Семнадцать кошек и две собаки

Семнадцать  кошек и две собаки

Вообще-то, план был простым – сделать к 1 апреля лёгкий и весёлый материал, подборку о котиках. Котики – тема вечная и обычно радостная. Для его воплощения всего-то требовалось собрать несколько забавных историй у наших знакомых и знакомых наших знакомых. Чем мы и занялись! Но план – вещь нестабильная. И оказалось, что у кого-то котиков больше, чем один; у кого-то выходит писать только о собаках; и что вообще не все истории о наших подопечных бывают радостными. И тогда мы махнули рукой в духе «будь, что будет» и позволили этой подборке формироваться совершенно самостоятельно! Результат нам понравился – надеемся, вам он тоже будет по душе)

 
 

Татьяна Кропанцева, журналист

Софья, Лилу и Бастинда

 

Третье Правило Кошачьего Преуспевания:
«Миллионы двуногих готовы до отвала
кормить нас деликатесами, прибирать за нами
и таскать нас по врачам. Грех этим не воспользоваться».

Чарльз Плэтт

 

Мы – хозяева трех кошек. Ни одну из них заводить не собирались, но ни разу не пожалели, что обзавелись хвостатыми членами семьи.

 

Софья: леди-совершенство

Она материализовалась на нашей даче совершенно мистическим образом. Только представьте: конец 80-х, зима, безлюдный дачный кооператив и… бороздящий глубокие сугробы кошачий подросток с кудрявым пузом. Оставить зверя за городом мы не решились – привезли в Кишинев для знакомых, которым как раз требовался кот. Однако Софья очаровала нас настолько, что отдавать ее мы не стали. Вероятно, это был гипноз.

Софья была сказочно хороша: пушистая черная шубка, белые перчатки, носочки и манишка, розовый нос, оливковые глаза. Однако похвалиться этой красотой знакомым было невозможно: кошка исчезала, как только дома появлялся чужой человек. На даче, куда она переезжала в теплое время года, она тоже обходила других людей десятой дорогой, и соседи искренне считали ее дремуче-дикой. На самом деле, Софья была идеальной домашней кошкой, просто она уже выбрала себе семью, другие люди ей только мешали.

 Зато о своих она заботилась изо всех кошачьих сил. При ней нельзя было говорить на повышенных тонах – кошка тут же вырастала между спорщиками и на своем языка внятно объясняла, что тон следует убавить. Вечером она укладывала нас, делала массаж и пела колыбельные, во время семейных трапез усаживалась с нами за стол – не нахальничала, просто поддерживала компанию, хотя от угощений не отказывалась, а когда родился мой сынишка, лучше всех укладывала его спать. Софья была леди. Никакое кошачье воровство, инспектирование столов и прочие противоправные действия к ней не имели ни малейшего отношения. Она прожила с нами около 20 лет, и даже когда стала совсем слабой, не позволяла себе отступать от правил.

 

Думаю, она собиралась уйти раньше, просто не решалась оставить нас. Как-то майским днем я увидела, как Софья направляется к соседскому забору. Спросила, далеко ли она собралась, и кошка, подумав, вернулась домой. Позже оказалось, что в другие дни так же ее останавливали и другие члены семьи, но однажды ей удалось пройти незамеченной – тем вечером мы поняли, что наша семья стала меньше. Через день сын нашел ее. Не знаю, где взяла силы наша старенькая кошка, но она сумела перелезть забор, перешла оживленную трассу и добрела на своих больных лапках до леса. Выполнила свой кошачий ритуал. А мы выполнили свой и похоронили Софью возле дома – того самого, куда когда-то она пришла жить.

 

Камышовая Лилу

После смерти Софьи мы решили кошек не заводить, потому что понимали: второго совершенства не будет. Но… В начале лета сын сломал руку, да так неудачно, что гипс пришлось носить полтора месяца. Лето летело под откос, планы рушились, было ужасно обидно. Как-то раз, посмотрев «Гарфилда», мы решили, что веселый рыжий друг помог бы исправить дело. Искать его мы отправились на «птичку».

 

Нам требовался кот – рыжий и игривый. И мы его нашли. На базаре оказалось всего два котенка подходящего окраса: розовая девочка и оранжевый мальчик. Наш выбор был очевиден, а девочку купила молодая пара. Поверив торговке, подхвостных исследований мы проводить не стали и только у ветеринара узнали: домой с нами приехал вовсе не Гарфилд, а Лилу. Надеюсь, те молодые люди тоже не сильно расстроились из-за половой принадлежности своего котенка и полюбили розового мальчика так же, как мы свою оранжевую девочку.

 

Однако проблема была не только в том, что торговка толком не знала, кого продает. Хочу думать, что сейчас дела обстоят иначе, но наш опыт покупки котенка вынуждает меня считать «птичку» кошачьим концлагерем. Стояла жуткая жара, а у животных не было даже воды. Уже дома выяснилось, что Лилу слишком рано разлучили с мамой – она едва научилась есть, просто по своей природе была крупной и выглядела старше. А блохи фантастических размеров, от которых мы ее долго лечили, наглядно свидетельствовали об условиях, в которых держали животных.

