145 лет. КИШИНЕВ ЧИТАЮЩИЙ

145 лет. КИШИНЕВ ЧИТАЮЩИЙ

Молдавская столица считается не самым книжным городом  Европы. Мы не штурмуем  книжные ярмарки как это происходит в Бухаресте и Лондоне, не особо ходим на   презентации новых  бестсселлеров. Но в наших книжных магазинах по-прежнему  многолюдно, да и в  библиотеках  хватает читателей. И это несмотря на то, что интернет переполнен бесплатными  электронными  и аудио- «буками».  Бумажная книга продолжает быть мостом, соединяющим страны и континенты, языки и народы.

 

Кишиневским традициям книгочтения, конечно же, гораздо больше, чем 145 лет ( но об этой цифре чуть позже). Приличными домашними библиотеками в самом начале 19-го  века могли похвастать  жившие в Кишинёве  крупные бояре и чиновники,   ученые и церковные иерархи. В 1813 году местная духовная семинария обзавелась собственным книгохранилищем. Через пару лет с подачи  Кишинёвско-Хотинского митрополита Гавриила Бонулеску-Бодони в типографии епархии  стали печататься первые книги на территории Бессарабии. Наряду с именем его Высокопреосвященства к истории  книжного просветительства  Кишинёва причастны ещё несколько ярких, но к сожалению, забытых сегодня,  одаренных личностей. Они достойны того, чтобы о них знали и помнили потомки: не только профессионалы-библиотекари, но и все, кто любит ценит историю.

 

ПЁТР МАНЕГА

 

С начала 20-х годов 19 -го века Кишинёв стремительно преображался, менялись не только улицы, но и люди. Город остро нуждался  в  собственной общественной   библиотеке. Смею предположить, что немало сетовал на отсутствии таковой и высланный к тому времени в столицу Бессарабии опальный Александр Пушкин.

Но своей первой библиотекой  мы  обязаны не ему, а кодификатору  ( составителю законов) Петру  Манега. В 1821 году, в статусе   «иностранного специалиста», он был приглашён   в Кишинев в подчинение генерала Инзова для разработки свода местных  бессарабских законов (Уложения). То ли грек, то ли македонец по национальности, Манега родился в Валашском княжестве в 1782 году, в богатой семье, получил в Париже блестящее филологическое и юридическое образование. Не знающий русского и пишущий Гражданское Уложение   на французском,  он очень просил в помощники человека, одинаково хорошо знающего эти два языка.  Пушкин, которого ещё  в царскосельском лицее прозвали «Французом», по мнению Инзова, как никто другой подходил на эту должность (в апреле 1821 года И. Н. Инзов докладывал: «Пушкин, живя в одном со мной доме, ведет себя хорошо… Я занял его переводом на русский язык составленных по-французски молдавских законов»).

Так что великий поэт, занимаясь переводами бессарабских законов, принял непосредственное участие в их подготовке.

 

Ходатайство об открытии в крае  общественной библиотеки доктор права Петр Манега направил в Министерство внутренних дел Российской империи в 1830 году, но циркуляр застрял где-то в бюрокрактических коридорах ведомства и первая публичная  библиотека появилась у нас только через два года.

Торжественное открытие состоялось 17 мая 1832 года. Пётр Манега ставший председателем Попечительского  совета произнес речь на французском языке. Директором библиотеки был назначен Гавриил Билевич- эрудит, библиофил ,  учитель мужской гимназии №1, где расположилось учреждение. Будучи выпускником народного училища города Черновцы изучал религию историю географию латынь румынский немецкий и славянский языки и его кандидатура была вполне подходящей и логичной для того времени.

Эталоном устройства кишинёвской библиотеки стала библиотека нашего ближайшего соседа-Одессы.

Костяк будущего библиотечного фонда составили 479 книг, но что это были за издания – в изысканных тисненых переплетах, на хорошей бумаге! Получены они были в дар от Московского и Харьковского университетов , а также Ришельевского лицея.

Еще в  начальное собрание вошла личная библиотека видного государственного и военного деятеля Ивана Липранди, которой пользовался   Пушкин. Друг поэта , ставший прототипом дуэлянта Сильвио в его повесте «Выстрел», Липранди был весьма просвещенным человеком своего времени.

Липранди Иван Петрович

Долгое время живший во Франции, он привез оттуда книги из старинной  коллекции Бурбонов, которую и пожертвовал в общественную  библиотеку. Это были книги античных авторов, исторические романы, работы по статистике, географии и пр.

