«Дон-Кихот» в искрах юмора и огня

«Дон-Кихот» в искрах юмора и огня

Удовольствие от достойной балетной постановки вряд ли с чем сравнишь. Тем более, если на сцене настоящие мастера танца. Особенно радует, когда таким совершенством отличаются наши земляки Мария Полюдова и Владимир Статный. «Дон Кихот» — их «фирменное блюда», блистательное исполнение, полностью соответствующее темпераменту танцовщиков. Их мастерство, пластика, умение создать безупречное – не требуют подтверждений. Публика все решает, когда комментирует «Браво»!   Но в чем же отличие именно этих мастеров сцены? В умении создать праздник — легкий, искрящийся, заводной и неповторимый. В танце Полюдовой и Статного есть некая зацепка, интрига, штрих, который дополняет и придает особый шарм, некую краску в завершении. У них есть своя подчеркнутость, cвой щелчок, усиливающий радость и умеющий зажечь публику. Это и великолепные костюмы, которые они заказали специально для постановки и сами расшили прозрачными каменьями. Это и безупречная техника исполнения, прекрасные поддержки, когда Мария взмывает в руках Володи, как факел, заставляя всех задержать дыхание. Публику заводит игривый нрав пары. Их «Дон Кихот» — это шутка, энергия и «баловство таланта». «Мне очень понравилась эта пара, — отмечает белорусский дирижер Виктор Плоскина. – И очень понравилась Молдова – теплая, гостеприимная, и люди прекрасные. Фестиваль Марии Биешу – это масса интересных встреч, новых друзей и атмосфера сердечности. Я со многими познакомился, у вас чудесные, просто удивительные голоса, и танцовщики очень сильные — довелось здесь дирижировать балетами «Жизель» и «Дон Кихот». На фестивале Марии Биешу невероятная энергия, очень красивые люди, хотелось бы сравнить их со спелой красивой черешней. Оркестр порадовал, гибкий, опытный, профессиональный. Очень хороший фестиваль, но плотный по графику — трудно сориентироваться. И еще выражу благодарность Художественному руководителю труппы Владимиру Драгошу – прекрасному организатору, человек и вокалисту».   Возвращение на любимую сцену Заслуженные артисты Молдовы Мария Полюдова и Владимир Cтатный c 2009 года «осели» в оперно-балетной труппе Одессы. Но по сей день  родной называют кишиневскую сцену и радуют нас своим вдохновенным танцем. На фестивале Биешу они были и в прошлом году, показав блистательное «Лебединое озеро». — Что значит для Вас Молдова и возвращение на фестиваль Марии Биешу? — Я не могу сказать, что это возвращение. Мы – дома, и этим все сказано! – радуется Володя. – «Дон Кихот» для меня это наслаждение и удовольствие от контакта с публикой. И тепло — оно исходит от всех, от зрителей, друзей и коллег! — Мы чувствуем себя здесь в своей стихии — вздыхает Мария. — Родные глаза, родные костюмеры, гримеры, свои учителя. Ответственность, но не через тот нерв, как в девстве. Теперь внутреннее спокойствие, потому что рядом сильная поддержка наших педагогов – это очень душевно.  Родные места всегда остаются в сердце. И я обожаю сцену Молдавской оперы. Она большая, объемная, и я могу развернуться на ней вовсю. Фестиваль Биешу мы всегда ждем с нетерпением. И я пользуюсь любой возможностью, чтобы вернуться в театр — на фестиваль, на спектакль в сезоне,  как только есть время. Мария Полюдова проработала в Молдавской опере с 1995 по 2009 год и всегда была весьма заметна на сцене. Она...

Далее

Фестивальные метаморфозы «Турандот»

Фестивальные метаморфозы «Турандот»

