Достояние республики

Достояние республики

Константин Москович: Я точно знаю – Бог есть, и он не имеет национальности

В Японии существует на государственном уровне титул «Достояние республики». Глубоко убежден, что такой же должен быть утвержден и в нашей стране, только присуждать его ни в коем случае не должен ни президент, ни парламент, ни правительство. Этими полномочиями следует наделить особый совет из достойнейших граждан Молдовы.

Разве не достоин подобного титула выдающийся наш современник композитор Евгений Дога, своими произведениями прославивший маленькую Молдову на весь мир?! А скрипач и дирижер Николай Ботгрос вместе с его ансамблем народной музыки «Лэутарий», Владимир Курбет с его танцевальным ансамблем «Жок»?!  В этом немалом списке обязательно присутствие другой знаменитости без преувеличения мирового масштаба – Константина Московича, первого и единственного пока молдаванина, давшего концерт на сцене одной из самых престижных в мире площадок Карнеги-холл в Нью-Йорке (лишь одно достижение из длинного списка заслуг Маэстро).

Эти люди не просто дарят нам всем удовольствие своим творчеством, они знакомят жителей самых разных стран планеты с пусть небольшой, но прекрасной страной Молдовой, с ее традициями, культурой, искусством, а через них – с прекрасным и добрым нашим народом.

Как старый и страстный поклонник не только творчества, но самого человека по имени Константин Москович, воспользовался на днях выпавшей счастливой случайностью пообщаться с ним в небольшом промежутке его плотного графика в короткие периоды пребывания в Молдове.

Слава богатым, но добрым и отзывчивым

Разговор поначалу вполне естественно коснулся двух недавних концертов Московича. Константин не скрывал гордости за свой юбилейный концерт «Мелодия души» и, особенно, проектом «Шлягеры 70-80-х годов».

— Первый порадовал, кроме всего прочего, тем, что рядом с моими постоянными и узнаваемыми поклонниками в зале было много молодежи. Я ведь так старался, растил и лелеял все эти годы группу понимающих и поклоняющихся музыке ная людей. Уже давно заметил, что обычно в концертных залах Молдовы на моих выступлениях присутствуют, как правило, одни и те же люди, хотя появляются и новые лица, которые уже очень скоро становятся «старыми» поклонниками.  А что до молодежи: тешу себя надеждой, что это дети моих поклонников выросли и вкусы родителей передались и им.

А вот о «Шлягерах» разговор особый. Шутка ли, за полтора месяца записать с украинским симфоническим оркестром (наши все заняты были в тот период) 28 хитов (на концерте прозвучали 36). Низкий поклон Василию Афанасьевичу Киртока, которые профинансировал этот замечательный проект.А какое огромное удовольствие получили участники концерта! Мы ведь пригласили всех живых исполнителей, авторов песен и композиторов. Как ни трудно было из-за болезни приехать известному нашему композитору, проживающему сейчас в Румынии, Иону Енаки, но он не смог пропустить возможность вновь хоть на пару часов вернуться в годы прекрасной молодости. И после концерта он не просто поблагодарил меня, а признался, что этим проектом я продлил ему жизнь. Такое дорогого стоит.

– Знаешь, – вдруг резко сменил тему Константин, – я не могу понять, откуда в нашем обществе такая неприязнь к людям состоятельным, добившимся успеха в бизнесе? Мне очень больно встречать в некоторых СМИ всякие язвительные замечания в их адрес. А ведь многие из них помогают чем могут нуждающимся. Просто вы, журналисты, сами мало говорите о таких примерах благотворительности, вам все погорячей подавай. А я вот горжусь тем, что кроме своего творчества тоже смог сделать и что-то реальное для страны: в свое время ко мне обратились  руководители благотворительного общества Италии «Rinnovamento Nello Spirito Santo» с предложением дать тур концертов, все сборы от которых пойдут на строительство интерната для детей в Молдове. Я за два месяца дал 68 концертов по всей Италии, и мне приятно осознавать, что Реабилитационный центр для детей на улице Гренобля – результат моих трудов.

 

Я не знаю, откуда это у меня. Возможно, результат воспитания. Хотя специально нам никто из родителей не читал морали на тему, что такое хорошо, а что такое плохо. Но вот сочувствие чужому горю, сопереживание как-то глубоко сидит во мне. Может, это результат родительских рассказов об их детстве?  Моя мама осталась сиротой, из 16 членов семьи остались лишь она с братом, остальные умерли от голода. Она рассказывала мне, через что прошла, и это отложило глубокий след в моем сердце. С папой так же: дедушка был сослан в Сибирь, поэтому отец, как самый старший, заботился и поднимал на ноги младших братьев.

