Неожиданный Юрие Садовник-Орхеяну и его связь с авторами знаменитых мелодий и танца «Молдовеняска»

Неожиданный Юрие Садовник-Орхеяну и его связь с авторами знаменитых мелодий и танца «Молдовеняска»

Не раз замечал, что запланированная тема разговора со знаменитостью нередко срывается, но беседа от этого не становится неинтересной, даже наоборот, принимает неожиданный и замечательный оборот. Так случилось и на этот раз, когда договорился о встрече с живой легендой – не только Молдовы – Юрие Садовником, чтобы поговорить о его «Легенде», песни которой на протяжении 10 лет радовали слушателей и прославляли нашу страну во многих уголках мира. На мой дежурный вопрос, откуда в нем музыкальные страсть и талант, Юрие рассказал волнующую, пронзительную историю своего двоюродного деда Георгия Петровича Килимчука – ни много ни мало автора «народной» мелодии… «Молдовеняска». Вот знали вы об этом?! Я – нет. Впрочем, слово – Юрие Садовнику-Орхеяну.

– Юрие, все таланты человека, на мой взгляд, даются ему либо Богом, либо родными. Интересно Ваше же мнение о своих достоинствах – Творец или папа с мамой?

– Моя мама, учительница начальных классов, прекрасно пела и танцевала. В их селе Суслены был хороший танцевальный ансамбль, которым руководил Платон (имя, простите, запамятовал). Неизменным партнером ее был ушедший на днях в мир иной Владимир Курбет. Мама с ансамблем изъездила в 50-х годах прошлого столетия вдоль и поперек всю огромную страну под названием Советский Союз. Папа тоже любил петь, но стеснялся – офицер Советской Армии, как никак. Он весьма своеобразно воспитывал во мне мужчину: вся работа по подворью лежала на моих плечах, а живности всякой в каждом молдавском хозяйстве тогда содержалось немало.

Другой знаменитостью нашей семьи был дед Онуфрей – участник трех войн. В Гражданскую войну служил в бригаде Григория Ивановича Котовского. Плотник с золотыми руками. Фигурой высшего пилотажа в его профессии было тогда изготовление колеса для подводы: маленькая ошибка в расчетах – и колесо развалится на первом же камне. Мастерство плотницкое он унаследовал от своего отца. Неудивительно, что жили они в двухэтажном доме – единственном на все село.

Не менее легендарной личностью был брат деда – Георгий, слава о котором распространялась на всю Украину. Поясню: жили они в левобережном селе Жура Рыбницкого района Молдавской АССР, входящей тогда в Украинскую республику. Он прекрасно, просто виртуозно играл на скрипке и трубе. Подобным мастерством могли похвастать только известнейший в то время на всю Румынию и Украину лэутар Георгий Мурга из родного села Евгения Доги Мокра (к слову, Дога еще застал музыканта живым и слышал его исполнение) и друг бади Георге, Владимир Курбет. Рассказывали, что их шуточные «соревнования» в мастерстве исполнения молдавских мелодий на трубе собирали толпы народа на рынке в Оргееве. Победителем признавался тот, кто исполнит больше всего музыкальных молдавских узоров – флоричеле. И, к твоему сведению, на севере, в центре и юге страны были свои неподражаемые «цветочки». Проигравший выставлял победителю сто граммов водки и необыкновенные по вкусу мититеи, рецепт и традиции изготовления которых сохранился от румын.

Так вот моего бадя Георге отличало от Мурги знание нотной грамоты. Да настолько, что ему достаточно было прослушать по радио любое музыкальное произведение, и он тут же садился и записывал собственную его аранжировку без единой ошибки. На подобное был способен только великий композитор Валентин Дынга – незаслуженно забытый ныне автор государственного гимна современной Молдовы. Это был композитор от  бога. Помню, мы приехали в Москву на важный концерт, и я должен был исполнить три песни с оркестром Юрия Силантьева. Так вот Валентин написал такие аранжировки, что музыкантам пришлось здорово попотеть, но самому Силантьеву настолько понравились труды Дынги, что он не позволил изменить ни одну ноту.

Находясь на службе в армии в 1924 году он, бадя Георге, и написал нашу знаменитую на весь мир «Молдовеняску», которую впервые исполнил военный оркестр Ананьевского гарнизона. Мелодия мгновенно распространилась на всю страну, а создавший потом известный всему миру танцевальный ансамбль «Жок» Владимир Курбет неизменно начинал и заканчивал все свои концерты им же поставленным танцем «Молдовеняска».

