В поисках литературных дарований

В поисках литературных дарований

«Вот коньяк, ему семь лет, на этикетке указано место моего рождения. Это моя родина, о которой вы ничего не знаете». Так я подкупил внимание прекрасных людей – заслуженных поэтов и писателей. Они смотрели на коньяк, и слушали меня. Смотрели и слушали.

 

Я сначала немного переживал, что так же может слушать немолодой литератор молодую литераторшу, что это нечестно с моей стороны, пользоваться слабостями прекрасных людей, но это был мой шанс. Редкая возможность навязать себя интерактивно. Я читал с листа историю своей родины. Настолько быстро, чтобы в конце концов сопровождение подарка не обесценило сам подарок.

 

Ну и что можно сказать? Милейшими людьми оказались заслуженные поэты и писатели. А некоторые просто невозможно замечательными. Это исключительно вежливая аудитория.И еще, оказалось, что на гитаре умеют играть почти все, что поют все, как солисты казачьего хора, что существует на земле люди, которые на вопрос – а эту вот знаешь? – отвечают – конечно. И играют, и поют! Это я могу перебирать струны окаменевшими крючками, судорожно вспоминая хоть что-нибудь – поэтому гитару у меня забирали быстро, и я этому на следующий день был только рад и за это признателен. А в поэте, как выяснилось, все должно быть прекрасно – и голос, и лицо, и аппликатура. И такие поэты есть, я их видел».

Сергей Рязанцев

 

«Подобные творческие встречи, фестивали и форумы – это возможность найти своего первого читателя, причем, талантливого читателя, и,  в то же время, – опасного. Не понравится – не дочитает, но раскритикует, а если дочитает и заскучает… ух! Держись. Таким Читателем я называю, прежде всего, мастеров. Но бывает, что искренняя симпатия к твоему произведению от таких же, как ты, участников мастер-классов, оказывается гораздо ценнее, чем признание мэтров, которые стараются помочь молодому автору, найти для каждого слово ободрения.

Кроме того, подобные фестивали – это возможность открыть для себя новых авторов, то есть, не только себя показать, но и на других посмотреть . Но если без шуток, то это еще и уникальная возможность открыть для себя новых друзей, просто узнать, что где-то в далеких от тебя городах живут близкие по духу люди.

А суровость мэтров… Тут все зависит от самого человека – кому-то для роста нужен «волшебный пендель», а кому-то –  крылья. Кого-то нужно только ругать, а кого-то хвалить, но при этом и похвала и критика должны быть объективными, а если не объективными, то, по крайней мере, искренними. Нам всегда говорят: фраза «мне не нравится это произведение» – не допустима. Нужно сказать, что делает произведение негодным, и в чем его сила. Конечно, до критиков молодым писателям еще расти и расти, но каждый может и должен попытаться выступить в такой роли. А с профессиональными критиками общаться очень важно. Радостно, что они все-таки есть, и даже среди участников подобных мастер-классов.

Мои ожидания полностью оправдались. Читателя удалось встретить, и получить и крылья, и дельные советы, посчастливилось с критиком пообщаться, а еще со многими талантливыми, теплыми и необычными людьми из России, Беларуси и Украины. Я подавала на рассмотрение отрывок из повести для детей. Очень важно было, что о нем скажут… Но, наверное, больше всего меня удивило то, когда один из ребят-участников нашего семинара прозы сказал, что моя повесть напомнила ему детство и книги для детей, которые я и сама очень люблю. Я Благодарна всем участникам и организаторам фестиваля. Вот бы почаще так.»

Татьяна Орлова-Волошина

 

 

 «Время больших ожиданий» — фестиваль, который прошел в Молдове в рамках программы «Минские инициативы». Эти инициативы объединяют людей науки и культуры – тех, кто ищет не поводы для расчленения на множества, а, напротив, ищет сподвижников и соавторов, не глядя на границы и прочие демаркационные линии. Вот и этот фестиваль, прошедший с участием молодых писателей из Республики Беларусь, Молдовы, России и Украины и именитых современных литераторов четырех стран, стал на несколько дней общим литературным, культурным пространством, на котором одни учили, другие учились, но обогащение можно назвать взаимным, потому что в этом творческом пространстве иначе и быть не может.