 

Зато за время лечения в Лилу влюбился наш ветеринар. Он называл ее не иначе как камышовой кошкой, и с восторгом рассказывал, какой она будет активной и хищной. Опытный специалист. С появлением Лилу выражение «бегать по потолку» в нашей семье перестало быть образным. К восьми годам она здорово выросла, но не остепенилась, и теперь летом по даче, а зимой по квартире носится рыжий снаряд весом в пять килограммов – в тротиловом эквиваленте. Это оружие поражает любую дичь – от кузнечиков до самых причудливых тварей, а поскольку гастрономического интереса трофеи у Лилу не вызывают, она щедро делится ими с нами, доставляя, как кофе, прямо в постель. Теперь мы точно знаем, что поданная в предрассветный час летучая мышь бодрит круче любого эспрессо.

 

Отважная Бастинда

Заводить персидскую кошку мы не собирались никогда – мы против селекции, которая приносит функциональность в жертву причудливости, и проваленные носы на экстремальных «беби-фейсах» вызывают жалость, а не умиление. И именно жалость стала единственной причиной, по которой мы подобрали на улице лысую, горбатую персидскую кошку с гнилыми ушами.

 

В тот момент считалось, что мы ее берем не себе, а дабы вылечить и пристроить в хорошие руки, поэтому даже имя мы придумывать не стали, кошка звалась просто: уродина. Однако лечение затянулось. Дважды пришлось оперировать уши, а на тушке, несмотря на старательность, с которой мы выполняли назначения врачей, вместо белой шубки росли жуткие прыщи. Зато мы узнали о некоторых преимуществах плоской морды. Главное из них – бульдожий укус.

Первые месяцы кошка только ела, спала и очень много пила. А потом стал проявляться характер – наверное, на улице она и выжила-то только благодаря ему. Оказалось, что это скрюченное, прыщавое существо с обломанными до пальчиков когтями не боится ничего – она отважно гоняла от своей тарелочки даже пылесос и заставила всех относиться к себе с легким трепетом. Время шло, вместо шубки у кошки отросло имя – Бастинда, а наши надежды сбагрить эту неземную красоту добрым людям таяли.

Точку на теме «хороших рук» поставил один случай. Я поставила молоко на плиту, но тут позвонили, и я ушла за телефоном. Разговор затянулся. Когда я вспомнила о молоке, с круглыми от ужаса глазами рванула назад в кухню. Увидев, как я влетела, Бастинда вздыбила шерсть и с тигриным рыком унеслась в прихожую. Никого там не нашла, и с растерянным видом вернулась. Я была в шоке: кошка бросилась в бой с тем, кто меня испугал.

 

Вскоре после того, как мы осознали, что Басти будет жить у нас, у нее полностью прошли прыщи, выпрямилась спинка и отросла шикарная белая шубка, из-под которой зимой не видно задних лап. Она не стала идеальной красавицей, нам приходится постоянно чистить глаза и уши, но руки за это она уже не отъедает. По ночам белая и пушистая храпит как здоровенный мужик, днем любит трогательно спать на спинке в самых неудобных местах и всегда встречает нас у двери. О боевом прошлом напоминает только изувеченное ухо и страстная ненависть к миру за дверью – Басти не подходит даже к окнам, а если вынести ее в подъезд, со всех лап мчится домой. Мы веселимся, когда кто-то из гостей восхищается нашим «шикарным персом» и рекомендуем поискать нечто подобное на ближайшей помойке. Нам не верят.

 

Марина Гильен, журналист

Умка. История одной кучи.

«В отношении гигиены, коты как люди:

уважать уважают, но особенно не усердствуют.

Дескать, чего не видно, того не стыдно».

Терри Пратчетт

 

Все началось с дерьма. Да-да. С кучи. В тот вечер на работе, в любимой редакции, я узнала, что нам урезали и без того не самый щедрый оклад. На улице шел дождь. На руках спал котеночек, которого принесла к нам редактор – Лариса Ивановна. Перед глазами – пустой вордовский лист. А кошечку жалко. Такая красивая, черная, с белыми усами и лапками. Правда, ЛИ (так мы с коллегой называли редактора – скорее всего, не для сокращения, а за боевой характер) уверяла, что «она устроила Байкал под диваном». Но ведь прошлая кошка пропала – говорят, крысы съели, рядом Центральный рынок. А с другой стороны – снимаем малосемейку, куда еще и питомца. Время шло, на кухне уже бальзам закончился.

Я привидением прошла к своему столу, тихонечко взяла спящую Умку (так решено было назвать еще 5 минут назад) и на цыпочках проскочила к двери. Хорошо, что там оказался таксист. Пока я садилась с киношным «Гони!», ЛИ что-то кричала на крыльце про съем. В дороге кошка вопила – как ненормальная, как женщины пьяные кричат. Наконец-то, я зашла в подъезд, перевернув собачью миску – на первом этаже жила старая собака – поднялась на пятый этаж, открыла дверь. Муж сидит грустный на диване:

– Нас сократили без сохранения зарплаты на неопределенный срок.

– А нам урезали зарплату. И вот. Это Умка. В честь той певицы, которая поет «Я ненавижу девочек».

Умка высунула нос из моего пальто, прошлась по покрывалу на диване. И наклала кучу. Между нами. Снова забарабанил дождь. Мне показалось, что не хватает удара молнии в окно.

Так в нашей семье появилась Ума. Это шерстяной концентрат пороков – от чревоугодия до прелюбодеяния. Но я ее очень люблю.

 

Ирина Бурдейная несколько нарушила кошачью идиллию, «разбавив» её прекрасной собакой!