После службы бадя Георге создал в своем родном селе Жура хор и инструментальный ансамбль музыки: все 20 его музыкантов играли мелодии по нотам руководителя. Что интересно, исполняли они не только народные мелодии, но и произведения Шуберта, других классиков. Его коллектив был неизменным победителем всевозможных музыкальных конкурсов. Тогда вместе с традиционными инструментами в качестве награды вручались и солидные денежные призовые, которые бадя Георге никогда не раздавал певцам и музыкантам, а покупал на них концертные костюмы своим артистам.

– За славу и успех нужно платить. И счета жизнь выставляет дорогие. Завидное родство. Чем еще прославился ваш родственник?! Надо полагать, список его достижений немал?

– К сожалению, нет. Ему не дали раскрыть и развить свой композиторский талант. Однажды зимой 1938 года бадя Георге отправился за водой к колодцу, где повстречал односельчанина. Постояли, поболтали о том о сем, да и разошлись. А односельчанин тот возьми да и смойся той же ночью в Румынию через Днестр. «Добрые» люди всегда найдутся и настучат куда нужно: через пару дней бадю Георге увезли в воронке НКВД прямо с репетиции.  Сначала в Рыбницу, потом в Тирасполь. Чекисты узнали известного музыканта, понимали, что никакой он не изменник родины… Единственный выход был написать доносы на любых трех односельчан, и тогда его отпустили бы на все четыре стороны, а иначе – этапом в Москву, где окончательным приговором будет расстрел. Мой двоюродный дед выбрал последнее, и очень скоро вместе с еще 90 «изменниками родины» был отправлен «в столицу нашей родины».

 

Он потом рассказывал мне, как их выстроили и безо всякого суда решением «тройки» приговорили к расстрелу. Как будто насмехаясь над несчастными людьми, им предложили выразить последнее желание. Бадя Георге попросил исполнить мелодию на трубе (забыл сказать о том, что он никогда не расставался с трубой и скрипкой). И исполнил серенаду любимого им Шуберта…

На его счастье каким-то непонятным образом недалеко оказался офицер с маленькой дочерью. Девочка прослушала мелодию и дернула своего папу за рукав со словами «Папа, его нельзя расстреливать. Он же талант!». Что это: счастливая случайность или судьба?! Я так до сих пор не решил для себя.

Правда, спасение было бы недолгим, если бы опять не божье провидение. Дело в том, что баде Георге дали 10 лет тюрьмы и отправили в ад Гулага – добывать золото в шахтах Колымы. Редко кто из заключенных выживал более 6 месяцев. Зубчик чеснока ценился там дороже золота, цинга буквально косила ряды заключенных. Умершие замерзали и оставались нетронутыми до лета, когда земля в царстве вечной мерзлоты слегка оттаивала, и покойников можно было похоронить. По рассказам деда, там был собран цвет культуры и науки страны Советов. Так вот однажды на перекличке начальник лагеря приказал музыкантам и артистам выйти из строя. Вышел бадя Георге и… Георгий Жженов, да-да, тот самый, ставший потом известным советским актером и героем «Судьбы резидента». Когда бадя Георге на склоне лет видел по телевизору своего тезку, то со слезами обнимал и целовал экран. Но тогда решение руководство Гулага создать агитбригады стало спасениемдля них обоих. И стали они разъезжать по лагерям, Жженов читал патриотические стихи о Родине, о подвиге, а бадя Георге создавал ему музыкальный фон игрой на скрипке или трубе.

 

Отсидев от звонка до звонка, дед перед выходом на волю написал письмо домой, и одна из его дочерей побежала с радостной вестью в сельский клуб. Наивная, она не понимала тогда по малолетству, что не всем возвращение талантливого музыканта и композитора пришлось по душе. Опять нашлись «добрые» люди, которые накатали возмущенное письмо в Москву: врага народа и предателя родины хотят вернуть… Так получились 8 лет поселения в Красноярском крае, которые тоже пришлось просидеть от звонка до звонка. Но было уже легче: дед стал обучать детей офицеров музыке и игре на инструментах, и сердобольные офицерские жены подкармливали учителя. Бадя Георге не удержался и там от своих талантливых привычек и создал оркестр. А еще прижился у одинокой женщины, у них родился сын. Но тоска по родине не утихала, и потому после освобождения он попросил прощения у женщины и испросил разрешения уехать.

…Бадя Георге добирался до Рыбницы целый год. Денег не было, подрабатывал игрой на железнодорожных станциях. До Рыбницы он добрался, но там рухнул обессиленный и голодный на скамейку. На счастье, на железнодорожном вокзале оказался односельчанин, который узнал деда и по возвращении в Журу сообщил жене – бабушке Докице – о нем. Та взяла подводу и привезла деда домой, выходила, откормила беднягу.

