О среде обитания

О среде обитания

Что вы об этом скажете? Или, хотя бы, что думаете? Среда обитания, эти микромиры с завязавшимися правилами игры – вам не кажется, что их внутренняя сущность никак не зависит от их месторасположения в макромире?

В том смысле, что куча навоза – она по определению куча навоза; она может быть только стыдливой кучкой, или целым погребальным холмом – но история происхождения, биохимический состав и ближайшие ее перспективы приблизительно одинаковы, вне зависимости от того, где ее угораздило оказаться… Или, для восстановления вашего эстетического баланса, еще один пример – скажем, вишневый сад. Взбитый ли в белую пену по весне, темно-зеленый, разбавленный кисло-красным к лету, облетающий ли легкими листьями по осени, он остается при всем многообразии проявлений вишневым, а не становится грушевым. Причем, где бы его ни посадили. Понимаете, о чем я?…

Вспоминается встреча, лет семь назад, на крыше офисного здания за чашкой обеденного кофе. Знакомая из студенческого прошлого, стерев из памяти свои общаговские конфузы, и подменив их особой пристрастностью к брендам на теле, в машине, в доме и во дворе, заламывала руки: «Какая скука!!! Какая невыносимая тоска и пошлых запросов люди!».. И дальше, по Чехову, мечтательно добавляла: «В Москву! В Москву!!!». Она, красивая, во всяком случае, блондинка, грудь третьим размером рвала пуговицы на нежном батисте, подчеркивая нервным дыханием, как мучительно жить такой прекрасной барышне в глухом к прекрасному, недалеком, провинциальном Кишиневе.

 

Со временем, постепенно, дыхание наладилось. Не то, чтобы барышня P. смирилась…Скажем так, отвлеклась. Бурная V.I.P-жизнь, в награждениях почетными грамотами лучших клиентов в рамках распиаренных на всю страну междусобойчиков… В присвоении титулов «самых сексуальных» самым перспективным партнерам… В праздновании дней рождений вип-шиншилл и вип-морских свинок, куда не пойти – никак, тем более, если на твое имя уже выписан персональный конверт для пожертвований дорогим отселектированным крысам; и даже именитые политики и прочие элитно-деловые люди сквозь зубы, но все же растягивая силком губы в улыбку, дарят позолоченные сортирчики под мохнатые звериные задницы и цветы их счастливым обладательницам…

Все это вовлекло, засосало и, наконец, подавило крики души. Но счастье, или хотя бы пресловутое ощущение, что тебя понимают, не забрезжило. Напротив, окончательно отдалилось куда-то за горизонт желаемого, и туманный взгляд, символизирующий хандру, стал таким же атрибутом образа, как свежая сумочка от Louis Vuitton. А прошлые мечты о Москве превратилось в иллюзорное ощущение, что шанс был, и еще какой! – просто она, такая ветреная, такая непредсказуемая, им не воспользовалась…

Ошибка же барышни P. лишь в том, что она не понимала, как, впрочем, не понимает и до сих пор: место действия не имеет значения для развития главной сюжетной, простите, жизненной линии. Или, если и имеет, то в контексте поисков человеческого счастья оно очевидно второстепенно, а иной раз и еще меньшее.

Куда важнее качество среды обитания, а также осмысленность – тобой! — этого качества. И вместе они – как питательный субстрат для намерений, или, что важнее, поступков. А вот тут ты уже можешь выбирать. Это только кажется, что тебе всю жизнь напиваться с ненавистными партнерами, подменившими – как-то вот так вышло с тех пор, как ты заложил первый кирпичик в будущий дом-мечту – друзей. Напиваться до свинства, чтобы не слышать, и самому не говорить, а только молча закусывать полагающейся по статусу норвежской малосольной семгой, и не важно, что тебя с детства лечили от аллергии на красное…

А потом – в ночной клуб, где уже от бессонницы и текилы, сменившей водку, ты плохо отличаешь силуэт танцующей на барной стойке такой же случайной ночной красавицы, что и ты, от того, кого ты пятью часами назад пригласил в сауну ради поддержания – на сухом пару, в голубом бассейне, а потом уже малосольной норвежской под «Финляндию» – отношений, выразившихся в обобщенном и неизменном тосте «за наше общее дело!». Разве что на ощупь отличить… Но, какой бы жертвой сложившихся обстоятельств, правил, понятий ты себя не чувствовал, проникаясь пьяной жалостью всякий раз, когда ты себе позволяешь расслабить тугой узел галстука, ты все же можешь выбирать. Если тебе, конечно, действительно этого хочется. Начав с самых вроде бы незначительных компромиссов.

Собрав тех, из прошлой жизни, с кем тебе не неловко было даже тогда, когда снятая обувь обнажала твой дырявый носок – но это только было лишним поводом для бьющего щедрыми ключами веселья. И не нужно давить их молчаливое сочувствие красной рыбой – они не партнеры, они друзья, хотя и порядком подзабытые… В конце концов, обычная сельдь так же богата Omega-3 жирами. А ты и не знал?.. Видишь, как тебя оболванила среда обитания?

А барышне Р., например, можно было бы посоветовать, вместо того, чтобы рыдать в шелковую подушку после очередного междусобойного вручения статусов на телекамеры (лояльным каналам – тоже статус) или шиншиллового дня рождения, попробовать себя в чем-то другом. Например, на деньги, предназначенные для дизайнерской юбочки крысе, купить сладостей, пусть самых-самых простых, – и отправиться в ближайший детский дом. Конечно, дети из детских домов часто дурно пахнут, но это весьма отрезвляет.

Можно пробовать и другие варианты. Если только ей это действительно нужно. Нет? – и не надо мучить себя. В конце концов, во что тогда превратится ежегодная церемония вручения таких-то премий? Во что одеваться шиншиллам? Если, еще чего, все однажды возьмут и сдуру поумнеют?..

Инна ЖЕЛТОВА

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

    4 комментария

  1. Прочитав статью, вспомнил своих дедушку и бабушку. Прожили всю жизнь на севере Молдовы в селе. А жизнь в селе — это ежедневная борьба за выживание. К 40 годам женщины уже выглядят, как бабушки, от палящего солнца летом на прашовке кукурузы и леденящего холода, когда нужно за керосином идти 7 километров в другое село. Так вот я вспоминаю, что прожив и пережив в своей жизни многое, они были, как Вам сказать… Они были настоящими.
    Они не были в Турции, не ходили по улочкам Парижа, не читали модных глянцевых журналов. Но в них был какой-то внутренний, чистый, природный, человеческий свет…

    • Да, гламур редко помогает достичь настоящести…

  2. И кто виноват, Инна? Люди так отличаются друг от друга. Отличались тогда, отличаются сейчас. Вне зависимости от того на чём ездят и что читают. И читают ли вообще.

    • среда обитания, Салават. ))))) я ж и не спорю — дерево растет по своим правилам, будь то алыча, или акация))))

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Inline
Inline