 

Программа Фестиваля включала  мастер-классы прозы и поэзии, литературной критики и детской литературы; творческие встречи с белорусским прозаиком, литературоведом, критиком Владимиром Наумовичем, с прозаиком Ольгой Новиковой и литературным критиком Владимиром Новиковым (Россия), поэтами Марией Ватутиной и Андреем Коровиным из России, Олесей Рудягиной из Молдовы, Владимиром Каденко из Украины и Андреем Дмитриевым (Россия, Украина); дискуссии по проблемам анализа прошлого и настоящего в развитии литератур Беларуси, Молдовы, России и Украины и планы на будущее: «Литература и современные вызовы»,  «Общество и литература», «Писатель должен быть правдив», «Начинающий автор, редактор, литературный критик, читатель. Способы общения», круглый стол «Литературный перевод в 21-м веке», а также ежевечерние  чтения стихов.

 

О задачах фестиваля, и о том, как они решались, рассказывает поэтесса, председатель Ассоциации русских писателей Молдовы, главный редактор журнала «Русское поле» Олеся Рудягина.

 

— Олеся, объясни, пожалуйста, что за формат мероприятия? И кто его организаторы? Судя по программе, речь идет о российском проекте, объединившем литераторов четырех стран,  на молдавской земле?

– Этот  фестиваль,  организованный Фондом социально-экономических и интеллектуальных программ при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям, Союза писателей Беларуси, литературного журнала «Радуга» (г. Киев, Украина), нашего журнала «Русское поле» (г. Кишинев, Молдова), и при участии Межгосударственного фонда гуманитарного сотрудничества государств-участников СНГ, стал продолжением опыта международных литературных фестивалей для молодёжи. Только подписанные в Минске представителями трёх стран соглашения расширили их задачи.

 

Вначале это были творческие встречи для молодых писателей в подмосковных Липках и Звенигороде, и  первая ласточка, которая от Молдовы  там побывала, – Виктория Чембарцева, чей руководитель, наш бывший соотечественник, уже покойный, легендарный Кирилл Ковальджи, многое сделал для того, чтобы эти форумы  для молодёжи состоялись. Потом уже туда ездили Лера Чеботарева, Таня Орлова-Волошина, затем и Паша Полищук.  А здесь, в Кишиневе, в 2015 году впервые прошла организованная СЭИП «Бессарабская осень». И это были мастер-классы, адресованные молодежи, –  прозе, поэзии, критике, переводу, детской литературе. Программа везде приблизительно одна и та же, меняются приглашенные. В «Бессарабской осени» принимали участие такие мастера, как Леонид Юзефович, Александр Казинцев, Елена Лапшина, Фарид Нагим.

 

И вот настало время фестиваля «Время больших перемен». Сначала его планировали провести в Одессе, но, думаю, для организаторов нашлись аргументы перенести мероприятие к нам. Единственное, о чем я очень просила, чтобы фестиваль проходил в Кишиневе, дабы не лишать нашу интеллигенцию, почитателей поэзии и прозы встреч с серьезными литераторами. Но, все-таки, решено было  поселить всех в курортном поселке Вадул-луй-Водэ, что, конечно, с точки зрения наших ожиданий, очень грустно, но, в целом, были свои резоны, и, конечно, для всех нас  эти несколько дней стали особенными.

— В общем, это был фестиваль, адресованный молодежи, поэтому с упором на мастер-классы. А по каким критериям отбирали молодые таланты? Или они сами подавали заявки? Вот, к примеру, тебе, как литератору, курировавшему молдавскую сторону, приходилось кому-то отказать, или, напротив, кого-то уговорить?