Борн

Борн – грюнендаль. Этим сказано, конечно, не все, но многое. Грюнендали активны, инициативны и энергичны. Иногда чересчур. Чтоб как-то занять эту неутомимую собаку, я обучаю Борна трюкам из фристайла. Учится он быстро и с удовольствием, а за вкусняшку – еще и бесконечно долго может повторять все эти змейки вперед и назад, стоять за задних лапах и держать кусок сыра на носу. Это классно, но практической пользы не приносит. Разве что перед знакомыми детьми покрасоваться. Вот я и решила направить грюнендальную энергию в мирное русло и привить ему несколько полезных в хозяйстве навыков.

Например, позвать. Квартира большая, есть, где развернуться. Кричать не солидно, лучше Борна послать с поручением. Выглядит это так – я прошу Борна позвать Сашу, он бежит, сминая по пути ковры, рявкает Саше в ухо и возвращается за наградой. Чаще всего я, таким образом, зову Сашу к обеду, ужину… В общем, к еде.

Все просто и отработано, сбоев до последнего времени не было. С месяц назад начала замечать, что Борн стал творчески относится к выполнению команды. Проще говоря, сам решает, когда Сашу нужно позвать. Борн внимательно наблюдает за мной, когда я вожусь на кухне и:

– Если сработала микроволновка, Борн зовет Сашу.

– Если я присела за стол на кухне, Борн зовет Сашу.

– Если стол уже сервирован, Борн зовет Сашу.

– Если Борн просто решил, что пришло время обеда.

И не просто зовет, а следит за выполнением команды. Сразу не откликнулся, Борн вернется, облает и проследит, чтоб встал и пошел, куда звали. Вот и сейчас – послала Борна за Сашей, чтоб он прочитал эту самую заметку. Слышу, как Борняша настаивает, что команду нужно выполнить незамедлительно, вот прямо сейчас встать и иди.

Ответственный очень пес.

 Больше о Борне и его породе можно прочесть здесь: http://born.alisa.md/publ/1

 

Ирина Цуркан, мастер хэндмейда

Тамочка

Первое Правило Кошачьего Преуспевания: 
«Если кот знает, что ему нужно, 
 он своего добьется». 

Чарльз Плэтт

 

Мне когда котика отдавали, предупредили, что оно по подоконникам лазает и цветы скидывает. Ну-ну, подумала я. А на подоконнике цветы всякие и один большой метровый пахиподиум – это такое подобие кактуса с приделанной сверху пальмой. На следующий день смотрю – на колючках серая шерсть. Видимо, пахиподиум тоже подумал: «Ну-ну… Не ходит котик по подоконникам».

А выражение лица кота, только что быстро и умело распотрошившего кулек с лентами – дзен непробиваемый. Ангел. Чисто ангел. Весь в меня.

Спать хочу. А все потому, что ночером котику приспичилопоактивничать. Преимущественно со звуками в стиле «бум-шмяк-шур-шур-шур-мыр-мявк». На стенку запрыгнул, повисел, громко упал. Повторил. Не встали, не поиграли. Противные. Перед закрытым шкафом сел. Мямявк. А вот фиг, шкаф сам не откроется. Еще мямявк – вдруг встанут и помогут. Не дождался. Так это всего надо минуты три дверцу лапой поколупать – оппачки, оно и открылось, какое чудо.

 А там полочка занята, какой ужас, полочка моя занята, на нее эти гадкие люди кучу тряпок набили. Еще пару минут мямявканий – на случай, если вдруг совесть проснется, и кто-то полочку освободит. Проснулась хозяйка, выразилась непечатно, шкаф закрыла, подлая. Но шкафов в доме много, аха. И балконная дверь еще есть, перед ней тоже можно поорать – авось откроют и солнце включат. Не, не открыли, изверги.

Тогда можно три раза подряд по ним пропрыгать, чтоб ночь малиной не казалась. Поискать на столе ленточку, не найти на столе ленточку, что-то снести волосатой задницей со стола, среагировать на вопль и на всякий случай смыться за угол. Потом найти кулек, минут десять с ним воевать, убить, закопать, и с чувством выполненного долга пойти упасть на подушку к этому, который поменьше. А то разлегся тут, понимаешь.

 Сейчас Тамочка, Тамерлан, зараза серая, спит где-то. Пойти, что ли, найти и разбудить.

 

Марина Шишорина, Москва

Как назвать котенка?

 

«Самое главное слово в человечьем языке — прозвище, которое вам дал

хозяин. Для многих котов это больная тема: они от рождения носят

звучное и благородное кошачье имя вроде Клод Крысли, а люди

придумывают им какую-нибудь плебейскую кличку — Барсик, Пусик.

Неудивительно, что коты подчас считают такие клички прямым оскорблением

своей чести и достоинства и принципиально на них не отзываются». 

Чарльз Плэтт

 

Я не кошатница. С детства мне больше близки собаки и лошади. Но живут, или жили, у меня в доме коты, кошки, котята, морские свинки, крысы, рыбки.. Причем, специально покупали мы только рыбок. Остальные животные появлялись у меня в доме сами, либо были оставлены кем-то из переехавших родственников, либо подарены кому-то из моих детей добрыми одноклассниками (крыса Чучундра, например, – замечательное умное и чистоплотное животное, оказывается!).

 Как назвать котенка? Почему-то раньше этот вопрос решался очень легко, даже со взрослыми незнакомыми животными.  Трехцветная кошка Маргоша пришла к нам сама. Раза три забегала к нам в квартиру и пряталась по углам. Дети кормили ее и выпускали обратно из подъезда. Через несколько дней история повторялась. На третий раз выдворять кошку не стали. И не пожалели об этом. Как и все трехцветные кошки, Марго исправно приносила нам удачу. А еще ловила мышей – у нас первый этаж. А еще умела выключать старый будильник в выходной. И обожала спать в раковине.

