Подарок в День Победы

Подарок в День Победы

*** Возложил  цветы на могилу неизвестного солдата в Тиргартене, недалеко от Бранденбургских ворот. Ведь сегодня в Берлине впервые выходной день.    Во время пандемии я оказался в командировке в Берлине и, как многие россияне, застигнутые за границей всеобщей бедой, из-за отсутствия авиасообщения не могу вернуться в Москву. Мне, наверное, легче, чем другим: я привычно живу недалеко от Александерплац, почти в центре столицы, в комнате частного дома, которую, приезжая в Германию по делам службы, издавна снимаю. Хозяева, семейная пара немка Юдит и датчанин Лауритц, стали больше, чем добрыми знакомыми, — друзьями. Гостеприимные, открытые люди, им нравится, когда у них гостят и китайцы, и индусы, и канадцы, и украинцы, и русские. Сейчас, правда, маленькая гостиница почти опустела…       75-летие Победы, или, как здесь принято называть, — «День окончания войны», 8 мая в стране собирались отметить многочисленными мероприятиями. Большинство из них из-за пандемии пришлось отменить. Но во многих местах возлагали венки. Юдит сделала мне в этот день поистине «королевский» подарок: предлоджила принять то ценное, что осталось у нее от отца, — памятную медаль «40 лет победы советского народа в Великой Отечественной войне», медали «Пушкин», «Гоголь», «Достоевский» и некоторые другие. Передавая коллекцию, Юдит сообщила, что все эти советские памятные знаки висели в их квартире на видном месте еще в 80-е годы, под конец холодной войны, когда семья жила в Западном Берлине. «Отец любил русских“,– сказала Юдит. Им он был благодарен за освобдление концлагерей.        Неожиданный и трогательный подарок вызвал у меня изумление и вопрос: какая история скрывается за ним? Вместо подробного объяснения Юдит дала мне книгу своего отца, Клауса Шойренберга, под названием «Я хочу жить». Она опубликована в Германии на немецком языке еще в 1982-м году. Погрузившись в чтение, я понял, почему ее выход сопровождался и позитивными рецензиями, и угрозами в анономных письмах: «Ты за это поплатишься!»       … Клаусу было восемь лет, когда Гитлер пришел к власти. К тому времени уже семь столетий еврейские предки мальчика жили на севере и юге Германии – в известных своей красотой Вестфалии и Рейнланде. Это характерно: к началу факельного шествия масс в коричневых униформах 30 января 1933 года немцы и евреи давно обитали рядом. Отчасти и поэтому сформулированные  в «Майн кампф» ещё в 1924 году  громкие теории пришедшего к власти фюрера о «вреде евреев» для «истинно немецкого» народа не были восприняты как сигнал немедленно бежать из страны. На месте все выглядело вроде бы не так уж страшно, и даже конкретные шаги к воплощению давно провозглашенных нацистских лозунгов были недооценены.       Семья Шойренбергов не торопилась уезжать: «они не знали, пишет Клаус, что такое Освенцим и что такое газовые камеры». Через несколько тревожных, тяжелых, опасных лет родителей вместе с Клаусом и загнали в концлагерь «Терезиенштадт», гле они были с 1943 по 1945 годы. По меркам гитлеровской  системы, это «небольшой» концлагерь, на 40 000 человек. Он был создан по решению гестапо в стенах старого гарнизонного города 18 века на территории нынешней Чехии. По величине его не сравнить ни с...

Далее

5 апреля в 15.00 презентаия новой книги Елены УЗУН «А может?» в Biblioteca Ştiinţifică „Andrei Lupan” strada Academiei 5a

5 апреля в 15.00 презентаия новой книги Елены УЗУН «А может?» в Biblioteca Ştiinţifică „Andrei Lupan” strada Academiei 5a

