«Отелло» — осень — фестиваль

«Отелло» — осень — фестиваль

Премьера «Отелло» Д. Верди в июне 2015 года стала этапным событием для коллектива Национальной оперы Молдовы, богатым на личностные и творческие откровения. Тем более важным стало представление оперы в сентябре на XXIII фестивале Марии Биешу.

Режиссер спектакля Андреа Баттистини отметил

— Опера Молдовы — профессиональный и талантливый коллектив, чуткий ко всем моим пожеланиям. «Отелло» — очень сильная пьеса, актуальная во все времена. И не только потому, что «любовь-ревность-платок». Отелло как представитель темнокожей расы стал жертвой своего времени. Он — мавр, человек, реализовавший свои амбиции в эпоху расизма. А потому был обречен и не уверен в победе над амбициями «общества белых». Дездемона – тоже необычна для своего времени, потому что белокожая дама не должна была связать свою жизнь с негром. Все это само по себе стало интригой, чрезвычайно необычной, которой и воспользовалось общество в лице Яго.

Центром музыкальной драмы Верди становится отнюдь не Отелло Король — драмы Яго, он вершитель судеб, в итоге, и сам жертва трагедии. Именно он — гениальный интриган, по сути, Мефистофель, подбрасывающий поленья в топку ревности Отелло и превращающий благородный героизм и нежную любовь в бессмысленное кровопролитие. Не зря сам Верди поначалу хотел назвать оперу именем «Яго». Потому что его коварство — главная пружина драмы, ее кровь, пот и жесткая обреченность.

Нам повезло, что и на премьере, и на фестивале партию Яго исполнил Народный артист Молдовы Юрия Гыскэ. Он абсолютно вписался в образ холодного циника, жесткого и жаждущего абсолютной власти! Характерный прищур Юрия, умение в двух-трех штрихах дать зерно образа, талант накалять ситуацию, смешивать юмор с коварной ухмылкой — все это пригодилось в сложнейшей партии Яго, покрывающего презрением всех и вся. И это «его Виктория»- непростая, волевая и убедительная.

Сам баритон отметил

— А у меня выбора не было. Либо cо щитом, либо на щите. «Отелло» известен в исполнении великих мастеров и ниже мирового уровня ничего не получится. Задолго до нынешней премьеры я много раз открывал клавир «Отелло» и чувствовал, что Яго — моя партия, мой образ воплощенного Дьявола. Сам-то я не столь грешен и знаю на практике, что после исполнения зловещих партий, певцы идут в церковь покаяться и перекреститься. Но мне Яго подходит именно вокально, затем и образно.

Я долго шел к роли, и благодарен режиссеру Баттистини за возможность еще глубже понять суть моего героя, изучить его досконально. Прослушав много записей, надеюсь, что воплотил свою трактовку Яго, подытожившего именно мой путь в опере.

В партии Отелло на этот раз выступил тенор Карлос Морено, уже работавший с нашей труппой у себя на Родине в Испании, хотя сейчас он проживает в Германии.

Яркий, темпераментный вокалист, умеющий держать сцену и привлечь внимание зала.

Режиссер Андреа Баттистини создал очень итальянскую атмосферу в спектакле — суетно-смятенную вначале, нежно-пасторальную в сценах женщин и детей, античная драма просматривается в дуэтах Яго и Отелло, и фресковое величие в сцене с Лодовико. Тут явное влияние итальянской живописи и архитектуры, не в прямом смысле, но в самой атмосфере, наполненной тайной венецианской истории и роковыми переплетениями английской драмы. Для Баттистини – это, прежде всего, драма ШЕКСПИРА, и после уже — музыка ВЕРДИ! При всей традиционности постановки она оставляет шлейф таинственности и загадочности. И вечного неумения уберечь светлое чувство, уступающее жестокости социума…

Что же до уровня чисто музыкального, то надо отдать должное Народному артисту Молдовы дирижеру Николае Доготару. Николай 20 лет назад впервые дирижировал «Отелло». Ему удалось проникнуть в самые глубины вердиевской партитуры и постичь внутренний демонизм «Отелло» с его свинцово-тяжелой раскачкой меди и резко- динамическими наплывами струнных.

Хор поразил не только актерски, но и мощно заявил о себе в плане вокала, окунув зрителя в самое сердце драмы без всякой оперной условности. Непреклонно движутся к цели Отелло и Яго, преодолевая одну сольную преграду за другой. В музыкальном плане «Отелло» равен Везувию. Кто не сорвется, не попадет в клокочущую лаву извержений — тот закален как вокалист надолго. Это же относится к оркестру, призванному нагнетать сумасшедшее напряжение, погружая зрителя в непрерывные волны-спирали сложной драмы.

Музыкальный критик (Р. Молдова)

Елена УЗУН

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Inline
Inline