Искусство совместного проживания в увеличительном стекле молдавского театра

Искусство совместного проживания в увеличительном стекле молдавского театра

Искусство совместного проживания в увеличительном стекле молдавского театра   Премьеру спектакля ,,Arta convieţuirii”, прошедшую в феврале на сцене молдавского театра “Eugen Ionesco”, вне всякого сомнения, можно назвать успехом, а также ценным и удачным пополнением репертуара. Поставленный талантливым режиссёром Петру Вуткарэу по пьесе «Бог резни» современного, французского драматурга и актрисы Ясмины Реза, он вызвал шквал эмоций и обсуждений не только в кругу театрального бомонда. На сцене разворачивается довольно банальная ситуация – встречаются родители двух нашкодивших, подравшихся друг с другом отпрысков. Один повредил другому зуб, и взрослые должны согласовать между собой документы для страховой компании. Вроде бы ничего такого. Герои – обычные люди, вполне благовоспитанные – ведут типичную для подобной некомфортной ситуации беседу; хозяева, в угоду цивилизованным отношениям, угощают «дорогих гостей» кофе с пирогом. Декорации к спектаклю минималистичны – встреча происходит в гостиной семьи Валлон, куда приходят родители обидчика, семья Рей. Градус эмоций нарастает постепенно. Между героями – блистательная словесная баталия. И, несмотря на то, что перед нами комедия, на самом деле в её центре нешуточная драматическая ситуация. Пытаясь решить проблему детей, родители не замечают, как выплёскивают на поверхность свои собственные, непростые отношения и обиды, сбрасывая наносную благовоспитанность и цивилизованность, как надоевшую, неудобную маску. И через некоторое время уже сами напоминают своих отпрысков… К концу финала, каждый из них и вовсе превращается в совершенно другого человека. Пьеса драматична и изящна, и неожиданно вырывающиеся у героев крепкие словечки и обороты нисколько не умаляют этого впечатления. Даже невнимательный взгляд легко выхватит несколько параллельных тем, которые режиссёру удалось воплотить с ловкостью иллюзиониста, когда не замечаешь, как одно действие сменило другое, а вместо одного предмета вдруг появился новый – это восхищает. Несложная житейская сцена выхватывает и вопрос человеческих ценностей – совершенно разных для различных людей, и тему человеческого взаимопонимания, и умения сопереживать. Лёгкое касание мужских амбиций и соперничества, великодушия, терпимости друг к другу и даже взглядов на современное искусство.   Но театр “Eugene Ionesco” не был бы театром “Eugene Ionesco”, а режиссёр Петру Вуткарэу был бы совсем другим режиссёром, если бы в спектакле хотя бы несколько сцен не были доведены до грани абсурда. Дипломатические диалоги внезапно, бурлескно переходят в серьёзные конфронтации. Гостью вполне реалистично тошнит от переизбытка эмоций. Очень цивилизованная, сдержанная интеллектуалка Вероник Валлон превращается в настоящую неврастеничку… И все эти трансформации, хотя и кажутся почти абсурдными, но всё же удерживаются в гранях реальности, напоминая кого-то до боли знакомого – вот где-то рядом был же, был такой человек, дай Бог памяти… или же это я сам?.. И тут уже сложно удержаться и не сказать немного об авторе, об истоках самой идеи. Конечно же, во всем, что мы делаем, должен быть толчок. Именно он вызывает к жизни движение, реакцию, заставляет срывать или надевать маски. Ясмина Реза вовсе не планировала написать именно эту историю. Но в жизни её сына случилось кое-что, подтолкнувшее её к этому – его друг подрался со знакомым и выбил ему зуб. Правда, знакомое начало?! А несколько дней спустя Ясмина встретила маму мальчика и...

Далее

Владислав ШЕЛУХ: «Мой зритель особенно не меняется!»

Владислав ШЕЛУХ: «Мой зритель особенно не меняется!»

