Про ЧУДО

Про ЧУДО

Наверное, всех людей можно – условно, конечно, – поделить на тех, кто в чудо верит, и… на всех остальных. Можно еще предположить, что жизнь у них отличается. Не лучше – у одних, и не хуже, у других, но, точно, в разные краски раскрашенная. При том, что для каждого из нас, в чудо верующих, свое ощущение чуда.

Пасха. Один из самых наших любимых праздников – ну, согласитесь, так, как мы готовимся к Пасхе, мы не готовимся ни к одному другому – ни к Новому году, и ни даже к Рождеству! Светлая Пасха – особый день. Именно с ней связано величайшее чудо христианского мира – Воскресение Иисуса Христа. Именно в ночь на Пасху все ждут Схождения Благодатного Огня, в молитвах и надежде, что это чудо случится, и нам – еще жить! И, конечно же, в эти особые дни ждём чуда, своего, персонального – кто-то мечтает о нём вслух, кто-то загадывает его про себя.

И все же, мы не стали (понимая, что вера у всех нас – разная, и чудо для каждого из нас, повторимся, тоже разное) связывать христианской темой Великого Воскресения всех, кто откликнулся на наш вопрос о Чуде и чудесах. Верят ли в них? Случаются ли? И какие именно? Но, подытоживая все, что вы прочтете в собранных историях и рассказах, можно заметить, что есть нечто общее, знаменатель чуда, который у всех один и тот же – любовь к жизни. Которую так точно выразил наш бывший соотечественник, режиссер Николай Лебедев: «Про чудо могу сказать коротко: это чудо – что я все еще живу. И это большое чудо, и огромное счастье, что меня окружают прекрасные люди, близкие и далекие. Я очень дорожу этим чудом»

Светлой всем Пасхи!

 

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

 

Наталья Пухлякова

 Бабушка

 

Чудо…  Такое большое по ощущению, и такое трудное для понимания слово. Сколько бы я ни перебирала в голове события моей жизни, сколько бы ни было в ней удивительных и волшебных моментов, которые вполне могли бы сойти за чудо, я не сомневаюсь больше, я точно знаю, что  настоящее чудо – это люди, которые были и есть в моей жизни. Те, кто научил  меня любить.

Когда моя девочка сказала мне, что я стану бабушкой, и я стала пробовать наощупь, на звук, на суть это слово, я снова и снова возвращалась в памяти к моей любимой и единственной бабушке Тане. А надо сказать, что в моей памяти она живет в особом хрустальном дворце, который она сама и выстроила своей удивительной жизнью, своей бескорыстной и тихой любовью, своей верой и благодарностью за всё, что посылала ей судьба.

Когда она привела меня первый раз в церковь, мне было лет пять. Я не понимала, где мы оказались вдруг, после улицы – свечи, блики, золотой алтарь, непонятные запахи и звуки… 

И бабушка – смотрит на меня и смеётся, что было большой редкостью. И целует мне ручку, что было вообще немыслимо. Чудо какое-то! Эти походы были нашей тайной и радостью, потому что там всё было по-другому, чем во дворе, или в садике, или дома. А потом вдруг она заболела, в один миг. Мы шли из садика, она всё говорила, что ей тяжело идти, и что вот как только мы перейдем дорогу, она сядет, отдохнет немного…

Больше она на ноги не вставала никогда. Не представляю себе, как она сумела убедить семью, что теперь должна жить отдельно, чтобы мы, дети, не жили рядом с болью. И с тех пор 22 года жила в своей квартирке на земле во дворике на Щусева, каждый день выезжала в коляске к турнику, который для неё сделал папа, и «расхаживала» ноги, держа весь свой вес только на руках. Мы каждый день приходили, мама – в обеденный перерыв, я – после школы, всей семьей – в воскресенье. Она молилась за нас за всех, держала нас в мире и простом порядке,  учила любить друг друга и жизнь, пока не ушла…