 

Манега занимался составлением книжного фонда, выпиской книг из заграницы. В частности, вместе с гражданским губернатором Бессарабии Акинфием Сорокунским обратился в Бухарест. Книги, купленные для библиотеки в Бухаресте, были отправлены в цензурный комитет в Одессе, который разрешил использовать только 36 из 76 приобретенных изданий.

 

На посту главного попечителя библиотеки Манега находился вплоть до 1840 года, потом из-за материальных проблем навсегда покинул Бессарабию уехав в Яссы. Там он скончался уже в августе 1841 года. Как установил известный историк Штефан Берекет (1885–1946), могила его находится в ясском монастыре Голия.

Бессарабец, будущий министр народного просвещения Лев Кассо в своей книге «Пётр Манега-забытый кодификатор бессарабского права» ( 1914 год» писал: «Трудно объяснить, почему этот человек, получивший блестящее и во всяком случае редкое в тогдашней Валахии образование, … каким образом этот человек, принадлежавший к семье с положением и со средствами, мог провести без определенного дела столько лет в чуждом для него и неприглядном городке, о неустройстве и непривлекательности которого сходятся и русские и иностранцы».

 

КСТАТИ!

 

К слову, профессия библиотекаря одна из самых древних на планете, ей более четырех с половиной тысяч лет!

 

Во второй половине  18-го — в  начале 19-го  веков работа в библиотеке считалось  очень престижной. Настолько престижной, что плата за нее полагалась не всегда. Звание библиотекаря и так была   высокой честью. В разное время библиотекарями работали личности неординарные и выдающиеся —  Джакомо Казанова, Яков Гримм,  Иван Крылов, Иоганн Вольфганг Гёте,  Марсель Пруст и др.  

 

 

НИКОЛАЙ КОЗЛОВ

 

В 1835 году руководство библиотекой  взял на себя Николай Козлов. И опять возникает вопрос, как личность такого масштаба оказалась  в Кишинёве? До того, как стать библиотекарем в главном городе Бессарабии, Николай Яковлевич  40 лет своей жизни  — с 1783 по 1824 годы, отдал дипломатической службе России. Работал    в Русской миссии в Константинополе под началом Михаила Кутузова.  Современники отмечали компетентность, активность и результативность его  деятельности. В 1811 году он был назначен первым в истории генеральным консулом России в США с миссией в Филадельфии. Свой пост Николай Козлов занимал четыре года, а затем был отозван с должности. Причиной отставки стал спровоцированный кем то громкий скандал в стиле «шарше -ля фам», в котором обвинили русского дипломата. Сам он категорически отрицал свою вину. По всей видимости, желание поскорее забыть эту историю и заставило Николая Козлова  поселиться  на окраине  империи, в Кишинёве.

 

Стараясь  не открывать обстоятельства своей предыдущей жизни, экс-дипломат управлял делами библиотеки с 1835 года до самой своей смерти в 1846 году. Кстати, именно в те годы кишиневская библиотека – единственная в Российской империи, была экспериментальной – финансируемой за счет государства. Остальные библиотеки содержались за счет пожертвований.

Благодаря неутомимой переписке Николая Козлова кишиневская  публичная библиотека получила огромные книжные дары от Копенгагенского общества северных антиквариев, Императорского Вольного экономического общества, и других. За счет осуществляемым им закупкам, количество книг увеличилось в пять раз!

 

Козлов был человеком новых буржуазных взглядов,  сторонником быстрого экономического и культурного развития

При нем  главными читателями кишинёвской библиотеки были не дворяне и богатые торговцы , а молодёжь и скромные чиновники.

 

КАРЛ ШМИДТ

 

Достоверно известно, что наша публичная библиотека благополучно проработала до 1854 года и … закрылась. Неизвестно, что стало тому причиной — Крымская война, безденежье или то и другое вместе взятое, но свои двери она распахнула лишь через шесть лет,  в 1860 году. Худо-бедно библиотека просуществовала еще некоторое время, но дела  с ее финансированием обстояли неважно.

В первый год своего градоначальства  Карл Шмидт делает все возможное, чтобы в Кишиневе появилась  СВОЯ   библиотека.   Министерство  внутренних дел  отдаёт  распоряжение, согласно которому с 19 октября 1877 года все  имущество публичной библиотеки ( библиотечный  фонд на тот момент составлял 8073 книги)  передавалось в ведение городских властей Кишинёва. Учреждение заняло часть  Городской управы, если быть точнее треть верхнего этажа (всего 11 комнат).

Таким образом, 145 лет  Кишинёв официально владеет собственной библиотекой.

