Рождественские рифмы: 6 знакомых и незнакомых поэтов

Рождественские рифмы: 6 знакомых и незнакомых поэтов

Наше «Окно в Молдову» по-прежнему раскрыто настежь! Пусть даже зима, морозы, снег. Обязательно – снег! Подглядеть рисунок снежинки – и повторить в обычной белой бумаге, разрезая в ажур, а потом – на холодное стекло, пусть ему тоже будет красиво. Проложить путь к свободе, через балкон – там точно где-то лежат, висят, подпирают оседающий мешок картошки старые саночки. Позвать друга! Не-не-не….. никаких фейсбуковых кокетств.

Место встречи – под фонарем у подзабытого подъезда. И – отомстить ему, наконец, за все те выходные, когда ты выбрал работу. А не его. Пусть в следующей раз будет настойчивей! Кричи, родной, пока леденеющие пальцы натирают снегом до румянца подтускневшие у мониторов щеки, а я с тобой заодно радостно ору, пока суровая тетя с ковром не остановит словом «Nebunii!». И в самом деле, пора туда, где из окна на нас выглядывает подмигивающая ёлочка. Это – наше окно!

… Вы поняли? – мы соскучились по празднику. Оглядываясь на ноябрь – эх, даже вспоминать не хочется! – уточняем. Мы УЖАСНО соскучились по празднику. Знаем: вы – тоже. Окно – оно ведь общее. У нас есть еще несколько дней, написать письмо Деду Морозу. А до того мы написали нашим друзьям. С просьбой поделиться своими личными ощущениями зимы. Нового Года. Предвкушением встречи, наконец, с тем самым Дедом Морозом, Мошем Джерилой, Mos Cracun-ом. Подозреваем, это все-таки один Дед.

Друзьям, талантливым, щедрым, и таким разным, – спасибо!!!!

 

razdelitel

 

Сергей Рязанцев.

Он первый, кто откликнулся на нашу просьбу «Сережа, а, пожалуйста…». Причем, удержался от обычной иронии, просто молча встал, прошел по загашникам, и отдал. Нате, пожалуйста!

Не ставя Сергея в известность, мы, не в силах удержаться, сначала прочтем его стих… О чем стих? Тут возможны разночтения, хотя «голос свой недействительный» красноречиво намекает… Впрочем, мы можем ошибаться J. Его «взгляд на предмет» так часто отличается от принятых норм – хотя кто их писал? уж точно не Рязанцев… – что мы решили ВООБЩЕ не дышать на его стихотворение, и даже не начинать его с заглавной буквы))…

слышу голос свой недействительный,
словно часть уходящей натуры,
так не хочется быть носителем
этой памяти, в доме культуры
подсчитают седые женщины
отпечатки со среднего пальца,
только двери скрипят что-то вещее,
и еще не пора просыпаться,
а пора в ветви заледенелые
обернуться и чаять согреться,
сколько раз колыбельную пела,
никуда от тебя не деться,
сколько убыло, сколько прибыло,
сколько снегом засыпало серым,
эх, зима… никакого выбора,
ну, и я у тебя не первый.А теперь!Новогоднее

(Таисие, Ангелине и Иосифу Бродскому)

Не забудь ничего, это твои скрижали,
Фиолетовый пони бывает важнее снега,
А тем более, если так тебя обожают,
Как отсюда до крыши, и дальше еще до неба.

Береги этот список, словно фрагмент «Илиады»,
И не смей прочитать его только до середины,
Ты подмоги не жди, не жди, что придет Ариадна
И подскажет, где выход из этого магазина.

Выход есть только мимо этой Харибды дебелой,
Что отнимет она вместе с твоим доходом?
Что до снега, то здесь он хранится белым
Относительно долго на не нужных зимой огородах.

В общем, знай: суета равносильна томленью,
Мало ль, что ты еще позабыл, пропустил, оставил,
Не оставил себя, а это местоименье
Нужно не для того, чтобы с кем-то меняться местами.

Потому не жалей – ни себя, ни вообще о чем-то,
Впереди целый век. Главное только помни:
О вопросе, о перво-своем-очередном –
Где пасется нужный тебе фиолетовый пони.

Елена Узун, музыкальный критик.

В театральных и музыкальных кругах Елена широко известна. Но в качестве поэтессы она выступает впервые, хотя и признаётся, что коллеги и друзья часто провоцировали её на это.

Тем не менее, решающую роль в появлении первых стихов сыграли вовсе не они, а… выборы в молдавский парламент!

По словам Елены, именно «на почве выборов» проснулось желание написать что-то нехарактерное. А поскольку – по её же утверждению – «стихи очищаю и бодрят», то антиполитическое лекарство, считаем, подобрано правильно!

 

ЗАГОВОРКИЖду Снежинку – Королеву-льдинку,
Чтобы все замерзло, чтобы навсегда.
Чтоб ушли невзгоды, непонятки-всходы,
Смутные раненья – рваная вода…

Я хочу скорее, наст и снег колючий,
Холод и замерзший звон деревьев в ряд.
Зазвенит, замерзнет, забелеет поле,
И забудем вместе прошлогодний сон.

Новых дней хочу я, новых впечатлений,
Пусть совсем замерзнет непонятный дом…
Новый сон из льдинок, тоненьких снежинок,
Яркий, белый, чистый – новая судьба!

razdelitel

 

Антонина Свалбонене.

С этой одарённой во многих творческих областях девушкой многие из нас давно знакомы. Она пишет картины, делает талантливые инсталляции, сочиняет стихи и музыку. И, несмотря на то, что Тоня в 2006 году переехала в Грецию, вдохновляется она по-прежнему Кишиневом. Что можно заметить по социальным акциям и проектам, затеваемым ею. Это симпатичное стихотворение – на самом деле песня, которую Тоня обещала исполнить в свой ближайший приезд.