Как-то Надюшка заглянула в ванную, и, извинившись, прикрыла дверь. Я удивилась, так как в ванной свет не горел: перед кем  извиняться?  «Марго сидит на своем туалете и, когда я заглянула туда, она ТАК на меня посмотрела долгим взглядом, моргнула и выразительно отвернулась, чуть не сказала: «Ох! Как вы мне надоели! Дайте уединения, наконец!». Вот такая она – Марго. Пожалуй, из всех кошек – эта была моя любимая. Хотя, трудно сказать. Вот Барсик – тоже был отличный кот!

Барсик. Так назвала кота моя пятилетняя дочь. Мы гостили у родственников в Тамбовской глуши. Глушь такая, что автобус туда ходит только раз в сутки. Откуда там приблудился тайский бобтейл (это порода такая кота) – осталось загадкой.. Но кот был хорош! Выглядят бобтейлы, как сиамские черепаховой окраски, только мощнее, мускулистее. Вместо хвоста у него была совершенно очаровательная черная шишечка-пимпочка. Это было стильно! Причем, как мне позже объяснил мой родственник, проживший немало лет в Лаосе и Тайланде, там местные кошки рождаются с такими очаровательными мини-хвостами. Это был потрясающе интеллигентный кот! Домой мы ехали в машине моих родителей. Отец мой – хозяин машины – возмущался моей безрассудности, пускать нас с Барсиком в машину не хотел, но не смог отказать любимой внучке: 5-летняя маленькая женщина, уже чувствуя власть своего очарования, молча взяла своего Барсика на руки и села в машину. Дед молчит. «Поехали, дедушка!» – сказала Маша и счастливо улыбнулась, поправив на шее Барсика розовый бант. Дед закрыл за ней дверь, сел за руль и завел мотор. За время поездки от Филатовского (Тамбовской области) до Чехова (Московской области) кот покорил всех! В машине он спал себе спокойно под задним стеклом. На прогулках очень аккуратно выкапывал ямку, делал свои дела, и, я бы сказала, грациозно как-то все это зарывал.

На одной из остановок к нам пристали дальнобойщики: «Продайте котика! 100 баксов дам. Дешево? Сколько? За двести!» Ценность мохнатого пассажира росла в глазах деда. И выросла еще, когда на заправочной к нам через громкоговоритель на все площадку обратились с вопросом: «Котика не продадите?». Мы взяли котика на всякий случай на руки, и хором замотали головами. К тому моменту, когда мы, наконец,  доехали до дома родителей, мама вдруг сказала: «Марин, вы ремонт собираетесь делать – пусть Барсик у нас поживет пока..».  Вот это неожиданный поворот! Я посмотрела на папу с надеждой, что вопрос решится сам собой, но не тут-то было: «Да, оставьте его нам!» – добавил дед. Вот как бывает.

 Барсик оказался на редкость общительным. Он ходит по пятам за тобой по дому и отвечает тебе кошачьим басом на каждую фразу именно в той интонации, которая соответствует высокоинтеллектуальной беседе: «Мау! Мау-мау.. МАУУ?». Обращаясь к нему, хочется добавить: «Коллега». Он очень страдал, если оставался дома один. Мой вам совет: если будете заводить бобтейлов – заводите сразу двух, как минимум, чтобы не скучали. А что он только не терпел от мелких шаловливых девчонок! Бантики, чепчики, конверты-пеленки и коляски для кукол… Больше никто из представителей кошечьего племени, живших у нас дома, такого не терпел. Вот стоик!

Как-то раз, когда у нас были гости, Барсик вышел из детской подозрительно розового цвета. Я тихонько вышла из-за стола, взяла кота, и вынесла на свет, рассмотреть, что это? Кот был розово-перламутровым лишь с одной стороны, а с другой – серо-зелено-сиренево-голубой… Очень красиво смотрелась чья-то косметика на бежевой шерстке моего кота! Бедный Барсик пытался удалить следы своего позора самостоятельно, но косметика оказалась качественной! Не одна порция шампуня была использована прежде, чем хоть что-то удалось смыть. И то, не до конца! Так и ходил Барсик, отливая перламутром, еще какое-то время.

 Аська. Потрясающая кошка! Друг семейства притащил к нам ночью котенка и попросил оставить до утра. Надо ли говорить, что утром мы не смогли с ним, точнее, с ней, расстаться. Это мелкая черная блестящая кошка, с белой манишкой, могла, сидя в форточке на четвертом этаже, поймать на лету воробья, ласточку или синицу. Да что там синицу! Голубя я находила рядом с окном в спальне!  Как-то раз мне звонят соседи: «Марин! Забери свою кошку. Она к нам в форточку залезла!» (на четвертом этаже, между прочим! Окна без балконов!). Её таланту нашли достойное применение. На даче в сарае кошка прекрасно ловила крыс.

 И вот теперь уже два месяца у нас живет котенок. Кошка. Я назвала её Аиша. Мой сын, не разобравшись, начал звать ее – Мариша. Чудно! Я сказала, что Мариша – это все-таки мое имя… Илья кивнул и позвал котенка: «Ариша! Ариша!». Приехали, кто откуда, девчонки, и почему-то упорно зовут нашу кошку: «Морда!». На мой взгляд, грубовато для мелкого котенка… Друг семейства – любитель животных, к слову, назвал её «Селёдка». «Почему селёдка?» – спросила я. «Селёдка – страшный зверь!» – последовал всё объясняющий ответ.