Почему именно 1877 год стал таким важным в истории нашей библиотеки?

Во- первых это был первый год вступления в должность великого кишиневского реформатора, градоначальника Карла Шмидта. Человек неверотно образованный и просвещенный, он  не просто выделил деньги на содержание библиотеки, но и лично возглавил  ее Попечительсткй совет.

Во-вторых, в 1877 году о Кишиневе впервые услышало большинство населения Земли. Повод был не самый счастливый — русско-турецкая война (  в ее результате свою независимость обрела Румыния, Болгария, Сербия).  Именно в нашем городе, на Скакоком поле император Александр II объявил о ее начале.  В  Кишиневе находилась и штаб-квартира Главнокомандующего российскими войсками великого Князя Николая Николаевича.  В Кишинёв были отправлены корреспонденты ведущих газет (LE MONDE ILLUSTRE» (Франция) и «THE GRAPHIC» (Великобритания), чтобы оперативно снабжать новостями своих читателей и наличие библиотеки играло в этом значительную  роль.

 

 

ДАРЬЯ ХАРЖЕВСКАЯ

 

ДАРЬЯ ХАРЖЕВСКАЯ

Эту женщину можно смело назвать настоящей легендой  в истории кишинёвской библиотеки. Дарья Харжевская стала ее директором   в 1884 году, в возрасте всего 22 лет  и возглавляла учреждение на  протяжении четырёх десятилетий,  вплоть до 1924 года. Возможно, именно Карл Шмидт, разглядев потенциал  в образованной девушке из дворянской семьи, доверил  ей управление библиотекой в столь молодом возрасте.

 

Современники, знавшие Дарью Павловну отмечали ее главное качество — сумасшедшую  любовь к своему делу и умение привить читателям убеждения, что книга-это учитель, книга-это друг.  Она сумела подобрать персонал сотрудниц -библиотекарей, таким образом, что они работали как идеальный слаженный механизм какого -нибудь мотора — четко,  быстро, уверенно,  а главное бесшумно.  В читальных залах царили чистота и порядок, специально из Вены были привезены специальная мебель и инвентарь.

 

Безукоризненно составленные алфавитные и карточные каталоги позволяли без промедления получить нужную информацию. В библиотеке можно  было запросто отыскать все книжные редкости и диковинки того времени. Считалось, что такой образцовой и богатой общественной библиотеки не было ни в одном губернском городе Российской империи.

Харжевская очень сильно мотивировала библиотекарей больше помогать читателям, выступала за доступ малообеспеченных детей к залам. Проводила анкетирование среди кишиневцев,  для того, чтобы сделать пополнение фондов наиболее эффективным, основываясь на их интересах. Лично продвигала  детское чтение. В год столетнего юбилея Александра Сергеевича Пушкина, Городское Управление на своём заседании  от 30 апреля 1899 года постановило открыть при Городской общественной библиотеке «Отдел детских книг им. А.С.Пушкина» и допустить детей к посещению книжных залов.

 

ИНТЕРЕСНО!

Общая чистка книг в кишинёвской библиотеке  производилась несколько раз в год, а с приобретением в 1912 году Городской управой пылесоса, книгохранилище убиралось каждую неделю.
Книги, полученные от больных читателей, пускались в оборот только после проведения дезинфекции. Для этих целей библиотеке необходим дезинфекционный аппарат, по поводу его приобретения библиотека обращалась в Городскую управу.

 

Наиболее требуемыми книгами, например, в 1898 году были «Овод» Войнич, «Спартак» Джованьоли, сочинения Золя, Толстого, Тургенева, Сенкевича, Гюго, Достоевского, Пушкина, Гоголя, Григоровича, Скотта, Диккенса, словарь Брокгауза и др. Русские классики пользовались относительно невысоким спросом в силу того, что эти книги были доступны по цене, и многие имели их сочинения в домашних собраниях.

 

 3. Читательницы-женщины  в библиотеке в большинстве своём появились во время первой мировой войны, когда мужчины ушли на фронт.

 

Помимо библиотеки Дарья Харжевская была активным общественным деятелем, безумно увлекалась  театром, основала кружок любителей драматического искусства. Не смотря на то,  что в Кишинёве приезжали театральные труппы Веры Комиссаржевской, Марьи  Савиной, Владимира Давыдова,  постановки Харжевской  пользовалась большим интересом и признанием кишиневцев.