А может?                  Сборник поэзии и прозы Творческий багаж Елены Узун пополнился новой книгой – третьим сборником поэзии и прозы под названием  «А Может?». Автор сборника известна в Молдове как музыковед, журналист, театральный критик, писательница, поэтесса, член Союза композиторов и музыковедов в Молдове и лауреат фонда Ирины Архиповой в Москве. Она также автор книги о балете «Раду Поклитару. Свободный танец» (2012 год), литературных сборников «Дневники души» (2016 год), «Краски дня» (2017) и сборника публикаций «Перекрёстки судьбы» (2018). В сборник «А может?» вошли более пятидесяти новых стихотворений и ряд прозаических миниатюр. По мнению американского композитора Василия Медведя:  «Сложность и непредсказуемость нашей жизни рассматриваются автором на страницах сборника в великолепном разнообразии, и поддаются трактовкам Елены с присущими автору открытостью и драматизмом. Умение поэтессы и писательницы охватить глубинные пласты экзистенциальных вопросов-вызовов,  встающих перед современным человеком, подкреплено глубинным, бесспорным даром аллегорического видения жизни, позволяющим Елене Узун создавать поэтические образы бездонной глубины и значения.   Разделу поэзии посвящено  шесть глав сборника: «Следы отражений», «Осенние арки», «Радиации Луны», «Цветочные танцы», «Обещайте себе весну». Особо выведены в главу «Музыкальные Приношения» стихи, посвященные творческому осмыслению семантики произведений Игоря Стравинского и Сергея Рахманинова.   Проза Елены  экстравертна, более светла по содержанию, легка для чтения. В «Троллейбусных Историях» Елены Узун прослеживается идея общности жителей столицы, идея разделенной, одной на всех проживаемый жизни. В этих миниатюрах присутствует понятие «мы». Юмор, теплота, доступность языка изложения данных миниатюр, соседствуют с созерцательным размышлением и наблюдательностью автора за жизнью столицы, самих  кишинёвцев, выписанные Еленой в доступно-подкупающей манере.  Талант поэтессы неразделим от ее личностного портрета, что, в существенной мере, повлияло на творческое становление Елены Узун. Метафорическая составляющая поэзии Елены Узун делает возможным преобразить внешний, казалось бы, хорошо знакомый нам с вами мир, в нечто совершенно обратное – в реальность, полную тайны и мистики живого перевоплощения потенциального, сокрытого, в – проявленное. Порою мир наш – слишком жёсток и неуютен, чтобы об этом не писать. И эти оттенки прожитого, опытно прочувствованного, так же находят свое место в поэзии Елены Узун.     ...

Далее

Обещайте себе весну, алой вязью расшитую нежность… О новой книге Елены УЗУН «А может?»

Обещайте себе весну, алой вязью расшитую нежность…  О новой книге Елены УЗУН «А может?»

— Лена, смотрю, хронология свидетельствует, что ты писала весь январь. Для тебя этот месяц особо тих, и располагает к поэзии? Или, напротив, он слишком активный, улица пляшет и поет, и твое настроение – скорее, попытка убежать от всеобщего веселья? – Январь – месяц моего рождения. И это самое подходящее время для творчества и издания книг. Кружка кофе у компьютера – счастье. Тишина, покой, тепло. Много выходных, когда можно поработать над чем-то своим заветным, давно желанным. А яркий ли он, бурный, тихий, светлый? Не знаю. Мы празднуем, по сути, весь декабрь и январь. И что? Два месяца надо улыбаться, веселиться? Неестественно. Я хочу быть собой.   – Получается, выпускаешь по книге каждый год ко дню своего рождения? – Выходит так, что январь – начало нового цикла, и надо подводить итоги. Хотя были у меня книги летом: «Раду Поклитару. Свободный танец» в июне 2012, «Дневники души» в июне 2016. – Может, мне лишь показалось, но в этом сборнике в основном стихи – о стихиях, о временах года. «Равновесие марта», «рождественская ночь», «вербная масленица», «намеки весны в силуэте ветвей», «первые венки раннею весною», — я сейчас из нескольких стихотворений по строфе «нарвала» в общий букет, и лично у меня складывается такая картина. И какой ты отражаешься в каждом времени года? – Природа – лишь импульс, толчок…Я не пишу о временах года, об ощущениях зимы, лета. Главное – внутреннее состояние. Вот вижу интересное фото, картину, цветок, закат –  интересно,  что в них притягивает? Затем всматриваюсь, начинаю писать – идет проекция на образ, мысль, идею, метафору. Никогда не знаю, что получится в итоге. И знать не хочу, потому что это в музыкознании все выверяется, и в журналистике есть заданность тем. А самое интересное, когда ты чувствуешь общность с изображением, пишешь первую строчку, и все само собой выходит. Я отпускаю текст на свободу, доверяюсь интуиции. Не мучаюсь, не взвешиваю, не раздумываю. Все быстро и сразу. – Стихотворение «Сто путей» – о развилках, о надеждах, о разочарованиях, о победах. Скажи, это ты о себе ведь? И лодка по ветру мчится верно? Если я правильно тебя поняла, из ста путей ты нашла свой? Или все-таки, есть страх возвращений, в сотый раз начинать? И какой он, этот твой путь? «Сто путей, сто дорог-траекторий, перекрёстков, линий, историй. И зелёной воды листок, наползающий на остров, на котором ты одинок… Будешь мучиться, будешь метаться, прорываться и возвращаться, в сотый раз начинать, ошибаться. Но теперь уже лодка по ветру мчится верно – ведь ты у руля!» – Сто путей – символ ненадежности, неизвестности. И свободы… Ты ищешь – должна выбрать, жить. И даже если выбор не велик, как у нас, все равно надо пробовать, искать. И вполне возможно, что много раз вернешься на круги своя, будешь повторять те же истории,  затем пробовать новые пути, но все равно не найдешь свое. Я с юности знала, что хочу быть музыкантом, музыковедом. И в годы студенчества была совершенно уверена в правильности выбора. Но жизнь распорядилась...

Далее