Зверь она действительно страшный! Огромные глаза, огромные уши и огромные когти! Об остальном и говорить не о чем, так как всё мелкое, серое, незаметное… Так и живет котенок, обрастая все новыми именами. Сказала бы сама, что ей нравится. Надо только с вариантами быть поаккуратнее, а то ведь «как корабль назовешь, так он и поплывет!» Был бы кот – назвала бы его – Сократ! Отличное имя. Звучное. Недавно мне переслали прелестные  стихи из детской книжки Виталия Туманова «Мемуары кота Сократа»:

Ушли хозяева куда-то:

Работать, в школу, в детский сад…

Зачем скучать коту Сократу?

Увлекся творчеством Сократ.

Он полосатый и лобастый.

Серьезный, мудрый, как Сократ,

Ведь с ним хозяин очень часто

Был посоветоваться рад.

Хотя Сократ еще не старый,

Есть, что потомкам рассказать.

Решил: «Берусь за мемуары.

Не стану время зря терять».

Едва у пишущей машинки

Он тронул клавиши слегка,

На чистый лист, как паутинки,

Ложатся – за строкой строка.

О том, как по грибы ходили,

Удить на дальний водоём,

И сколько рыбы наловили

Они с хозяином вдвоём.

Что с Леопольдом под гитару

Петь и приятно и легко,

И как с Матроскиным на пару

Парное пили молоко.

Как драчуну соседу Кузьке

Шлепков по морде надавал,

И как с красоткой кошкой Муськой

Весной на крыше танцевал.

…Сократ нахмурил брови строго:

«О чем еще? Куда спешу?

Пойду поем, посплю немного

И, если вспомню, допишу».

 

Александр Рошка, Москва

Рошкина кошка

 

«Согласно кошачьему вероучению, вначале Бог-Котец сотворил прекрасный сад

и поселил в нем мышей и птичек, дабы смертным кошкам было с кем позабавиться.

Кошки возблагодарили Бога-Котца, однако благополучие их было неполным.

«Нас мочит дождь, по ночам мы дрожим от холода», — роптали кошки.

И увидел Бог-Котец, что так оно и есть. «Я поселю на земле людей, — пообещал он,

— и они станут вашими слугами и будут вас всячески ублажать. Но помните:

за людьми нужен глаз да глаз». И стало по слову Божьему, и увидели кошки,

что это хорошо. Но со временем они обленились и перестали соблюдать

заповедь Господню, поэтому скоро люди расплодились, понастроили в саду города,

а про свои прямые обязанности – служить кошкам – и думать забыли».

Чарльз Плэтт

 

Хотите иметь компаньона с полным комплектом возможностей? Заведите кошку! При этом не пытайтесь её купить. Возьмите из приюта или подберите с улицы. Именно так я и поступил! Подвернулся случай, когда знакомые лошадники на очередной прогулке в лесу подобрали трех симпатяг. Подобрали и стали предлагать друзьям. Первым откликнулся я. Так случилось, что последний кот, которого я подобрал, остался, согласно бракоразводному процессу, у своей приемной мамы, то есть, у женщины, которая… Впрочем, это уже другая история.

 В общем, жил я без компаньона. А что это за жизнь? Скука! Никто тебя утром не лобызает, никто не выполняет кульбит, когда вернешься домой, никто не шепчет на ушко дифирамбы. Да, что тут говорить, вкусное блюдо не с кем приготовить! А я умею готовить хорошо, но не было для кого. Мне нужен был компаньон, и я его нашел. Это оказалась «лесная кошечка».

Она первая из трех найденышей ловко вскарабкалась ко мне на колени. Многоликость, многоцветность и её ловкость не заставили меня долго размышлять. Спустя два часа мы валялись на моей кровати. Она сытая и мытая, я –довольный своим выбором, в догадках об её имени. Гадал недолго. Её масть напомнила бусы. Назову Бусиндой, решил я. Имя дал, фамилию оставил свою. За небольшие деньги оформил ей паспорт в ближайшем центре регистрации. Сделал ей парочку прививок на всякий случай. Стали мы жить поживать, да добра наживать.

Прошел год. Моя Бусинда счастлива. Мы живем душа в душу. Я ее кормлю и пою, убираю за ней, катаю на машине, отмечаю с ней все праздники. Она любит меня, лобзает каждое утро, ежедневно выполняет кульбит, шепчет на ушко дифирамбы. Иногда царапается и кусается, когда не уделяю ей внимания. Мы играем вместе в напольные игры, ездим к бабушке с дедушкой в деревню на выходные. Они от нее без ума! Бусинда обожает плескаться в ванной и мыть полы. Днем она спит на шкафу. Любит сидеть на балконе и наблюдать с десятого этажа за людьми. Видимо, они ей напоминают мышей. Ночью она засыпает у моих ног, а я боюсь пошевелиться и разбудить её! Утром мы завтракаем вместе. Сначала она, а следом, снова она, и я!

 Жизнь без Буси себе не представляю. Вот и сейчас, когда попал в больничку, очень скучаю по ней. Она, уверен, тоже! Быстрей бы на поправку, и в гости к бабушке и дедушке на Оку.