Нужно было жить, кормить семью, зарабатывать на пенсию, но его никуда не хотели принимать на работу – ярлык «врага народа» делал свое дело. И опять судьба. Мы уже жили в Сусленах, тогдашний председатель колхоза Шинкарюк, низкий поклон ему, был большим любителем музыки, мечтал создать в селе свой ансамбль, чтобы не быть хуже других. Отец мой и рассказал ему о баде Георге. Председатель – в НКВД, мол, разрешите. Те разрешили, но под личную ответственность: будет болтать музыкант о Гулаге – пострадают оба.

Так мой двоюродный дед поселился в нашем доме. В память о нем я даже сохранил печь, у которой он любил курить и рассказывать мне под большим секретом и обещанием никому о том не распространяться о страшной лагерной жизни.

Бадя Георге не просто создал оркестр, но сделал его лучшим в Молдове. А когда в 60-х годах у нас появились и стали модными аккордеоны ГДР «Вальтмейстер» разных размеров, он создал в Сусленах ансамбль аккордеонистов из школьников, которых обучал нотной грамоте. Был среди них и я.

– Священный долг – восстановить доброе имя деда Георге. В те недобрые времена пострадало много невинных людей, но впоследствии их реабилитировали. Добились ли Вы того же для своего родственника?!

– Уйдя на пенсию и вернувшись в Журу, дед до самой смерти в 1984 году учил местных подростков нотам и игре на музыкальных инструментах. Дети даже притащили к нему в дом школьную доску. Кое-кто из них сегодня преподает в консерватории.

В 1989 году его дочери добились полной реабилитации отца, что и дало возможность восстановить его авторство «Молдовеняски» («врагам народа» слава была непозволительна).

Я все эти годы собирал по крупицам документы и фотографии, записывал на камеру свидетельства людей, знавших бадю Георге и подтвердивших его авторство известной всему миру «Молдовеняски». Это тоже чудо, но я разыскал часть нот моего талантливого деда!!! И нашел их в доме Валентина Наку, который стал руководителем оркестра в Сусленах по выходу баде Георге на пенсию. Правда, только третью их часть. И на нотах сохранилась его дарственная подпись Валентину.

Сегодня я с радостью и большим удовлетворением могу сообщить, что документальный фильм «Баде Георге и его «Молдовеняска» о самом дедушке, о его нераскрытом таланте композитора уже в стадии монтажа. Я выступил автором идеи и продюсером, режиссером стал талантливейший Штефан Буликану, окончивший в свое время ВГИК (Всесоюзный государственный институт кинематографии) на курсе самого Герасимова, оператором – Валерий Кирияк. Тем самым я исполнил свой долг перед собой, в первую очередь, и перед бадей Георге. Ведь еще наш великий поэт Григорий Виеру говорил, что не бывает народных слов и музыки, у каждого произведения есть автор, и потомки должны знать имена своих талантливых соотечественников.

– Значит, Вы не только певец, композитор и музыкант, но еще и в кино себя пробуете?!

– В молодости я хотел заниматься режиссурой, собирался поступать во ВГИК, но поступил на режиссерский факультет молдавского Института искусств, где проучился два года очно и два – заочно. Я его в итоге так и не закончил – разъезжал по всему Союзу в ансамбле Михая Долгана «Контемпоранул» и просто физически не мог сдавать сессии. А потом меня «успокоил» тот же Буликану, сказав: «Ты – талантливый композитор и певец, вот и занимайся тем, что у тебя прекрасно получается». Это первое, а второе – с 2006 года я занимаюсь и режиссурой. Мой первый документальный фильм о прекрасном, но пока мало востребованном российском поэте Николае Рубцове «По волнам минувших времен», где я еще и композитор, внесен в каталог Евразийской академии телевидения и входит в программу школьного обучения некоторых регионов России. Но это уже другая история. Будет интересно – приходите!

– Конечно приду! Мы ведь ни словом не обмолвились в беседе с живой легендой о главном детище жизни – ансамбле «Легенда». Обязательно приду!

 

Виктор ВОСКОБОЙНИК

 

 

Материал был впервые опубликован в газете «Демократическая Молдова». Редакция газеты продолжает продвигать идею введения в Молдове, по примеру Японии, титула «Достояние республики» и рассказывает о людях, которые, на взгляд редакции, наиболее достойны этого высокого звания.

 

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*