В жизни мне приходилось делать все самому – не было ни спонсоров, ни льгот. Может, поэтому, когда у меня есть возможность протянуть руку помощи, чувствую потребность сделать это. Кто знает, возможно, и я для кого-то именно тот, кто в один момент может подарить уверенность в завтрашнем дне! И если я имею такую возможность, то почему нет?! Я много общаюсь по всему миру с людьми не просто состоятельными, но очень богатыми, и вижу, как они пользуются любой возможностью оказать помощь страждущим. За что, кроме всего прочего, пользуются уважением в обществе. У нас же меценатство, благотворительность не в особом почете, по крайней мере об этом мало и не очень громко говорят, а надо – чтобы и другие следовали этим примерам.

Глава мистическо-романтическая

Давно хотел задать своему кумиру вопрос, но все не решался. А тут атмосфера нашей беседы расположила, и я не сдержался:

 – Константин, а не приоткроете ли завесу тайны вашего знакомства и романа с женой Валентиной?! В прессе ничего не находил об этой страничке вашей биографии.

На что Москович широко улыбнулся:

– Да какая там тайна?! Не спрашивали – не говорил. Хотя тот тюльпанно-розовый период мы с Валентиной любим вспоминать. Еще бы! Роман до свадьбы длился целых два года, и за эти 24 месяца мы провели вместе … не более двух недель! Но, давай с самого начала. Случилась наша первая встреча в 1986 году. Я – солист ансамбля Юрия Садовника «Легенда», живу в общаге филармонии, вечно голодный. При этом мне покровительствует семья Мунтяну из знаменитого танцевального ансамбля «Жок» – почти вторые родители, добротой и гостеприимством которых я бессовестно пользовался и при каждом удобном для себя любимого случае заваливался к ним в дом, уверенный, что буду накормлен досыта и обогрет. Вот и в тот раз, вернувшись с гастролей, небритый и голодный, пришел в их дом – а там несколько семейных пар из «Жока» и несколько молодых-холостых. Я как увидел Валентину – будто током ударило, вот честно, сразу понял, что это моя судьба. Как ни старался, а глаза к ней поворачивались весь вечер. Пытался обратить как-то на себя ее внимание – ноль! Я тебе больше скажу: она еще и с парнем была. Хочешь еще больше?! Она мне потом призналась, что я ей сразу… не понравился! Да не просто, а очень не понравился! А потом еще и «родители» мои, Мунтяну, ушатом холодной воды «поддержали»: жена помягче да повежливей, а хозяин по-мужски, обухом по голове – не видать тебе Валентины, и пояснил, что в их творческом коллективе принято жениться между собой, связи, да еще узаконенные, с чужаками не приветствуются.

 

Но и я так легко сдаваться не собирался: стал регулярно при каждом посещении Мунтяну расспрашивать о делах и настроениях, успехах Валентины, передавал приветы ей. Мой и ее концертные графики были настолько плотными, что встретились мы с Валюшей совершенно случайно в кафе через… полгода. Ну, ты ж понимаешь и можешь себе представить, как я старался тогда понравиться ей. Что лед сердечный слегка растоплен, я понял по тому, что теперь супруги Мунтяну передавали приветы не только от меня Валентине, но и мне от нее –  заработала обратная связь. Поэтому в следующее наше свидание через… еще полгода я был более смел и напорист. Предстоял наш общий концерт, я достал несколько билетов на него и передал ее родителям, предупредив, что новую композицию на сцене исполню исключительно для Валентины.

Мне 26 лет, все одноклассники женаты и с детьми, а я холостяк. Маму это тоже мало радовало, переживала, да и внуков хотелось понянчить. Я пытался определиться по своему длинному списку кандидатов на роль жены со всех просторов огромной страны Советов (СССР), но думать мог только о Вале. А потому в новогоднюю ночь наступающего 1988 года, которую мы отмечали вместе в кругу друзей, я и сделал ей предложение. Да не просто так, а с предоставлением достаточного времени на раздумье и предупреждением – второго предложения не последует.

А теперь настраивайся если не на мистику, то на веру в существование Всевышнего. Первые числа мая 1988 года, я уже работаю в эстрадном ансамбле Анатолия Кирияка, в составе которого вместе с другими молдавскими артистами и танцорами на теплоходе «Приамурье» совершаем концертное турне по городам Японии.

Очень скоро я начинаю замечать, что одна очень симпатичная японочка присутствует на каждом нашем концерте, в каком бы городе он ни проходил, и преподносит мне букеты. А в ночь на 18 мая у острова Осака на теплоходе вспыхивает пожар. Масса пострадавших, 16 человек сгорели заживо, на мне – ни царапины. Нас переселяют в гостиницы, по телевизору новость о пожаре транслируют на фоне картинки, где я играю на нае.