В нашей весьма своеобразной, в своих предпочтениях и почитаниях, стране, отношение к детскому театру, скажем, так…. Несерьезное. Как к детям. Вроде – цветы, но без должного уважения, в снисходительном ожидании, когда, наконец, повзрослеет. Не Гамлетов играют – а Бармалеев с Айболитами. Куда там до высокого искусства! Это в соседних странах детским кукольным театрам дают статусы Академических, Национальных, с вытекающими привилегиями для служащих там актеров. Актеры Республиканского театра кукол «Ликурич» готовы служить, иной раз, кажется, за символическую плату. Хотя именно благодаря им, точнее, их работе, начинается настоящая любовь к театру, и становление преданного и чуткого зрителя. В нынешнем году «Ликуричу» исполняется 70 лет. Только вдумайтесь: те маленькие зрители, которые когда-то пришли сюда, на свой первый спектакль, сегодня приводят сюда своих внуков, а то и правнуков. Владислав Борисович Шелух, Maestro in Arta, служит в «Ликуриче» уже 42 года. И утверждает, что его зритель особо не меняется. Он все так же верит в чудо, знает, что добро непременно победит зло, и со всей страстностью юного соучастника готов посодействовать этой победе, даже если за добро приходиться сражаться с кулаками.       – Владислав Борисович, в одном из интервью вы назвали себя «саратовским молдаванином». – Это была шутка, конечно, но те же слова я сказал мальчику с девочкой, которые во время переписи населения уточнили, что писать в графу «национальность». Они растерялись: как так? Но так ведь, по факту, получается. Знаете, когда я приезжаю в Россию, я там молдаванин – для всех, в том числе, для своих братьев, сестер, племенников. «Эй, молдаванин, иди сюда,» ­– говорят они мне. А здесь я – русский. – Какими ветрами вас сюда занесло? – Я уже успел поработать в разных кукольных театрах – в Москве, в Ярославле, в Красноярке, в Самаре, в Харькове. И вот приехали молдаване на гастроли в Харьков. Увидели, я им понравился очень, главный режиссер Константин Ильинский пригласил к себе в гостиницу, стал уговаривать, мол, вот ты такой добрый, уютный, и так далее, – приходи к нам, некому дураков играть, молдаване не хотят, а ты – в самый раз, толстопятый такой дурачок… Год уговаривали. Я, в конце концов, согласился, прежде всего, по материальным соображениям, – мне квартиру через полгода обещали, и приехал в Молдавию, в июне 1972 года. – Скажите честно, никогда не жалели? — Нет, не жалел, и не жалею. Я влюбился в Молдавию, в самих молдаван, в Кишинев – тот, старый добрый Кишинев. Нынешний мне не нравится, а вот тогда… Двухэтажные домики, зеленые улицы, пирамидальные тополя, душистые липы, орехи в каждом дворе. Я, правда, влюбился! И все было, и никто не ругался, и никому не было дело до того, кто на каком языке говорит… Да и в театре я всегда чувствовал себя прекрасно. Один раз только уезжал – решил, что пора обновить кровь. Играл в Москве, в Самаре, в Ярославле. Этакий творческий загул. А потом все равно вернулся. – И много дурачков пришлось сыграть? – О-о-о!! Хватает! И злодеев – Бармалеев, Бабок Ёжек, Волков… Но...

Далее

Убю – это все мы?

Убю – это все мы?

На сцене «Eugene Ionesco» – «Король Убю» Versiunea moldovenesca В свое время Альфреда Жарри называли театральным скандалистом. Взорвать все законы театра! – казалось, это его главная цель. Самый первый скандал разразился на премьере «Короля Убю». После первого слова первой же реплики главного персонажа«merde» (дерьмо), зал взорвался топотом и громким свистом. Пьеса вызвала такой протест, что её смогли сыграть только один раз. Дело было в далеком 1896 году.   С течением времени, «Король Убю» стал классикой: пьеса обрела огромную популярность в Европе, и именно с нее появилось целое театральное направление – «театр патологий». А ее автора, французского драматурга, прозаика, поэта Альфреда Жаррю, считают главным предшественником абсурдизма. Сегодняшнее толерантное ко всему общество вряд ли можно удивить словом «merde» – оно его, скорее всего, и не расслышит. А вот главные вопросы, которые ставит пьеса, – что же такое происходит с человеком, когда он обретает власть; почему он превращается в ужасного монстра; а, главное, почему люди аплодируют ему, за ним идут, несмотря ни на что? – согласимся, более чем остро звучат в нашем «сегодня».   Премьера спектакля «Король Убю» в постановке Славы Самбрижа – совсем скоро, 18 и 19 марта. В афише заявлена комедия, но, будьте уверены, нам будет чему ужаснуться. А, учитывая то, что любая пьеса, что ставится на сцене театра «Eugene Ionesco», о чем бы она ни была, и какой эпохе ни адресована, всегда отражает настоящее время, и нас в нём, эмоции – всех цветов и оттенков – зрителю гарантированы. Сверх меры!   И, на всякий случай, в который раз приглашаем русскоязычную публику. Спектакли в«Eugene Ionesco» идут с субтитрами на экранах, в том числе, и на русском языке. Versiunea moldovenesca: Ubu nu aparţine deloc unei specii rare Ubu Ubu nu aparţine deloc unei specii rare. Poate fi văzut cum zâmbeşte din spatele ecranelor, de la etaje înalte, din fotolii confortabile, din poziţii înalte, de la amvoane şi tribune. Masca acestui Ubu, se potriveşte cel mai bine peste chipuri de barosani, afacerişti, şefi, mahări, directori, conducători, leaderi politici, magnaţi, preşedinţi şi peste mutra oricărei lichele, în general. Masca lui Ubu le vine ca o mănuşă tuturor celor care operează cu mănuşi.   Ubu are ceafă lată şi burtă mare. Dragostea trece într-adevăr prin stomac pentru că până şi Ubu dă dovadă de iubire. El iubeşte puterea. Iubirea lui însă, îl înnebuneşte, fiindcă e nebun de nebunia celor mici deveniţi peste noapte mari. Ubu sunt toţi. De la vecinul care fură ghivece cu flori de pe casa scării, ca mâine să îşi deschidă florărie şi până la toţi cei care visează la o statuie proprie. Ubu sunt toţi cei care îşi doresc statuie. Nouă celorlalţi, nu ne rămâne decât să dresăm porumbeii precum şi celelalte păsări ale cerului să împroaşte cu rahat peste trista amintire a celor ce ne asupresc.   Vivat domnu’ Ubu!...

Далее
Страница 2 из 1012345...10...Последняя »