– Меня заранее попросили представить кандидатуры шести молодых людей, решить с ними, какие мастер-классы они выберут. Основной критерий – участие и победы в конкурсах для молодых поэтов и прозаиков. У нас, например, есть Республиканский  литературный конкурс для молодёжи  «Взлетная полоса», который уже 7-ой год проводит  Ассоциация русских писателей Республики Молдова при поддержке Российского Центра Науки и Культуры. Есть конкурс «Творческая молодежь – будущее русского мира Молдовы», и в его рамках итоговый конкурс для молодых литераторов «Под сенью Долны», при поддержке РЦНК и Посольства России в РМ. В 2015 у нас прошёл Международный фестиваль «Бессарабская осень», по инициативе и при поддержке СЭИП (Фонда Социально-экономических и интеллектуальных программ), на участие в котором был  серьёзный конкурс. То есть, я хочу сказать, что это сильнейшие молодые авторы, потому что они прошли   жесткий отбор, – и в поэзии, и в прозе.  Что интересно, некоторые ребята начинают как поэты, а затем плавно перетекают в прозу. Так звездой на мастер-классах по прозе в этом году стал Сергей Рязанцев, которого я знала как поэта. Та же история произошла с Лерой Чеботаревой и Татьяной Орловой-Волошиной: они тоже начинали с поэзии, а сейчас пишут и прозу, и выбрали соответствующий  мастер-класс.

– Можно уточнение? Помню еще те времена, когда в категорию «молодых писателей» попадали авторы отнюдь не молодые. Биологический возраст по-прежнему не имеет значения, вопрос только в точке отсчета в литераторстве?

– Нет, сейчас в этих конкурсах и форумах участвуют только авторы до 35-ти лет, и, мне кажется, это хорошо. Некоторые вещи должны происходить вовремя. И я вот на них смотрю, и не то, чтобы завидую, я счастлива, что у меня (я имею в виду Ассоциацию русских писателей Молдовы) получается кому-то из талантливых ребят дать трамплин. Например, по итогам «Бессарабской осени» был выпущен в Москве альманах «Новые Писатели- 2015» (Москва) с самыми удачными произведениями участвовавших в мастер-классах ребят. Это же замечательно! То есть, молодые авторы оценивают, на каком они «свете», видят новые горизонты, осознают задачи и понимают, что литература – дело серьезное, это то, чему ты посвящаешь всю свою жизнь. «Левой  ногой» его не делают.

 

Как проходят мастер-классы? Прежде всего, «рукописи» – ещё до встречи – рассылают  всем для ознакомления и последующей работы с ними. И ребятам, и руководителям. И вот  – фестиваль, каждый семинар собирается отдельно – проза, поэзия, детская литература. В нашем случае автор читает свои стихи, затем по кругу идет обсуждение, которое начинают «курсанты» и завершают  руководители. Это очень интересно! Часто звучат вопросы: «Что ты читаешь? Кто у тебя любимый поэт, писатель? Чем ты захвачен сейчас?». Наконец, выносится вердикт. Звучит профессиональная  оценка данной подборки, отдельных стихотворений, критические замечания и конкретные советы, касающиеся языка, способов поэтического выражения мысли. И если ты этого не услышишь, ты не пойдешь дальше, что бы ты ни делал.

 

Есть люди, которые приезжают не первый год на такие мастер-классы, и очень печально, если нет никакого движения, роста. Однако чаще какой-то толчок они обязательно получают. Знаю это по личному опыту. Уже далеко не начинающим поэтом я попала в Грузию на русско-грузинский Международный Фестиваль поэзии, в котором принимали участие сильнейшие современные поэты. Для меня эти встречи стали Божественным откровением, заставили о многом задуматься, переосмыслить свою работу.  Даже Анна Ахматова «что-то стала понимать в поэзии» – по её признанию, когда прочла корректуру  книги Иннокентия Анненского «Кипарисовый ларец». То есть, изначально ты пишешь интуитивно, самоуверенно полагаясь на собственные чутьё и умение. Но увидев работу Мастера, во-первых, переоцениваешь себя, во-вторых, понимаешь, к чему нужно стремиться, а может, и третий глаз открывается… Скажем, у поэтов Марии Ватутиной и Андрея Коровина был совместный поэтический вечер, и такое ощущение, что они – с разных планет, это же какие небеса открылись! А их дивный спор на мастер-классе о возможностях и месте в поэзии верлибра! В этом смысле подобная школа – абсолютно бесценна.

 

– Олеся, но разве искусство не субъективно? И вряд ли Анненский, Гумилев или Ахматова сидели на мастер-классах. И, возможно, именно благодаря тому, что никто не подрезал жестким авторитетным словом крылья, и родились звезды? И другой вопрос: а почему так важно, кого именно ты читаешь?