 

Юлия Кириленко, работала в зоопарке, уделяет много времени приюту для собак

Пёс Барсик

 

Этот милый рыжий малыш – солидный взрослый мужчина Барсик. Он – яркий пример того, что Мироздание исполняет наши желания, если мы четко представляем то, что хотим. В 2009 году я поняла, что очень хочу собаку. Возраст и порода были не важны, но почему-то, мечтая о собаке, я представляла кого-то некрупного и рыжего. А вот пол, возраст и порода особого значения для меня не имели.

 

Этот собачонок до встречи со мной жил возле кафе в кустах. В тот день, 6 октября 2009 – теперь мы считаем этот день вторым днем рождения Барсика – я после работы стояла с коллегами в очереди к банкомату и заметила это несчастье. Худой, весь в дорожной пыли, не наступает на заднюю лапку… просто ужас. Пока я бегала в ближайший магазинчик за сосиской, пес уже ушел. Но в тот же вечер я была в гостях неподалеку и, возвращаясь домой, снова встретила этого пупсика. Мы его подозвали, и он пошел за нами.

Собаки на улице часто за мной ходили, но, доходя примерно два двора до дома, убегали – видимо, их пугал запах живущих там крупных собак. Но Барсик был упрям и целеустремлен – он был готов прийти ко мне в дом и «усыновится»! Неожиданно из темноты выскочила стая крупных молодых псов и кинулись на него. Собачонок взвизгнул, я испугалась за него и кинулась сумкой разгонять свору. К счастью, он успел убежать под забор и выполз ко мне оттуда целый и невредимый. Дальше уже просто не было другого варианта, как завернуть его в куртку и отнести домой – успокаивать мясным фаршем.

 Вот так началась его новая жизнь – сытая, чистая, без блох и клещей, на подушке.Удивительно, но с прогулками на поводке у нас проблем не было, более того, казалось, что он безмерно горд тем, что он теперь не «ничейный» и гуляет в шлейке на поводке. На поправку здоровья у нас ушло пару месяцев – обработка от паразитов, усиленное питание, вакцинация, правда хромота осталась, так как перелом был давний, и кость уже срослась. А вот на исцеление собачьей души ушло пару лет… Не прошла и нелюбовь к большим собакам – до сих пор, видя крупного пса, кидается на него и пытается выгнать. Самое удивительное, что многие действительно пугаются и, поджав хвост, убегают.

 

Долго Барсик боялся мужчин в тяжелой обуви, пытался защитить меня от всех знакомых мужского пола – на улице никто не мог спокойно даже подойти поздороваться. Зато быстро стал любимцем женщин и детей, а собак миниатюрных пород он очень любит и пытается их опекать – еще бы, рядом с ними он чувствует себя серьезным большим псом, и неважно, что в нем пять с половиной кг веса!

 

Как большинство мелких кобельков, Барсик (для своих попросту Барсук) мнит из себя эдакого Наполеона. Он очень важен и серьезен. Как-то у нас гостили два щеночка, которых Барсик воспитывал – по крайней мере, делал вид. Когда никто не видел, он играл и дурачился с ними на равных. Но как только замечал, что за ним украдкой наблюдают, тут же смущался и прекращал забавы.

 

P.S. С Юлией Кириленко нас познакомил Николай Грехов, к которому мы обратились с просьбой рассказать о своём питомце. Однако Николаю ничего забавного на ум не приходило, и он перенаправил нас к Юлии, дав ей при этом характеристику «весёлой и прикольной девчонки с кучей забавных историй». Но, прислав свой рассказ о Барсике, Юля сама удивилась, что он почему-то вышел совсем не таким смешным, как хотелось. И это замечательно – ведь именно так в жизни и переплетаются радость и печаль. А мы надеемся, что эта симпатичная история послужит кому-нибудь стимулом тоже завести хорошего и преданного друга с улицы!

 

Алёна Иванова

Боня

 

Тринадцатое Правило Кошачьего Преуспевания: 
«Чего нельзя увидеть, понюхать или съесть,
 

с тем и возиться не стоит».

Чарльз Плэтт

 

Бонифаций (Боня) – сын ДемиМур. Хоть и не актрисы, но тоже красавицы. Наверное, именно поэтому любимая песня Бони звучит примерно так: «Мур-мяу, Мур-мяу!». Я его обнимаю, и мы сидим так, обнявшись, и скучаем по нашим мамам. Одна – на другом берегу реки, другая – на другом берегу неба…

Боня – большой рыжий кот, почти огромный. Раньше, когда в наш дом приходили новые гости, они останавливались у входа при виде кота ростом с собаку, и осторожно задавали один и тот же вопрос: «А он не кусается?».  «Нет, что вы, он сам всех боится!» – отвечала я. Но вот недавно я купила новую штуковину в хозяйстве, о которой давно мечтала – машинку для снятия катышек. Нажимаешь на кнопочку, а в ответ такое громкое: «Жжжжжж!». Боня, любопытный до всего нового, прибежал со всех лап и долго и напряженно следил за процессом… а потом –Хрясть! – по машинке и смотрит на меня взглядом триумфатора: «Мяуу!». Пришлось собирать по кусочкам. Машинку, разумеется. Так что теперь Боня больше не кот, который всех боится.

А еще Боня любит рукоделье. Вот как мы узнали об этом его пристрастии. Пару лет назад ко мне приехала погостить подружка из Карелии – мастерица отменная. Благо, режим дня у неё совий, большую часть дня она спала, а ночью вышивала, вязала. Только вот, когда проснулась в первое утро у нас дома, пропало куда-то все, что за ночь успела вышить. Кинулись искать – нигде нет! Уже почти отчаялись найти рукоделье – испарилось, не иначе. Погрустив и почти распрощавшись со своей недоделанной работой, Иришка взялась за новую. В какой-то момент сделала паузу, пошла чай пить. Только отвернулась, а Боня уже успел ухватить новую работу – и тащит ее в зубах, аки собака, под кровать. В самом далеком углу нашлась и остальная пропажа…

Вот такой у нас Боня – проказник и исследователь.