Теперь я – бабушка. Если и говорить о чуде, то вот же оно – моя внучка, маленькое огромное  чудо моё, непостижимое и бесконечное, с которым не могу ничего сравнить.  И самое чудесное в новой жизни то, что она начинает создавать вокруг себя такое поле счастья, открывает твои забытые или наглухо закрытые сундучки с разноцветными чувствами, воспоминаниями, стихами, музыкой, небом, звёздами. Весь мир сосредоточен в маленьком человеке, только что появившемся на свет. И как мне кажется теперь, не мы вкладываем в ребенка добро, совесть, душу, – а он нам это отдает. Мы можем выбрать, какими стать с приходом в нашу жизнь ребёнка. И это настоящее чудо. Это как Воскресение, которое даётся каждому из нас.

А перед праздником праздников, перед  Воскресением, будет мой любимый и чудесный день. Каждый год, уже много лет подряд я наблюдаю это чудо тихой Великой субботы, когда буквально всё вокруг пропитано любовью – она дрожит в каждом молодом листочке, она звучит в птичьих трелях, она пахнет куличами, из неё соткан воздух, она льётся с неба потоком волшебного света, её как будто можно потрогать руками. И я понимаю, что бы ни было со мной дальше, есть тот, кто будет любить моё чудо, моих родных и близких, будет любить всех людей так, как нам не дано постичь. И мы можем этому научиться – у детей. Ну, разве это не чудо?

 

Василий Ботнару

 

Мне кажется что «Рожденные в СССР», к сожалению, получили октябрятско-пионерскую прививку от чудес. И никакая Алиса не смогла отлучить нас от соцреализма. Поэтому нам легче принять на веру самые невероятные версии уфологов, чем согласиться с заключениями лиценизированных чудологов.

Кстати, наверняка же помните, что Ватикан совсем недавно изменил «процедуры признания событий чудесами», коими занимается орган под названием Конгрегация по канонизации святых. Классификатор для чудес нужен в ходе беатификации. Обычный до того человек, признаваемый Ватиканом блаженным, должен был совершить хотя бы одно чудо. А сертификат на чудо Конгрегация может выдать только в том случае, если предварительно комитет ученых экспертов придёт к неоспоримому выводу, что претендующее на чудо событие не может быть объяснено современной наукой.  Вот такие к чудесам жесткие требования.

И все же, несмотря на советскую прививку, я безоглядно верю в одно чудо. А точнее в целых три.

Их зовут Емилия, Александра и Камий. Это мои внучки. Две старшие живут в Кишиневе. Младщая родилась парижанкой. И как иначе, если не чудом, величать то, как удалось каждой из них, собрать воедино разбросанные на ветках огромного генеалогического древа крупицы обаяния, ума и красоты (и журналистского любопытства – единственное качество, которым могу похвастаться)?.. И никакие ученые эксперты из Ватикана не смогут меня убедить в том, что это чистой воды генетика. Это – чудеса да и только! И с такой постановкой, уверен, безоговорочно согласятся все бабушки и дедушки на свете.

 

Elena Chioibas

Miracolul, minunea sau puterea minții…

 

Undeva, departe, la Sudul Moldovei există un sat, sat pe care îl am frecvent în visele mele, în care mă văd cum intru, mergând printre sălciile plângătoare, pe sub un pod, care are și nume-«Podul Gălățeanu», pe care cândva treceau mult mai multe trenuri de câte trec azi.

Îl visez, probabil, atunci când dorul de copilărie, mamă, pace și liniște pun stăpânire pe mintea mea. Loc mirific, în care am cunoscut ce înseamnă soare, dragoste, respect, grijă, tradiții, reguli și speranță.

Tot acolo am văzut prima dată Fulgerul. 

Nicăieri în lume cerul nu e mai frumos și mai bogat noaptea, iar Fulgerul nu e mai violent și mai  aproape de pământ, așa crede mintea mea. Nicăieri în lume, în noaptea de Sânziene, după ce se deschid cerurile, nu-și cânta mai frumos greierii cântecul de dragoste, nicăieri în lume nu găsești într-un mal de râpa atâtea straturi de sol variate prin culoare și consistentă, nu vine Omul Alb, care ia copiii ce umbla singuri pe dealuri ca să prindă vulpea și nu curge așa selul vara, când ploile fac să curgă apă multă, apă pe care o trimite Bojica, apă ce urlă turbat și împinge bucăți de pietre mari, colorate si diforme. 

