы ты пел в «Травиате», «Дон Жуане», «Иоланте»…Где еще?

— «Евгении Онегин», «Царская невеста», «Набукко» и «Риголетто».

— В Цюрихе все безупречно или, как у нас, проблемы?

— Люди везде люди, и проблемы есть везде. Оперные люди вообще похожи. В Цюрихе я получаю огромное наслаждение от работы хористов: как они прекрасно поют, какие персонажи на сцене! Но так же, как наши, они постоянно ворчат – что им платят мало, что солисты не те. Короче, все свои…

— Расскажи о постановках в Цюрихе подробней…

— Первым у меня был «Дон Карлос» и роль в секстете депутатов.

Затем вновь «Аида», сделанная как «воспоминания бойца» на тему событий в Ираке. Такая аллюзия в стиле милитари, где в Триумфальном марше вдруг возникают картины боя с автоматами и разбитыми головами. Затем «Пиковая дама», и я – Нарумов. Далее следовала партия Cолдата в «Саломее» Штрауса. И, наконец, «Девушка с Запада», решенная в таком «шахтерском стиле»

— Это очень забавно, но почему шахтеры?

— Ну, они же золотоискатели, что-то добывают, роются в грязи – вот такое режиссерское решение. B итоге получилась проамериканская концепция, потому что золотоискатели – они в итоге в Америке. Вообще, в Цюрихе есть тенденция набирать состав исполнителей по национальному соответствию. Поэтому в «Девушке с Запада» в спектакль набрали американцев. Если опера итальянская – поют итальянцы, немецкая – немцы, русская – славяне. Чтобы не только произношение было точным, но и манера, стиль поведения были правдоподобны. Причем солистов могут сменить в любой момент. Требования очень высокие, и зал всегда полон.

— Нелегко…

— Мой главный козырь – актерская составляющая. И я очень рад, что встретился в этом спектакле с режиссером Барри Коски. Он австралиец и интендант в Komische Oper Berlin. Вспомню еще одно режиссерское имя – Татьяна Гурбача – немка, сделавшая в Цюрихе «Аиду». Интересно также было сотрудничать с Робертом Карсеном в «Пиковой даме».

— И все это постмодернисткий современный театр?

— Классических постановок в Европе нет, а современные – когда принимаются публикой, когда нет. Могут вообще «забукать» спектакль так, что совершено его не принимают.

— Почему?

— Режиссеры сильно упражняются в современности. Ну, а мне по душе, когда аналогии «с сегодняшним днем» все-таки пропущены через общефилософскую призму. Провал парижской «Аиды» был обусловлен намеком на проблему цыган во Франции. Такая прямота публику не привлекает.

— Что будет интересного в новом сезоне?

— Опять будет Цюрих, в котором мне интересно каждый день. Потому что каждый день со мной происходит что-то новое, и я постоянно расту профессионально. У нас постоянно какие-то прослушивания, концерты, мастер-классы. Когда я приехал туда, мне дали небольшие партии. В новом сезоне у меня будет серьезная нагрузка и более ответственные партии. Самой важной для меня станет партия Капелио, отца Джульетты в опере «Монтекки и Капулетти» Винченцо Беллини. Дирижер – Фабио Луизи. Это большая роль и большое испытание для меня!

Музыкальный критик (Р. Молдова)

Елена УЗУН

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Inline
Inline