Исполнение шедевра Пуччини стало настоящим праздником фестиваля М.Биешу. «Турандот»  в программе  частая гостья, и всегда снимает лавры заслуженной славы. К пятому спектаклю коллектив  вошел в ритм,  «разогрелся» и увлек публику в заоблачные дали китайской сказки.  Молдавская «Турандот» весьма признана у нас,  за рубежом и даже закрыла сезон 2013-2014, невольно намекая на сравнение – а как прозвучало сейчас? Солисты в обоих случаях на одном уровне. Июньский спектакль показал украинскую пару, стабильную, крепкую, работающую в традиционной для этой оперы крепкой манере исполнения. Фестивальный дуэт был также равнозначен, но менее привычен в тембровом, стилевом и актерском плане. Турандот — Ольга Перрье (Франция)  весьма молода, эффектна и  пластична. У нее манеры светской львицы, а не привычно схематичной «злючки» китайской принцессы.  Фестивальная Турандот не завораживала, не была резкой, это милая сказочная леди, переживающая реинкарнацию от тупикового желания мстить мужчинам к обретению счастья быть любимой. Конечно, она помучала Калафа, которого весьма строго исполнил Георгий Меладзе (Испания). Ну тут нормальное женское желание быть королевой и умение возбуждать желание внешним отторжением. Калаф и виду не подал — был сдержан, серьезен, таким же был и в фестивальной партии Хозе. Но спел Меладзе в «Турандот» как-то интереснее – ему к лицу имидж китайца, с тонким профилем, интеллигентный, переживающий внутри долгий путь к сердцу коварной дамы. Подобный стиль исполнения ближе к философии Китая с его чистотой, умеренностью, прозрачностью и лирикой. В голосовом плане главная пара тоже была необычно лиричной, и даже камерной. Перрье расширяла звуковое воздействие по мере развития сюжета, умело подпитываясь энергетикой хора и оркестра. И надо сказать, что Ольга умеет работать с нашей труппой,  в ее багаже «Мадам Баттерфляй», «Богема», «Аида», с которыми она успешно выступила ранее на фестивале и в совместных гастрольных турах. «Я очень рада возможности спеть с Вашим коллективом.Признаюсь, что даже партии изучала по записям Марии Биешу, и очень надеюсь, что буду удостоена чести и впредь приезжать к вам на фестиваль и на другие спектакли сезона.  Весьма признательна Александру Самоилэ, которой помог мне в становлении партии Тоски. Замечательная в Молдове труппа, очень теплый, дружный коллектив. Оркестр сильный, яркий и чуткий, опытный дирижер Николае Доготару, благодаря которому я чувствовала себя вполне комфортно на сцене».  Георгий Меладзе был полностью погружен  в звуковую драматургию – спел точно, сконцентрировано, распределяя голос разумно, но не скупясь. Но вспомним и наших коллег. Любимую всеми Елену Герман – Лиу, с ее страдающим взором, глубокими внутренними переживаниями, нежнейшим пьяно и просто космическим решением жертвенности. Сцена смерти Лиу затмевает и саму Турандот, погружая в настоящие человечьи, отнюдь не сказочные чувства. В ней выразилась вся история театра и непростая жертвенная судьба музыканта, посвятившего всю жизнь сцене. А при звучании хора все время вспоминаю своего отца Cтепана Узун, работавшего в театре 20 лет. Отец и Лена научили меня истиной любви к опере, от которой не уйти, если ты понимаешь предназначение голоса и артиста на сцене. Сегодня мы живем, недолго и не вечно, но опера останется, и в этом есть свой замысел, нам неизвестный… Музыкальный критик (Р....

Далее

Ускользающий шлейф вилисы…

Ускользающий шлейф вилисы…

Жемчужину балетной классики «Жизель» на фестивале Марии Биешу представили солисты Национальной оперы Кристина и Алексей Терентьевы, приехав к нам сразу после успешных гастролей в Испании. Три года назад  мне повезло увидеть «Жизель» с Кристиной Терентьевой и уроженцем Молдовы, ныне танцующем в Вене Михаилом Сосновским. И это было нечто потрясающее. Причем, Кристина была намного убедительнее заморского гостя. — Михаил мой одноклассник по Кишиневу, и он не танцует классические партии. – Отмечает Кристина. — У него в репертуаре больше современная хореография,  в «Жизели»  он танцевал впервые по нашей с Алешей инициативе. — У меня впечатление, что эта партия Вам особенно подходит, поэтому и результат такой запоминающийся. — Я танцую Жизель уже 10 лет, но все равно переживаю, и честно признаюсь, что в ночь перед спектаклем не могла заснуть. Все прокручивала во сне, где на ножку наступить, как посмотреть, преподать образ, чтобы зрителю было естественно с нами, потому что в ХХI веке изменилось отношение к стилю танца. — Но Вы настолько юная, трепетная, пульсирующая на грани жизни и смерти, что Ваша Жизель кажется ее  естественным продолжением в реальной жизни… — Надеюсь, что я в равной мере справляюсь со всеми своими партиями. Но эта на самом деле символична, потому что она сыграла особую роль в жизни многих великих балерин. Все помнят Ольгу Спесивцеву, которая просто сошла с ума, танцуя эту партию. Великая Анна Павлова стала знаменитой именно благодаря «Жизели». Но я всегда ищу что-то свое в спектакле, потому что копирование мало кому  интересно. Поэтому моя Жизель – это Я.   — На фестивале Биешу вы танцевали? — Дважды «Дон Кихот», и всегда участвовали в Гала-концертах.  — А что значит «Жизель» для Алексея Терентьева? — Это один из самых трудных спектаклей классического репертуара для ведущего солиста, — поясняет сам танцовщик. — Физически я бы, наверное, сказал, что самый трудный. Плюс это ярко выраженная драматическая роль. — То есть большое нервное напряжение? — Эмоции практически натуральные – все пропускаешь через себя и отдаешь в зрительный зал.   — Что для Вас значит фестиваль имени Марии Биешу? — Ну, это престижно, и возможность пообщаться  с приглашенными звездами- коллегами, получить какой-то новый опыт, связи, контакты. И теперь это уже дань памяти Марии Лукьяновне, которой  нет с нами, но на фестивале мы вновь ощущаем ее присутствие. — А что нам ожидать в дальнейшем от Вашей замечательной пары? — Мы много ездим, даем до 100 спектаклей в год в разных странах. С удовольствием выступаем на родной сцене и надеемся, что театр найдет возможность обновлять репертуар премьерами, в которых так нуждаемся и солисты, и зритель. Но что же  привораживает в этом балете? Почему зритель многократно его посещает? Мне кажется, это душа героини. Я вспомнила Марию Полюдову в этой партии, теперь внимательно наблюдала за Кристиной, и поняла, что в сцене сумасшествия живет незащищенная пульсирующая душа, искренно пытающаяся удержаться за веру в людей. Жизель хватает руками воздух, пытается спастись, сжимая в кулачках пространство тепла и понимания. Но ей некому помочь, и хрупкий...

Далее
Страница 3 из 41234