– Вот, представь, и Гумилёв, и Ахматова принадлежали к «Цеху поэтов», основанному Николаем Гумилёвым и Сергеем Городецким, на заседаниях которого как раз проходили самые настоящие «мастер-классы» – обсуждения приёмов литературного мастерства и анализ поэтического текста. Только вслушайся: «цех» «поэтов»! Значит, речь о ремесле. Самородков не так уж и много. Так почти не бывает: родился – и пишет так, как до сих пор никто не писал. Это единицы, это гении.

 

В юности писать пытаются все. Есть острая потребность рассказать о своем одиночестве, о своей любви, об отношении к миру. Но чем дальше это все подпитывается? Кто те три кита, черепахи, слона, на которых ты стоишь? Это часто видно по произведениям новичков. И ведь дело не в подражательстве, хотя и оно на каких-то этапах случается, и это тоже нормально. Дело в насыщении, которое ты получаешь, читая великих, в уровне мышления, совершенстве искусства, облечении оригинальной мысли в поэтическую форму. А когда человек ничего не читает, он начинает изобретать велосипед. Нечто уже сказано, давно и не один раз, а он и не знает об этом. Люди, которые много читают, таких ошибок не совершают.

— Но ведь обо всем уже сказано, если так рассуждать. И на любого автора найдется и читатель, и критик. Ты сама с этим не сталкиваешься?

– Сталкиваюсь, особо когда речь идет о категории людей много пишущих, но пишущих плохо. Часто звучит: а меня слушают, у меня такая-то тысяча читателей! Вот поэтому и существуют профессионалы, и шкала ценностей, и взгляд извне, который позволяет сказать: а вот это пустое. Вот, скажем, сейчас была девочка, которая очень лихо накручивает словесные турусы,  жонглирует образами, нанизывает витиеватые фразы,  одну на другую, и захлебывается от этого собственного умения, получается такая красивая словесная ткань, люди заслушиваются, молодежь рукоплещет. А  внутри – пустота. Ничего нет, кроме бесконечных красивостей. И на вопрос, а что вы хотели сказать, собственно, и ответить нечего. Если нельзя рассказать, о чЁм это, то чтО это? Состояние? Хорошо, состояние №1, №2, и так до бесконечности? «Я так чувствую!» – прекрасно, но это ведь не ответ. Искренность и эмоциональный порыв, не отточенные мыслью, смешны и жалки.

 

– Почти опередила меня, в вопросе о сегодняшних вызовах литературы – так значилась тема круглого стола фестиваля. И с какими вызовами вам, современным писателям, приходится сталкиваться? Незатейливые вкусы – это, наверное, первое, та среда, которая и рождает громких, но пустых авторов, так?

– Ну да, пожалуй. Смотри, какая яростная дискуссия развернулась сейчас в связи с уходом  Ильи Глазунова. От «он – гений» до «абсолютный китч». Но это о Глазунове, фигуре неоднозначной, у которого – в защиту – есть потрясающие иллюстрации к произведениям Достоевского! А из всех щелей на нас льётся как раз второе. «Ласковый май». Мы с Лизой, младшей дочерью, в прошлом году летом шарахались – из каждого угла, куда бы мы ни ехали, доносились «Белые розы». И Лиза спросила: «Мама, почему так? Столько хорошей музыки, а победили «Белые розы»?». А Татьяна Некрасова, замечательный поэт, ответила: «Они не победили, они просто более громкие». И, тем не менее, это агрессивно прет. Сегодня время глобального китча, всеядности и неумения отличать истинное от наносного.

 

Вызовы и в том, что напечатать можно все, были бы деньги. С другой стороны, в советское время страна была литературоцентричной, толстые литературные журналы выходили огромными тиражами, и, если молодой автор публиковался в каком-то из них,  он просыпался знаменитым. Существовали гонорары, позволяющие жить литературным трудом. Сегодня этого нет. Ты можешь где угодно печататься, но это ровным счетом ничего не значит и никак не отражается на твоём «благосостоянии». Мало литераторов, которые существуют за счет главного дела своей жизни. Пелевин, Сорокин, Прилепин, Улицкая, Быков. Но таких «брендов» немного. Большинство же прокормиться своим творчеством сегодня не может. «Не пишИте!» Но это не выход. Да и невозможно.

