Мой Кишинев

Мой Кишинев

Сегодня я поехала домой со школы на троллейбусе, а не на привычном для меня автобусе. Как всегда, он был забит, из-за чего я еле вышла из него. К счастью, светофор тут же поменял цвет, и можно было перейти дорогу, что я и сделала, сняв наушники – от них уже начинала болеть голова. Да и правила безопасности говорят о том, что нельзя в них дорогу переходить. Без музыки в ушах, то есть без того, чтобы что-то отвлекало меня от реальности, я стала присматриваться к окружающим меня вещам, местам.  

Минуя деревянную церквушку с большой оградой вокруг, я обратила внимание на здание довольно внушительных размеров. В голову пришла мысль: ведь это же здание построили за два, а может, и за полтора года? Что же было раньше на этом месте? Ответ всё никак не приходил.

У меня есть такая склонность, забывать, что стояло на том или ином месте до того, как там начали что-либо строить. Чтобы откинуть эти мысли, из-за которых я немного занервничала, повернула в другую сторону.

… Покрытое льдом и снегом озеро. Наверное, это один из тех пейзажей, которые врезаются в память надолго, не давая себя забыть. Когда я была младше, мы с дедушкой, или мамой и с её подругой, тётей Милой, вечно гуляли вокруг него. Мальчики во дворе часто называют его «озеро-вонючка», да, думаю, не только они так говорят.

От озера, и правда, часто веет чем-то гадким, летом в нём умирает рыба, к которой слетаются чайки. А по другую сторону начали появляться различные ларьки: чайный, мясной, конфетный, даже небольшой зоомагазин. В шутку эти ларьки и дорогу, проходящую вдоль них, называют Бродвеем.

За ним находятся дворик и дом, где живет мой знакомый Богдан. Именно его маму зовут «тётей Милой». Я не заметила, как прошла «Бродвей» и оказалась рядом с маршрутной остановкой. Здесь стояли маршрутки под номером 192, но еще больше там было обычных машин, чьи владельцы поскупились арендовать место на стоянке. Д

альше шла небольшая ивовая аллейка. Я всегда любила её. Ведь ивы пускали лепестки раньше других деревьев, и аллейка из-за этого зеленела раньше всех.

Отсюда уже видна наша квартира, а точнее кухня. Как-то, несколько лет назад, бабушка именно с этого места показывала мне её. И я запомнила. Это знание мне  не пригодится, вряд ли я вообще буду его использовать, но оно для меня важно. Просто важно, и всё.

И вот я уже почти у дома. Здесь стоит кафе-бар – бывший магазин парфюмерии и косметики. Возле него скамья, на которой часто сидят бабушки, кормящие кошек и вечно шушукающиеся о чем-то. Иногда вместо бабушек там можно увидеть местных пьяниц, распевающих старые, обычно мне незнакомые песни. Обогнув кафе-бар, я вошла во двор.

Прямо у входа стоял шлагбаум, неизвестно для чего сделанный – ведь во двор ведут еще два входа. В детстве я любила пролезать под ним, или перелезать через него, в общем, как угодно, только не как нормальные люди. А вот и двор, где часто гуляют мамы с колясками, бабушки кормят котов и голубей, мальчишки носятся в футбол, девочки, сидя на скамейке, играют в куклы или дочки-матери, или прыгают со скакалкой.

Когда-то и я тут сидела на скамейке с друзьями со двора. Мы делились новостями, дурачились, или просто хоть как-то убивали время. Иногда, летом, мы так гуляли до десяти ночи – до тех пор, пока мне не звонили родные и говорили: «Уже темно, а ты там еще разгуливаешь где-то?!»

Неожиданно я поняла: а ведь это всё – все эти места, все воспоминания, и эмоции – это то, каким я вижу Кишинев, свой город, родину, воплощенную в этом тихом микрорайоне. Место, где даже в мороз тепло. Место, где я расту. Место, которое мне так близко.

 

Настя БЕССОНОВА

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Inline
Inline