Сохранились программки народных  спектаклей на  городском циклодроме и Пушкинской аудитории и воспоминания современников об ежегодном Цветочном карнавале, устраиваемой Дарьей Харжевской. Благодаря своему директору кишиневская библиотека располагала большим отделом  специальной драматической литературы, выписывала журналы  «Артист», «Театрал», различные издания частных театральных агентств. Трудно было бы найти пьесу, которой бы не было в этом отделе  библиотеки

 

При Дарьи Харжевской четыре раза в год с участием градоначальника заседал Библиотечный совет. В 1891 году в библиотеке был открыт  абонемент , а в 1897 году были учреждены новые правила его пользования — за книги взимался общий залог и определённая сумма за чтение каждого тома. Библиотека ежемесячно представляла в Городскую управу денежный отчёт и суммы, вырученные в течение месяца за абонемент книг.

 

Дарья Павловна постоянно повышала свою  библиотечную квалификацию  в Харькове, Полтаве, Одессе.

В 1911 году Харжевская посетила двадцать библиотек в городах, расположенных на Волге и Каме и стала делегатом первого  съезда российских библиотекарей, где внесла инновационные по тем временам предложения об улучшении систематизации  каталогов. Благодаря хорошим  отношениям с крупными библиотеками Российской  империи, наша библиотека значительно увеличила  свой  фонд.

Сохранились газеты с  отчётами  о деятельности библиотеки. Так, в  1912  году она  принимала участие в Бессарабской юбилейной школьной выставке, где экспонировала свой уникальный отдел — «Бессарабоведение», в рамках которого были представлены  материалы о Пушкине, фотографические снимки дома Инзова, грамоты, редкие дорогие книги и многое другое. Кстати, «бессарабский» отдел был собран силами кишиневцев, которых Харжевская призвала делиться  семейными документами  и артефактами.

 

Энергичная и отзывчивая Дарья Павловна много и плодотворно занималась благотворительностью — была основательницей и попечительницей детского приюта, где обручала девочек  кройке и  шитью, рукоделию, домоводству.

 

Опекаемое Харжевской благотворительное общество «Бессарабец» особенно ярко проявило себя с началом первой мировой  войны. Помогало раненым в госпиталях, подготовило снаряжение для бессарабского санитарного поезда.

 

Дарья Харжевская стремилась повлиять даже на положение заключенных в тюрьме, где по ее просьбе, открывали окна в камерах.

 

Когда после 1914 года  в тишину библиотеки стала врываться политика, и от ее директора  стали требовать уступки читального зала для заседаний и различных собраний, Дарья Павловна очень болезненно переживала такое варварское отношение к любимому детищу.

К сожалению,  не удалось найти сведений чем Харжевская занималась на заслуженном отдыхе, но известно, что из жизни она ушла   28 июня 1934 года, в возрасте 72 лет.

 

20-Й ВЕК

 

После вхождения Бессарабии в состав Румынии фонд библиотеки состоял из 100 000 томов, из которых лишь небольшой объем в 200 книг был на румынском языке, остальные издания были на русском, французском, немецком языках.

 

В 1932 году из 110 000 томов, 13 608 изданий были на румынском языке, а на русском – 93 800, из-за чего библиотека была неофициально  названа русской.

 

Примечательно, что с 1902 по 1940 год библиотека размещалась в здании Примэрии Кишинева, где занимала площадь в  1894 кв. м.

В 1941 году, с наступлением войны самые ценные книги были вывезены в Румынию, что позволило им уцелеть. Уже летом в ходе бомбардировок кишиневская библиотека сгорела — солидный  книжный фонд был полностью утрачен. После освобождения Кишинева — в ноябре 1944 года несмотря на все невзгоды и лишения того времени  библиотека была открыта вновь , а начиная с 1945 года,  часть книг, в том числе и старейшие, датируемые 1832 годом, возвратилась  из Румынии на родину.

 

В 1950 году, Библиотека №1 была переведена в здание бывшего ресторана-кафе «Днестр», находящегося на тогдашней ул. Ленина, ныне бул. Штефан чел Маре, 148, где и находится по сегодняшний день.

С 1950 г до 1988 года носила  имя А. Жданова. С 1988 года — Муниципальной  библиотеке присвоено имя выдающегося деятеля культуры, писателя Богдана Петричейку Хашдеу.

 

Сегодня Муниципальная библиотека «Б. П. Хашдеу»- это 27 филиалов, расположенных в каждом районе Кишинева.

 

Библиотеки были и остаются хранилищем знаний и источником просвещения, и конечно же, именно они продолжают играть ключевую роль   в культурном наследии нации…

 

Подготовила Наталья Шмургун

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*