Ploile de vara de la sud!

Bojica deschidea cerurile și avalanșa de stropi mari, grei și reci cădea peste sat.  Stropii își făceau loc printre frunzele prăfuite și apoi, de erau însoțiți de grindină, rupeau frunzele verzi ale tunelului de Bacon din fata ușii, făceau praf din omizi, păianjeni și alte vietăți, ascunse sub frunze. 

Deasupra norilor trebăluia Sf. Petru, începea să umble nervos cu căruță prin ceruri, ca să ne certe, așa zicea bunica, mai mult în șoaptă. Sf. Petru ne făcea săînțelegem că l-am supărat pe Dumnezeu!

 Da, începea să tune. Cu cât mai tare se înfuria, cu atât mai tare tuna, iar când trăgea cu biciul, fulgera. Cu cât mai puternic lovea, cu atât mai tare scăpăra. Obligația noastră, a copiilor, pe timp de ploaie era să închidem toate ușile, să scoatem aparatele electrocasnice din priză, să ne depărtăm de la geam și să așteptăm să treacă șuvoiul, ca mai apoi să ieșim în stradă să vedem ce a adus apa. 

Deși erau așteptate, ploile aveau rânduiala lor, făceau schimbări de culoare, stare și miros. 

În una din zile, fiind un copil cam bolnăvicios (mereu mă durea gâtul), alintat, capricios și manipulator, am rămas singură acasă. Am reușit să-mi conving părinții să nu mă ducă la grădinița. Nu-mi plăcea să merg la grădiniță, să dorm în patul acela, să mănânc mâncarea de acolo și să spun poezii la comandă.

 Unde mai pui că în acel sfârșit de august plângeam că nu am fost acceptată in clasa Iși că trebuia să aștept hotărârea consiliului raional de a-mi permite să merg la școală la vârsta de 6 ani, după un scurt examen. Cunoșteam abecedarul cap-coada, cunoșteam toate cabinetele, toate colțurile din cancelarie, toți pedagogii…Gravitatea perspectivei de a nu fi acceptată lua amploare și mai mare la gândul că verișorii mei dragi plecau în acel an la școală — Vica, Serioaja, Ana, Liuba si Liuda, — iar eu nu…

Mare tragedie…

Rămăsesem singurăși supărată acasă.

De cum a ieșit mama pe poarta, eu mi-am pus pernuța pe pervazul lat și am început să plâng. Așa făceam mereu, când mă lăsa mama undeva sau pleca și rămâneam singură — boceam cu «vreau la mama» până adormeam, mai răsfoiam vreo carte sau niște poze,  îmi găseam ocupație si iar plângeam… și tot așa le rânduiam,până intra mama pe poarta, iar atunci trebuia să fac tot posibilul ca ea să vadă cum «sufăr» și neapărat trebuia să vadă «urma» de lacrimi — așa era tradiția! Așa aveam în plan să fac și de această dată.

În acea zi de vară ploaia a venit la fel de brusc, tuna și fulgera, lumina fulgerului era tot mai puternică, iar tunetul cutremura podul casei. Eu mă calmasem puțin, urmăream cum bat și se lipesc de sticlă bucățile de gheață. Dintr-o dată s-a făcut lumină, una mare-mare de tot, așa cum nu mai văzusem vreo dată.

Am sărit în picioare, mi-am lipit mâinile  de geam, ca să nu mădezechilibrez. Cu ochii țintiți în sus, am văzut cum în direcția mea, din inima cerului, zbura o săgeată de foc, bine conturată.  În numai câteva frânturi de secundă s-a izbit de geam și a căzut pe trotuarul asfaltat din jurul casei, provocând un sunet de fier lovit cu barosul. Nu mai auzeam nimic. Mi s-au tăiat picioarele, m-am așezat în genunchi, dar gândul că apa poate lua săgeata și curiozitatea m-au împins afară. Am pipăit trotuarul, centimetru cu centimetru, udă până la piele, în căutarea obiectului din fier, am trecut în grădina.

