Кофейно-музейные ароматы

Кофейно-музейные ароматы

Пока сам Стукалов, красивый, в турецкой красной феске, раздавал интервью и наливал кофе, налево и направо, мы прогуливались по второму этажу Национального музея этнографии и природы, вдоль выставки, которую главный молдавский пропагандист этого напитка окрестил как «Эволюцию кофеварки», поражаясь многообразию экспонатов, которые во вневыставочные дни господин Стукалов держит дома. Что само по себе факт удивительный, если вспомнить все Сашины кофейные выставки, с чашками, кофеварками, турками, а также десятками или уже сотнями картин, написанных вдохновленными (уж тут иначе не скажешь – только на вдохе можно обозначить кофейными мазками соблазнительный женский контур) авторами. Где он их хранит?! Но об этом позже…

Так вот, Ирина мне рассказывала о своих свежайших впечатлениях о Львове, очень кофейном, оказывается, городе, в котором аромат обжаренных зерен пропитывает все подряд, вырываясь из окон чудесных кофеен и кафе, витая по мощенным улочкам, и дразня на нарядных, к Рождеству, площадях. Во всяком случае, под рассказы Иры именно так – в огнях и на обжигающей кофейной ноте – я себе представляла город, в который так давно, и теперь уже так сильно хотелось попасть. Ирина рассказывала о львовянине Юрии Кульчицом, попавшем в плен к туркам, где не только выучил язык, но и полюбил знаменитый напиток, а позже спас Вену от турок, и приобщил венцев к кофе. А я улыбалась в ответ: услышь сейчас эту историю Стукалов, он бы непременно оторвался от очередного журналиста с камерой, и напомнил про логофета Тэуту, попавшего к туркам, правда, не в плен, а с дипмиссией, от Богдана Воеводы, уже больше пяти веков назад.

Как любит подчеркивать Саша, именно Тэуту стал первым молдаванином, попробовавшим кофе – и открывшим его по возвращению домой, на Родину, всем остальным. Поэтому с гордостью можно считать, — это тоже всегда подчеркивает Саша, — что именно молдаване стали пить кофе значительно раньше, чем вся остальная Европа.

Но возвращаясь к выставке. Какая она по счету, Стукалов уже и затрудняется ответить. Смотря, что считать выставкой, говорит он, и начинает перечислять: «Лет пять назад была здесь же, в Этнографическом музее, — тогда она была посвящена кофейным чашкам. Два года назад в Историческом музее, еще на Молдэкспо, в театре «Eugene Ionesco» во время фестиваля BITEI. Были выставки картин в Национальной филармонии, в Садово, на TV7, сейчас в баре «Кофемолка», что-то продолжает висеть, из турок, в Coffee House Orient, на Рышканове». Стукалову, может, и не так важно, сколько «кофейных» мероприятий, выставок и так далее, он провел, рассказывая всем пытливым гражданам страны историю напитка, и всего, что с ним связано, а вот нам его пример кажется очень даже интересным. Саша – человек одержимый, и только на такой вот страсти можно вовлекать, развивать, созидать. Перебирая в уме приевшиеся фамилии первых лиц города и страны, тоже, конечно, можно обнаружить одержимость, но в ней ни развития, ни созидания.

О кофеварках. Чего тут только нет, но, как утверждает коллекционер, все экземпляры одинаково дороги его сердцу кофемана, каждый – со своей историей, и каждому Стукалов радуется как ребенок. Вот Джебена( Jebena) – легендарный эфиопский кофейник, в котором варили во все времена кофе все, без исключения, народности Эфиопии. Венский габет (балансирный сифон) Саше подарила когда-то Яна Иванченко, наша бывшая соотечественница. Ручной пуровер видели когда-нибудь? В коллекции фирменный пуровер Melitta, с бумажным фильтром, есть. Кофейник Carlsbad. Гейзерная кофеварка Мока Экспресс (или Мока Пот), которая, как утверждают итальянцы, стоит едва ли не в каждом доме Италии – это не только историческое и оригинальное название кофеварки, но и самый распространенный способ приготовления кофе.

Есть Аэропресс от Алана Адлера, 2005-го года – года, когда и было сконструировано это ручное устройство. Френч-пресс (French press): с 1852 года, пресс-фильтр система, известная как Melior, широко используется во всем мире под названием «французский пресс» или «поршневой кофейник». Корреадор (Chorreador) – привет из Латинской Америки: это коста-риканский деревянный кофейни, с тканевым фильтром. А вот – Восточная Азия: Phin Cà Phê – это традиционная вьетнамская кофеварка-фильтр, подчеркивающая вьетнамский стиль кофепития, хотя, как утверждают на ее родине, этот метод заваривания кофе не является истинно вьетнамским, — он достаточно популярен в Лаосе, Камбодже, на Тайланде, и в других регионах. Первое упоминание о Phin Cà Phê было найдено в начале 19-го века. Во Вьетнаме люди не пьют кофе на ходу, а предпочитают неторопливое кофепитие в дома, либо в кафе, поэтому эта кофеварка — идеальный, в том смысле, что довольно простой, но и достаточно зрелищный способ заварить чашку натурального кофе.

 Кофеварка Grower’s Cup «Кофе Брю» — многоразовая бумажная кофеварка, в которой уже есть кофе, и заваривать можно его до шести раз! Кофемашина Francis Francis X7 — от известного итальянского производителя эспрессо кофемашин и архитектора Луки Трацци. Что там еще? Еще много, в общем, лучше самим приходить и смотреть.

«Саша, а ведь ты мечтал о музее кофе?» — «Продолжаю мечтать. Нужно место. Нужны деньги. Это ведь должно быть культурное заведение, как в Питерском музее кофе: и история, и магазинчик, и кофейня с мастер-классами. Вот буду в нашем кишиневском Музее Земства площадь под нашу затею просить. А там уже можно и давно задуманный памятник логофету Тэуту поставить…».

Исчерпаема ли тема кофе? На первый взгляд, да и на второй, — конечно, да. Стукалов Саша имеет свое однозначное мнение: нет! Вот сейчас, говорит он, конструируют картонную кофеварку, а уже создается молекулярный кофе, жизнь постоянно придумывает многие вещи, и вообще, сегодня тема кофе – в моде. В ближайших планах Александра – курсы кофепития, с дегустациями. А потом, кто-нибудь пытался вырастить кофе в Молдове? – это уже развиваем тему мы, но не исключено, что шальная мысль посещала кофейно-одержимого Стукалова. Почему бы и нет? Бананы-финики, между прочим, уже растут на тепличных грядках у некоторых молдавских фермеров.

…И опять мысли разные, после выставки. Знаете, о чем? Вот есть у нас целая отрасль – виноградарство, с виноградниками, с заводами, со службами маркетинга, с национальным фестивалем, с целым департаментом, круглый год работающим, и кучей еще непонятно каких структур и людей, чья профессия полностью завязана на винограде и вине – а национальной идеей эта тема так и не стала. И есть Саша Стукалов, один, но страстный кофеман – и сколько уже народу у нас подсело на его кофе, с его подачи, кто-то пишет кофе картины, кто-то создает кожаные панно, про кофе, или акварели, с девушками, пьющими кофе, а кто-то ранним утром записывает новый рецепт, выисканный Стукаловым в дебрях интернета, то с солью, то с молдавским вином….

 

Инна Желтова, Ирина Могилева

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Inline
Inline