 

Татьяна Кокоченко

Многим из нас Татьяна известна тем, что принимает активное участие в судьбах брошенных животных. Через её руки их прошло столько, что и историй, связанных с котами, невероятное множество. Поэтому Татьяна решила просто поделиться с нами фотографиями некоторых из своих подопечных и подписала их на своё усмотрение.

Бельё развесил, дальше чё делать?

Пуаро-реинкарнация

Я слежу за тобой!

Опохмелиться или не стоит?

Это я

И моя собака

Щас быстренько статус выставлю в ФБ, пока ноут не отобрали

  

Пожалуй, перекушу слегка, чем Бог послал.

Навигатор. Новая версия.

 

 

 

Инна Желтова, Talenthouse

Шуня

 

«Прыгун Акробахнутый 
Любимое лакомство: валерьянка. 
Любимое занятие: прыгать в пустые коробки и выпрыгивать наружу. 
Особенности поведения: часто оказывается чуть не на самой верхушке дерева

и с перекошенной от изумления мордой соображает, как бы слезть. Дома взбирается

на шторы или осторожно разгуливает по узким полочкам, уставленным

дорогостоящими предметами. Резвится круглые сутки, может часами забавляться

с клубком шерсти и от большого ума норовит его съесть. Жует также бахрому на ковре,

электрические провода и ядовитые растения. Характер неустойчивый, периодически

впадает в депрессию и, чтобы развеять уныние, гоняется за собственным хвостом.

Склонен переоценивать свою цепкость, вследствие чего то и дело падает из окна,

шлепается в кухонную раковину». 

Чарльз Плэтт

 

Живут у нас сейчас три кошечки и два молодых кота. Итого, пять разных мордочек, раскрасок, повадок, характеров, каждый из которых способен воодушевить на отдельный портрет. Но расскажу я о Шуне. Почему о нем? Может, потому, что эту ночь провела, его оплакивая, и дав себе честное слово, что, если этот хвостатый гад все-таки вернется, я, чтоб не убить его, напишу про него?..

 

Шуня – из лазовских, как мы называем банду котов, из трех поколений. Однажды наши друзья подарили Тимке, младшему сыну, очаровательную черную малышку с белой манишкой, дочку Ириски, прописанной, вместе с друзьями, на улице Лазо. Сонечка родила Гаврюшу. Гаврюша как-то вышла, просто погулять, понюхать цветущую алычу, а спустя какое-то время, к неописуемому своему изумлению, родила тройню. А поскольку у нас завелась традиция, оставлять, как говорит Тимка, на память о первых родах кого-то из помета, то решено было и на память о Гавриной наивности пополнить наш кошатник. Из троих, признаться, мы бы предпочли или Гаврюшину копию, миниатюрную девочку, или толстозадую, пушистую, наглую ее сестричку. Но обе они уехали, в хорошие руки, а в коробке остался он. Это все Юра, муж, так решил. Как он тогда объяснил, наш домашний Инь-Ян нуждался в балансировке, после того, как уехал в другую страну наш старший, Даня, и ушел навсегда однажды наш рыжий любимец Клепа. Женская энергия дома перевешивала, и, если верить Юре, уже выражено подавляла позитивный, светлый, теплый мужской Ян. Словом, котенок остался.

 Я хотела подобрать какое-нибудь громкое, торжественное имя, как это я умею, но опять взбунтовался Юрий. И в итоге, вечером, примеряя на дремавшего рядом котейку то один звукоряд, то другой, коллектив сошелся на Шуне. Поначалу это был спокойный, уравновешенный, немного робкий мальчик. Но месяцам к двум Шуню, судя по всему, посетила мысль, что хорошими делами прославиться нельзя, и вообще, девочки любят хулиганов. Сначала он робко упражнялся в милых шалостях – потянуться за блюдцем на столе, повисеть на занавеске. Но он очень старался. И постепенно втянулся.

 Вообще, хулиган – не совсем точная характеристика. Шуня – Артист, с амплуа хулигана. Все, что он делает, он делает с расчетом, что будет услышан и увиден. Это все остальные пакостят скромно, не оставляя автографов. Шуне же нужен хотя бы один человеко-зритель. Чтобы ни в коем случае, по нелепой случайности слава не досталась Сонечке, Гавре, Ёсе или Леонашке. Все, что он делает, он делает, предвкушая произведенный фурор.

Снести в виртуозном прыжке чашку свежезаваренного кофе на белый ковер; разобрать на веточки гибискус; разбить цветочный горшок; влететь в ванную и перевернуть таз с замоченным бельем; унести мой свитер из спальни в залу, расстелить и улечься на полу, на пути у всех. Взобраться по занавескам на карниз, полчаса выяснять, что у него тяжелее – голова или зад, пытаться там же поймать свой хвост, эквилибрируя до того момента, когда крепление, наконец, вырвется с мясом из недр котельцовой  стены, и конструкция медленно, но верно начнет крениться вниз, и – ураааа! — пикировать на пол, задевая в полете очередной горшок герани, и вместе с нею рухнуть, как сбитый бомбардировщик, в миску с водой, осыпая землей из вазона все вокруг.