 

…Но ведь, смотри, как получается? Вот, к примеру, певцы. Если дается уникальный голос, то к нему в придачу и память великолепная, и способности к языкам, –  все прикладывается для того, чтобы талант реализовался. Что я хочу этим сказать? Если тебе дано остаться «на века», то тебе дастся и все то, что необходимо для этого. И тут никакой мистики. Если дан Божий дар, то он прорвется. Но и пахать нужно. Пока с тебя шесть потов не сойдет, не будет результата. Ни у музыканта, ни у художника, ни у поэта, ни у прозаика.

– И последнее. Возможно, вопрос покажется формальностью, но все же, с какими мыслями, чувствами вы разъезжались? Что-то, или кто-то, стало (стал) откровением фестиваля?

– Мы уезжали опечаленные тем, что нужно уезжать. Все стали очень близкими друг другу. Это прекрасное чувство, когда нет границ, нет непонимания. Мы много читали, мы много смеялись, пели – у нас ведь есть такое совместное богатство, – наши народные песни!

А откровения у каждого, думаю, свои. Я, открыв рот от восторга, слушала наших гостей. Потрясающие встречи с Марией Ватутиной, Андреем Коровиным. Захватывающие беседы и дискуссии состоялись с редакторами «Нового мира» Владимиром и Ольгой Новиковыми, главным редактором журнала «Иностранная литература» Александром Ливергантом, прозаиком Андреем Дмитриевым, поэтом и бардом Владимиром Каденко, с Юрием Ковальским – главным редактором киевского журнала «Радуга», – его я знала еще по тем славным временам, когда в Киеве существовала премия имени Юрия Долгорукова.  Дважды я привозила молдавскую делегацию на вручение Премии. Дипломантами в разные годы становились Валентина Костишар, Лидия Латьева, Борис Мариан, лауреатом – старейший русский литератор Молдовы, ныне покойный, Николай Савостин. Конечно, радостно было встретиться с Юрием через столько лет! Но радовали и новые знакомства. С необыкновенной Евгенией Коробковой из Москвы, например. С прекрасной Лесей Мудрак из Киева. Ярким явлением фестиваля стал Сергей Савин, молодой украинский поэт.

 

Я получала удовольствие от того, что все мы вместе! Интересным наблюдением поделилась на одной из дискуссий молодой сценарист Женя Декина: «В мире кино ты одинок. Ты пробиваешься сам, прошибаешь лбом стены, тебе ставят подножки, тебя подставляют, ты  – в лучшем случае – никому не нужен… В писательском мире, как оказалось, иначе. Я поражена! Вот стоило побывать в Липках, и ты уже в некоей «обойме». Тебя заметили, у тебя просят произведения, тебя куда-то постоянно зовут и приглашают! Литературная среда ищет дарования, заботясь о смене поколений».

 

Вот и после Фестиваля «Время больших ожиданий» лучшие произведения молодых писателей получат право на публикацию на страницах ведущих российских литературных журналов и в русскоязычных литературных журналах Молдовы, Беларуси и Украины. А самая главная мысль вот о чем. Если политики не могут, не хотят договориться, то люди искусства, литературы умеют жить в мире и согласии. Мы смотрели друг на друга и понимали, что у нас единые жизненные установки. Это был потрясающий опыт: все эти дни люди уважительно общались между собой на русском, украинском, белорусском языках, – и на мастер-классах, и во время творческих встреч, и в разговорах, и распевая почти до утра русские, украинские и белорусские песни, – и все друг друга отлично понимали. А все наши споры были только о поэзии и прозе.

 

 

Беседовала Инна ЖЕЛТОВА

 

 

Благодарим за предоставленный материал информационное издание МФГС и Совета по гуманитарному сотрудничеству государств-участников СНГ «ФОРУМ». Оригинал и другие материалы издания можно просмотреть здесь: http://mfgs-sng.org/local/images/mfgs/forum_03_2017_web_pdf_1498481074.pdf

 

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Inline
Inline