Мимолётом
Мимо окон
Падал Снег.
И секунда,
И мгновенье
Длилось век.
Как симфония
Звучала
Тишина.
А снежинки
Всё кружились
У окна.
Кто проснулся,
Кто улёгся
В шесть утра…
Через время
Будет бегать
Детвора
Вот по этому
По снегу
Во дворе.
Мимолётном,
Самом первом
В январе.

И ещё небольшой, но очень значительный штрих – несмотря на то, что Антонина Свалбонене и сама является художником, свои стихотворные и музыкальные работы она очень любит иллюстрировать картинами своей мамы, Елены Ревуцкой

Но и это ещё не всё! Тоня поделилась с нами двумя «зимними» песнями:

Сухофруктные компоты

Песня о греческой зиме

razdelitel

 

 

Константин Старыш.

Этот автор, собственно, как и предыдущие, не нуждается в представлении. После телевизионного проекта «Пушкин. 215» Константин стал настолько знаменит, что мы даже не сразу дерзнули, обратиться к нему с нашей просьбой. Долго мялись. А зря. Своё поэтическое произведение он назвал «грустным». Но нам стихотворение показалось красивым и… жизнеутверждающим!

Рождество…В серых сумерках блекнут кресты,
Но, ломая привычную схему,
Пульсация первой звезды
Не рождает мираж Вифлеема.
Не сплетается волшебства
До тех пор, пока вдруг, в озаренье,
Не поймешь, что триумф Рождества,
Есть кровавое чудо рожденья.
Не рожденные не умрут
На кресте, изнывая от жажды,
И, презрев пересушенный грунт,
Никогда не воскреснут однажды
Лишь затем, чтоб две тысячи лет
По мосткам между небом и бездной
Все несли свой занозистый крест
Те, кому никогда не воскреснуть.
Ночь, звезда, славословья волхвов
В черных дырах котомки с дарами…
За рождение платят с лихвой
В царстве мертвых потертые драхмы.
В беспросветной зияющей мгле
Бродит призрак весенней капели.
Спит отец в комковатой земле,
Спит ребенок в своей колыбели….

И тянется жизни канва
От тризны до рождества.

И для тех, кто ещё не до конца убеждён, что зима всё-таки наступила, песня Константина Старыша «Привкус медовый солнца»

razdelitel

 

Алиса Ягубец.

Поэтесса по призванию, родилась в нашем замечательном Кишинёве, но в 2003 году уехала в Москву. Первый сборник стихов был выпущен в том же 2003-м. Возможно, её зима кому-то покажется печальной, но кому-то она точно будет созвучна…

 

Возвращайся, зимаСколько талых снегов. Ничего не видать.
То наверно зима возвращается вновь —
Чтобы снова звонить, леденеть, обладать
И в изломе тоски останавливать бровь.

Сколько старых друзей. Никого не простить,
Потому что давно прощены и забы…
Ты наверно устал понимать и курить,
И вставать по утрам, и вставать на дыбы.

Я для новых стихов, как для вечных измен
Возвращаюсь назад, начинаю опять…
Никого не узнать, только благословлен
Твой покой, и земли замерзающей пядь.

Возвращайся, зима! Обращайся ко мне —
Не «на ты» — так за тем, чтобы не было так
В январе на земле в темноте в тишине
Тяжело попадать в ускользающий такт.

Мало, мало темноты…

Мало, мало темноты —
Чтобы все взорвать мосты,
Чтобы выйти за пределы
Богом данной красоты.

Мало, мало торжества
В сердце, шепчущем слова.
Много ветра и метели,
И за окнами — Москва.

Хватит, хватит повторять,
Что печаль — лишь света прядь
На груди у мирозданья,
И часы свои сверять.

Тёмный ужас — он пройдет.
Это сон в тебе растет!
Это жизнь уходит в космос
И метель метёт, метёт…

В этом сером краю, где песочная зыбкая гладь…

В этом сером краю, где песочная зыбкая гладь
Оправданье тоске и в себя уходящему взгляду, —
Даже в лучшие дни никогда ни за что не бывать
В феврале за окном заносящему все снегопаду.

Никогда не бывать, даже если случится зима
В этом сером плену, где безумие рвется наружу,
Где в декабрьской мгле распадутся на ставни дома
И прокуренный пар отольется в морозную стужу.

В этом сером краю, в этой сбивчивой вязкости дней,
Где награда одна — расторопность грядущего века, —
Никогда не увидеть ни красных сигнальных огней,
Ни бегущего к ним по колено в снегу человека.

Не увидеть, как он настигает заснеженный трап,
Как кричит что-то вверх и настойчиво машет руками,
Но уходит в тоске, одинок, безразличен и слаб,
По безлюдной степи, без конца заметаем снегами…

razdelitel

Геннадий Каунов.

То, что Геннадий решил поделиться своим рождественским стихотворением, для нас особенно ценно. Наш любимый дизайнер обычно строг и суров с нами. Поэтому мы воспринимаем этот красивый жест, как настоящий подарок. К тому же, романтичный!

В ночь на Рождество.
Песня

 

В ночь на Рождество
Белый снег кружится.
Ночью Рождество
Празднует Столица.

В ночь на Рождество
Разнесём подарки,
Ночь на Рождество
Будет очень яркой

Дальняя звезда
Светит нам оттуда,
Мне твои глаза
Предвещают чудо.

Ночь на Рождество
Встретим вместе рядом.
В ночь на Рождество
Приласкаю взглядом.

Волшебство огней
В танце нас закружит,
Огоньки свечей
Греют наши души.

В ночь на Рождество…

razdelitel

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Inline
Inline