«Poate a ricoșat și o găsesc acolo?!»Am fugit înapoi, în casa, am luat o cutie de sare, am vărsat sarea, formând o grămăjoara pe pământul ud. Acoperind-o cu tot corpul, am înfipt un cuțit în mijloc, strigând spre cer cu mâinile in sus: «Bojica, închide cranurile! (robinetul)» și am continuat să o caut printre plantele din grădina: în fiecare vad, sub fiecare floare…

 Ploaia începuse a se calma, eu, bucuroasa că Bojica m-a auzit, plină de noroi până la gât, udă până la piele, cu sandalele pe nu știu unde, continuam să caut…

Mama, care mă lăsase singură și care, probabil, după câteva încercări de a suna la telefon, ca să se asigure că sunt bine, că nu am ieșit afară sau nu m-am speriat, Doamne ferește, a lăsat clasa cu o colega și a venit într-un suflet acasă. 

Intuiția mamei mele nu o înșeală  niciodată!

Mare minune! Cum se face că mamele simt cu un pas înainte, atunci când puilor lor ceva li se poate întâmpla?!

Ca să ajungă acasă, mama trebui să se strecoare, nevăzută de directorul școlii, prin gaura gardului împletit din sârmă, prin sel…

Șoc!

Ea s-a speriat cînd m-a văzut, iar eu de ea…

-Lenuțaaa!

-Maaammaaa!

Mama s-a speriat că mă voi îmbolnăvi din nou…S-a repezit spre mine, m-a strâns, de simțeam cum îi forfotesc mațele, (îi veneam cam până la buric, atât)…

Ochii ei păreau și mai albaștri, parul și mai negru, iar rochia cerie de cremplin (crimplene)… cea mai frumoasă!

 Plângeam amândouă, cuprinzându-ne…

Eu — de bucurie că,odată ce m-a cuprins, cu siguranță nu voi «mânca croială», iar ea — din mai multe motive. Nu-mi plăcea să o văd plângând, nu știam cu ce să o ajut și mă simțeam de nimic când realizam că plânge din cauza mea.

Într-un final, ea a pus întrebarea mult așteptată:»De ce? 

De ce ai ieșit goală în ploaie? De ce desculță? De ce umbli în patru labe prin grădină? Ce ți s-a întâmplat?”

I-am zis:» Caut săgeata din cer».

M-a dus în casă, m-a spălat, m-a șters cu un prosop mare, mi-a făcut o frecție cu tinctura de propolis, făcută de ea, că și azi îi simt mirosul. 

M-am trezit a doua zi în brațele bunicii Dunea, care învârtea deasupra capului meu un petec de stofă albastră de lână ce fumega. Bunica Dunea era severa, cu mii de reguli stricte. Era fata de turcoaică.

Am mijit ochii, eram în vizorul a patru ochi dragi. Bunica deasupra capului, capul meu, eu pe picioarele ei, iar mama așezată pe un scaun din fata patului mămângâia.

Am înțeles că suntem la bunica și nu bunica la noi.

Nu știam ce a fost și ce urmează. 

Mi s-a făcut milă de ele și rușine.

Pana la urma, fie ce-o fi, am deschis larg ochii,  ca să înțeleagă ele că m-am trezit. Mama a zîmbit ușor. 

Da, eram în siguranța totală!

Lacrimile au început să-mi curgă de la sine, am simțit că vreau sa-mi cer scuze. Mama nu a zis nimic…

Bunica a spart tăcerea: «Shhh, taci si ascult: tuești aici, totul va fi bine! Să știi că asta e un semn! Te iubește Dumnezeu!» 

Nu se vorbea în casa noastră despre Dumnezeu, așa erau timpurile, cu toate că bunica era din a șasea generație de preoți turci, veniți în Stepa Bugeacului cu misiune, dar nici despre asta nu era bine să se știe…

«Să ai grija la ce faci, ce gândești, cui, ce și când îi dorești.»

