Если выйти из гостиницы: Египет

Если выйти из гостиницы: Египет

Марса-Алам возник в окошке иллюминатора неожиданно. Мы, конечно, знали, что должны попасть именно сюда. Но вылет был ночью, а последняя часть полёта проходила над пустыней – внизу ни огонька. Поэтому где-то глубоко внутри зарождалось первобытное подозрение, что или Марса-Алама вообще не существует, или мы попали в воздушный Бермудский треугольник.

Не туристический Египет ложится спать довольно рано, поэтому внизу подмигивал огнями только аэропорт и вокруг него мелькало немного света в отелях и редких поселениях. В общем, ничего похожего на Каир, Александрию или Хургаду.

Привыкнув к крупным евразийским аэро-хабам, мы, конечно, не ожидали, что к залу прилёта пойдём пешком. По взлётному полю. Зато внутри нас встречали воздушными шарами, вкусными шоколадными конфетами и водой: египтяне знают, что вода – это первое, что нужно по прилету европейцу. Такой приём, разумеется, бывает здесь не всегда. Просто это был первый после пандемии рейс крупного туроператора. В общем, радовались нам искренне) А заодно в сторонке стояли несколько аккуратных столиков с пробирками, а рядом сидели медики – обустроенная зона для тех, кому нужно по приезду сделать ПЦР-тест.

Сам аэропорт оказался маленьким, компактным и каким-то будто для домашнего использования. Хотя и неудивительно, Марса-Алам – курорт сравнительно молодой, да и аэропорт построили лет двадцать назад. Несколько позже инструктор по дайвингу расскажет, что его – а заодно и порт в городе – строили по заказу одного шейха, которому нравилось отдыхать здесь. А потом шейх внезапно умер, и все это странным образом попало в публичную собственность. Правда это или нет – уточнять мы уже не стали)

Египет – страна сама по себе контрастная во всех смыслах. Я сложно себе представляю, как это – жить в государстве, 95% которого занимает пустыня, а 98% населения (а это больше 100 миллионов человек) живет в долине Нила. То есть, де-факто, люди занимают здесь всего неполные 5% территории, а остальное – пески и скалы. В Марсе-Аламе, кстати, пустыня немного похожа на израильскую. Нет барханов из красивого и тягучего песка – кажется, он весь пошел на формирование ландшафта вокруг Каира и Александрии. Зато много возвышенностей и невысоких, крепко сбитых холмов и гор, где в течение двадцати веков, если не больше, добывали золото и изумруды.

Поездка вышла тоже контрастная. Рыбки, кораллы, дельфины и черепахи в Красном море. Жаркий, но поразительный Луксор. Узкие, забитые мусором каналы-притоки Нила. Сам Нил — огромный, чистый, дышащий спасительной прохладой. Ну, и, конечно, интересно было узнать, как там поживают бедуины.

Выбрали мы для поездки в пустыню самый подходящий день – стояла густая и вязкая жара под 40 градусов)) А добрые египтяне еще и выезд назначили на два часа. Перед выездом купили арафатки, запаслись водой, и я сделала один круг по площадке на квадроцикле. Ехать предстояло минут 40. Так что мне, жутко «опытной» квадроциклистке  – ни разу на нём не каталась! – как раз этого круга и хватило)) Ровно настолько, чтобы в первой половине дороги не суметь вписаться в поворот и вырулить с одного поля в пустыне на другое, доведя этим мужа почти до предынфарктного состояния) Ну, как вырулила, так и развернулась – зато остальные в нашей небольшой группе явно в этом момент гордились своим умением управлять своей тележкой)

У бедуинов было непривычно. Пустыня в этом месте скалистая, между небольшими взгорьями – более-менее ровные участки, где построены тенистые навесы и стоит несколько домов, которые в нашем понимании, скорее, хижины, чем дома. Немного хилых кустов, островки невысокой травы и несколько красивых, раскидистых деревьев – вот и вся зелень. Наверное, те, к кому возят туристов, живут чуть лучше остальных. Но шаткий туризм – доход для них условный.

Хозяйство у семьи большое – много коз, верблюды. Разведение овец и коз – одно из стандартных занятий в этой местности.

Суровый, неулыбчивый хозяин, отец нескольких очаровательных девочек принёс нам чай и пошёл заниматься верблюдами. К этим животным здесь особое отношение – они помогают найти источники воды, дают молоко и шерсть. Для жителей пустыни это и пища, и источник заработка.

А вот хозяйка показалась полной противоположностью мужа – хиджаб не смог скрыть улыбающиеся, искрящиеся глаза. И лепешки у нее были вкусными)

Одна из хижин оказалась домом-лавкой бедуина-аптекаря, он же травник. В первую минуту, зайдя с солнца в кажущийся полумрак, видны только силуэты. Зато тебя сразу оглушают десятки, если не сотни, ароматов!  

Высокий, уравновешенный человек с тонким чувством юмора, хозяин лавки больше часа показывал нам только малую часть своих запасов.

Одиннадцатилетний сын Абдулла явно тоже будет травником – всё, что просил отец, он моментально доставал из мешков, мешочков и коробочек, которые находятся там в неисчислимом количестве. Спросили аптекаря, учился ли он где-то. Ответ получили вполне ожидаемый – у отца и деда, которые, в свою очередь, учились у прадеда. Абсолютно непривычная нам преемственность поколений, можно только позавидовать.

А еще был закат в пустыне! Красивая вышла поездка – много контрастов, есть, о чем поразмышлять и даже порадоваться, что Египет для нас только туристический.

 

 

Ирина МОГИЛЁВА

 

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*