По городам Японии нас теперь развозят на автобусах в сопровождении полицейских машин с мигалками. Вдруг по пути на очередной концерт колонна останавливается, меня просят выйти из автобуса. Каково же было мое удивление, когда мне на шею бросается та самая симпатичная японочка, плачет и в то же время смеется, лопочет что-то… Откуда-то взялся «их» переводчик, наш бы такое не перевел. Выясняется, что японочка сама по себе не простая (еще бы, колонну с советскими артистами остановить посреди трассы!), она – единственная дочь генерального директора известной не только всему миру, но тогда уже и в Советском Союзе фирмы… «Панасоник» – просит меня взять ее в жены! Вспоминая тот случай, я представляю себе, на каком нае, естественно, фирмы «Панасоник» я играл бы сегодня?! Но тогда… Я как можно мягче объяснил ей, что у меня на родине уже есть девушка, которую люблю всем сердцем, а она еще встретит достойного ее молодого человека. На что посол СССР в Японии, а он все время был рядом с нами, похлопал меня по плечу и произнес: «Молодец, сынок, родина не продается»!

Меня долго еще потом коллеги из ансамбля шутливо похлопывали так же по плечу и говорили ту сакраментальную фразу дипломата, только вместо «молодец» подбирали несколько иные эпитеты. Та японская девушка не знала того, что знал я. Сразу после пожара для всех пассажиров теплохода были открыты горячие линии, чтобы мы могли связаться с родными на родине. Пусть не обижаются на меня мои ушедшие уже в мир иной родители, но первым я позвонил не им, а Валентине, которая и сказала мне тогда, что согласна стать моей женой.

– А в чем же мистика-то?! – не унимался я.

–Ты разве не понял, что мой ангел-хранитель был всегда рядом?! Хочешь еще примеры. Изволь. Находясь с гастролями в США в 2001 году 11 сентября, я должен был выступать по приглашению тамошнего миллионера в концертном зале одной из башен-близнецов, но презентацию перенесли на 10-е число. А ведь время моего концерта 11 сентября и время крушения башен совпадало!.. Это далеко не все. Однажды я выступал в Израиле, в городе Цфат (один из четырех священных городов для евреев, наряду с Иерусалимом, Тверией и Хевроном. В XVI—XVII веках Цфат обрел славу как центр Каббалы, или еврейского мистицизма – прим. автора).

В ходе ознакомительной прогулки по городу при 50-градусной жаре обратил внимание на длинную очередь ко входу в пещеру, причем там были только мужчины и все с пейсами (традиционный элемент прически ортодоксальных и ультраортодоксальных евреев – прим. автора). Сопровождавшая меня женщина пояснила, что в пещере бьет родник, и если окунуться 10 раз в купальню и попросить что-то у Бога, то желание сбудется. К тому времени наш первый сын Виктор вырос, и мы с Валентиной очень хотели еще детей, но, увы… В общем, встал я в ту очередь и терпеливо выстоял, несмотря на явно враждебное ко мне отношение со стороны стоявших в ней. Впереди оставалось человек двадцать, как вдруг меня окликнул сидевший у входа в пещеру старик во всем черном и с белее белого длинной бородой. «Зачем ты здесь? – спросил он. – Сюда не всем можно приходить. Только специальные люди вправе входить в пещеру. Значит – ты особый человек, если Бог привел тебя сюда». А я, окунувшись 10 раз в купели, все твердил «Боже, дай Валентине то, чего она хочет». В том же году, будучи в Сочи, по совету организаторов нашей поездки мы с женой посетили тамошний монастырь. Когда мы осматривали его, к Валентине подошла старая монахиня и сурово так заявила: «Чего бродишь? Зажги свечу, поставь у образа Божией матери и проси, чего хочешь. Получишь».

Случились эти два события в 2012 году, а в феврале следующего мы узнали, что Валюша беременна. Я не знаю, кого услышал Бог – меня или Валентину, думаю, что обоих. И вот в ее 45 лет и мои 51 у нас появился второй сынишка Кристофер! И мы безмерно счастливы. К слову сказать, рожали мы в Майами, где я работаю по контракту.

Нам позвонила с поздравлениями Тамара Гвердтцители – давний близкий друг нашей семьи. В ходе разговора я рассказал ей, что в Молдове есть такая традиция: близкие друзья проводят в церкви обряд крещения младенцев и становятся их вторыми родителями. А потом спросил, не хочет ли она стать крестной мамой Кристофера?! На что Тамара ответила, что знает об этой традиции и даже сама хотела напроситься в крестные. Так что я теперь знаю точно: Бог есть, он любит меня и всех людей, вне зависимости от национальности и вероисповедания.

Материал был впервые опубликован в газете «Демократическая Молдова»

 

Виктор ВОСКОБОЙНИК

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Inline
Inline