А лучше –спрыгнуть с подвесного шкафчика в кастрюлю с вареной свеклой, а дальше, уже сидя по пояс в кастрюле,  и окропляя по ходу полета густой красной водой стены, дверцы, громко, наконец, грохнуться на пол, потоптаться в расползающейся по паласу луже, и затем быстро, пронзительно-свекольного цвета лапами, пробежаться по всем комнатам – все это ради зрителя.

 

«Шуня, гад, я тебя сейчас, сволочь такая, убью!!!» – этот дикий ор для него – овации. Хрупкое пушистое тельце трясут человечьи руки: «У тебя совесть есть???!!!» – значит, публика кричит «Биииис!!!!». Решительный пинок под зад – считаем, зал рукоплещет стоя…. И вот теперь, наконец, усталый, отыгравший роль, Шуня взбирается на шкаф, под самый потолок, откуда, свесив мордаху, урча, с интересом наблюдает, как челядь убирает манеж. Сворачивает коврик. Подбирает осколки. Подметает землю. Оттирает шкафы. Моет пол. Шуня счастлив.

На днях Шуня понял: пришла весна. Пора открывать новый мир. Стал проситься на улицу, глядя, как выбегают туда остальные, и кусать нас  за ноги, возмущаясь несправедливостью жизни…  Коллектив решил: Шуню – на свежий воздух. Надо заметить, что процесс ознакомления с прилегающими территориями у наших котов проходит, так сказать, при определенном ритуале, и в определенной последовательности. За дверью в новый мир, есть еще и Лада с Чавкой. Чавке, положим, эти коты – скорее, забава. Погнаться, чтобы самой не скучно было.

Но вот Лада…. Возможно, дело в ее безрадостном детстве, когда ей приходилось выживать, то в Боюканском лесу, то на ближайшей заброшенной стройке. Кто знает, чем и кем ей приходилось питаться? Во всяком случае, когда она появилась у нас, на первых порах она кидалась на каждого кота, как тот Шариков, – нам было стыдно за эти ее истерики, и страшно, что она сорвется с поводка. Со временем Ладе пришлось смириться с мыслью, что теперь коты в ее жизни – данность. И, думаю, она для себя мужественно решила их ТЕРПЕТЬ – но не больше, и только из благодарности к хозяевам, которые взяли ее к себе.

 В общем, обычно вновь выпущенные из дома во двор котики сначала робко сидели на крыльце…. Потом прятались под тую… Осматривались под цветочными вазонами… И все это – под нашим неусыпным оком и в присутствии напряженной Лады.  Таким образом, соблюдая этикет и осторожность, коты только к концу недели могли свернуть в палисадник или дойти до огорода. В дальнейшем они с собаками словно подписывали пакт о ненападении, отворачиваясь, при встрече, друг от друга, и аккуратно соблюдая дистанцию.

 С Шуней сразу все пошло не так. Он вышел – к нему метнулась Лада. Он – навстречу ей. В зеленых глазах восторженно прыгало: «Йоу!!! Оказывается, у меня теперь есть такая большая и красивая собака??!!». Шуня подошел к Ладе и стал тереться о нее. Сначала о переднюю лапу, затем – о заднюю, а потом и вовсе плюхнулся на нее, замурчал и… задремал. Лада в ужасе переводила глаза с нас («Хозяева, это – ЧТО???!») на безмятежного Шуню. Нервы у меня сдали: я схватила в охапку кота, закинула в дом и захлопнула дверь. Но при первой же возможности, Шуня снова вырвался на улицу. И снова подошел к Ладе. Потрогал лапкой ее нос. Поцеловал. Потерся о бок. И снова завалился на ее лапу, мечтательно осматривая дали. На моих глаза растаяла целая большая, черная собака…

 Словом, в первый же день Шуня оглядел палисадник, осмотрел огород. Во второй уже носился по крышам. А вчера он… пропал. С утра, как обычно, плотно позавтракал, отбирая еду у всех подряд, и отправился на природу. Какое-то время ловил первых весенних мошек, строил красных солдатиков. Потом я чистила жимолость, и коты, сменяя друг друга, помогали. Часам к четырем Юрий заметил, что давно не видел Шуню… Кинулись искать. В доме, на чердаке, в погребе, в будках, на туе, под самшитами, в крольчатнике – везде. Наши исполненные нежности и переживаний крики «Шунечка, кыс-кыс, пора домой» оказались тщетны, разве что, еще раз раззадорили соседей, которые считают, что мы котам уделяем несправедливо больше времени, чем огороду…

Стемнело. Настроение у всех было испорченное. Я, естественно, рыдала…. Ночь прошла без сна. Воображение рисовало Шуню в капкане, Шуню, истерзанного чужими собаками, Шуню, злорадно запертого в соседском погребе, Шуню, подхваченного на улице проезжавшей машиной, Шуню, тоскующего у незнакомой миски, Шуню, принесенного маленькой девочкой домой, и впоследствии вышвырнутого на улицу злобным ее отцом. Бегала к окну, пытаясь разглядеть знакомый силуэт. Но – бессмысленно…

 На рассвете задремала. И вдруг, сквозь сон, услышала требовательное «Мяу!», с выраженным акцентом на короткое «я». Взлетела. У двери сидел Шуня. Ввалился на кухню. Целый, невредимый, наглый. Мяса давай, кричал, нежности потом.  «Завтракать пришел, зайка», – умилительно подумала я, и пошла, держать слово…

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Inline
Inline