Evident, nu am înțeles ce are in vedere, dar am tăcut chitic. 

Bunica, tot mai ținea în mâna petecul fumegând, a mai șoptit ceva și și-a mai făcut cruce de câteva ori. 

«Mare minune! Mare e puterea Domnului!»- a zis, uitându-se la mama,» ai grija de fată. Mare minune!»

Nimeni nu a mai zis o vorbă și nici nu a știut nimeni despre astă întâmplare, a rămas secretul nostru!

P.S. Nu, nu am răcit atunci. Am fost acceptata la școală.

În prima zi de școala a plouat. Știu, Dumnezeu mă iubește și astăzi.

 

Наталья Мелехина

Чудо в моей жизни

 

Я верю в чудеса, хотя, как классический психолог, всегда все объясняю себе, почему именно так произошло. В моей жизни случается много чудес и все они – от маленького до большого – удивительны. Я очень хорошо помню одно из таких чудес, которое случилось со мной, кажется, в 2007 году. Почему-то именно о нем захотелось рассказать.

У моего брата 17 сентября день рождения, и мы с моим мужем захотели сделать ему подарок – отвезти его на море на выходные на его волшебный праздник. Когда мы пересекали таможню, лил невообразимый дождь, небо было затянуто тучами, и было очень холодно. К тому же, прогноз погоды на выходные был неутешительным. Но нас это не остановило, на таможне над нами посмеялись, что мы едем на море в такой холод. Однако мы были полны решимости и веры, что вселенная нам улыбнется вопреки всем прогнозам, тем более, что мы попросили ее о теплом солнце.

Мы приехали поздно вечером в сильный дождь и холод (пляжный сезон уже был закрыт) и легли спать. А наутро, когда проснулись, небо было абсолютно чистым, светило яркое солнце и люди, которые нас приняли, удивлялись, что произошло с погодой. Мы смогли пойти на пляж, даже купались в море, и два дня было восхитительных эмоций, полных радости жизни. Мы праздновали от души и веселились и, конечно же, благодарили вселенную за это чудо. Когда мы собирались в обратный путь, начали набегать тучи, и уже по дороге домой зарядил сильный дождь, который длился не один день. Вот такое чудо было в моей жизни и не одно и, я думаю, весь секрет в том, что мы просто сильно верили в возможность чуда.

Но, если честно, вопрос не в чудесах, на мой взгляд, а в умении радоваться жизни. Когда я хочу, чтобы было все хорошо и ожидаю только позитива, мое внимание начинает работать выборочно (а это уже чистая психология) и начинает подмечать лишь положительные моменты. Так создается ощущение, что происходит чудо, но чудо происходит внутри нас – мы выбираем, что видеть – плохое или хорошее.

Еще я заметила, что когда ты доверяешь энергии вселенной, она тебе помогает, давая подсказки, как получить радость и исполнить задуманные желания. Я всегда благодарю пространство за то, что оно помогает мне, никогда не жалуюсь на него и не виню ни в чем. Может именно поэтому в моей жизни происходит очень много чудес, нужно только видеть их.

Я считаю чудом даже тот момент, когда я подхожу к остановке и очень опаздываю куда-то, а маршрутка, которая ходит раз в 20-30 минут, подъезжает именно в этот момент. Чудо для меня даже то, что стоит мне только подумать о каком-то человеке, который мне нужен, и он мне сразу звонит, или я встречаю его в городе.

Мы сами создаем нашу картину мира, и сами выбираем верить в чудеса или нет. Как вы думаете, могут произойти чудеса с тем человеком, который в них не верит? Не думаю, вот и получается, что я верю в них, и они приходят в мою жизнь. А взамен я делюсь своими эмоциями с другими, чтобы чудо хотело быть в моей жизни. Мне кажется, многие просто не понимают, что с ними происходят чудеса, и потому не видят их. Для меня, как бы это пафосно ни звучало, сама жизнь уже как чудо, где куча возможностей, эмоций, радости и любви. Я верю в чудеса, я их видела, а вы?

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Inline
Inline