История вторая: Ольга Крушеван

История вторая: Ольга Крушеван

Следующую нашу героиню «Пяти историй любви», о которой во время прогулок «Ёлкиных Посиделок» рассказал Фёдор Евстигнеев, в девичестве звали Ольга Крушеван. Поэтесса, переводчик, имеющая докторскую степень, она владела 11 языками, и была хорошо известна в Европе. Родилась Ольга 5 июня 1896 года в селе Плоска, Оргеевского района. Её воспитанием занимался отец, Иван Эпаминондович Крушеван. Его супруга Екатерина умерла при родах. О детских годах будущей поэтессы и талантливой переводчицы известно мало – оно проходило в кругу семьи, где девочка и получила первоначальное домашнее образование. Дочь боготворила отца, относилась к нему с огромной нежностью и преданностью – и это легко отслеживается в её поэтических произведениях. Возможно, её дальнейшая судьба сложилась бы иначе, будь у Ольги другая фамилия. Однако антисемитская деятельность троюродного дяди девочки, Павла Крушевана, и его причастность к кишиневскому погрому 1903 года серьезно повлияли на всю семью. И многие историки предполагают, что это коснулось и выбора дальнейшего обучения для Ольги – отец захотел оградить свою дочь от неприятных слухов и мнений, и в 1908 году она едет учиться в Одессу, в 4 женскую гимназию, известную как Мариинская. Последующие 10 лет жизни девушки были связаны, в первую очередь, именно с этим городом. Однако первые классы в гимназии – с 1908 по 1912 годы – девочка проходит экстерном и приходит в гимназию лишь для сдачи экзаменов. Посещать занятия вместе со своими сокурсницами она начинает только в 1912 году.   Училась гимназистка Крушеван хорошо, что следует из записей в её личном деле. И, окончив гимназию, Ольга решает продолжить учебу, чему в семье оказались не рады. Однако, преодолев сопротивление домашних, девушка поступила на Одесские высшие женские курсы на историческое отделение историко-филологического факультета. Успешно закончив его, она получила диплом в 1918 году, но уже под фамилией Клопотова. Такой довольно ранний брак часть историков склонна объяснять не только внешней привлекательностью, живым умом и жизнерадостностью Ольги Крушеван, имевшей множество поклонников, но и желанием поменять свою девичью фамилию. О браке с Глебом Николаевичем Клопотовым известно немногое. Он был старше жены на 8 лет – в момент бракосочетания Ольге только исполнилось 23 года, а бравому подпоручику 16 отдельного полевого тяжёлого артиллерийского дивизиона был уже 31 год. Их расставание пришлось на сложные годы гражданской войны, и в исторических документах пока найдено лишь упоминание о том, что в ноябре 1920 года «Ольга Ивановна Клопотова оказалась в Константинополе», а повышенный до чина поручика Глеб Клопотов «летом 1920 года находился на Кипре, собираясь ехать в Русскую Армию в Крым». Скорей всего, молодых супругов разлучила именно война.   Вторым избранником очаровательной Ольги вновь стал военный, но уже служащий румынской армии – Георге Флореску (Gheorghe Florescu). Он был настоящим интеллектуалом, эрудитом, свободно владел французским, немецким и итальянским. На момент их встречи Георгий в чине полковника служил командиром артиллерийского полка. Но и этот брак распался.   После развода Ольга выходит замуж за представителя известнейшего византийского, аристократического рода, Константина Кантакузино, и берёт его фамилию. Отныне её стихи, прозу и переводы можно встретить, как под псевдонимами Ольги Флореску,...

Далее

Константин Москович: Мне просто везет на знакомства с великими людьми

Константин Москович: Мне просто везет на знакомства с великими людьми

Мы уже рассказывали о знаменитом на весь мир нашем земляке Маэстро ная Константине Московиче, о необычных, порой просто мистических случаях в его жизни. Не все тогда вместилось в интервью, что совершенно естественно в журналистской практике, когда доводится общаться со столь интересными собеседниками. Но вот об одном выпавшем из интервью эпизоде рассказать очень хочется. И сейчас, дорогой читатель, вы поймете почему. Москович рассказал, что в 2009 году на молдавской сцене выступили Государственный камерный оркестр «Виртуозы Москвы» под руководством Владимира Спивакова (мать которого Екатерина Осиповна Вайнтрауб родом из Молдовы — прим. автора). Сам концерт — уже само по себе событие для Молдовы, но особенным то выступление стало из-за участия в нем известного на весь мир израильского кларнетиста-виртуоза, исполнителя клезмерской музыки Гиора Фейдмана (род. 25 марта 1936 в Буэнос-Айресе, Аргентина – прим. автора). Прибавьте сюда еще одно «достоинство» Фейдмана — обладатель премии «Оскар» за музыку к известнейшему фильму Стивена Спилберга «Список Шиндлера». Оценили масштабы, уровень события?! Только отчасти, а теперь о самом интересном и необычном в том. Константин рассказал, что накануне приезда Гиора Фейдмана в Кишинев ему позвонил его, Московича, немецкий импресарио Макс Берин и попросил окружить прекрасного музыканта и человека заботой, теплотой и вниманием, какие только возможны в Молдове. «Я его встретил, конечно же, и не только из-за просьбы моего друга из Германии, ведь я был наслышан о великом исполнителе и аранжировщике музыкального еврейского фольклора. Для меня была высокая честь познакомиться с мировой известностью. Я привез его домой, и мы с женой как истинные патриоты Молдовы потчевали высокого гостя национальными блюдами: мамалыгой с причитающимися к ней брынзой, куринную токаницу , муждеем, а еще плациндами и прочими нашими вкусностями. Сам гость оказался совершенно скромным и застенчивым человеком. Но мы все же не могли понять с Валентиной, отчего Гиора  долго смотрит на стол, отчего на глазах его выступили слезы… Ясность внес сам гость, и очень скоро слезы появились и в наших глазах. Оказалось, что отец Гиора, его дед и все родичи по мужской линии… родились в Кишиневе, в Бессарабии, и все как один были музыкантами.  Они входили в касту музыкантов, которые по определенным причинам вынуждены были уехать. Знаменитый Geora родился уже в Аргентине. Но родители постоянно ему говорили, что его Родина — Молдова, и это святое дело — посетить и увидеть родные земли. Он был очень взволнован и даже сказал тогда, что временами у него всплывают фрагменты воспоминаний из детства, когда родители макали мякиш хлеба в вино и говорили, что так делается у нас, в Молдове. А дальше случилось совсем уж невероятное. В беседе Гиор признался, что что мечта его жизни и воля покойных родителей исполнилась бы до конца, если бы он смог посетить если не могилу, то по крайней мере кладбище – последнее пристанище его дедушки с бабушкой. Я даже не знаю, что толкнуло меня позвонить в еврейскую общину и прояснить ситуацию. Каково же было наше удивление, когда вскоре оттуда нам позвонили и сообщили, что это великое счастье, что предки Фейдмана были...

Далее

«Бремя доброты» Евгения Доги

«Бремя доброты» Евгения Доги

В первый весенний день в Кишиневе всегда прекрасная погода. Даже если идет снег с дождем, и дует колючий ветер. Маленькие мэрцишоры, друг другу, на счастье, и музыка Доги, по всей столице, — создают такую непривычную иллюзию прекрасного, что вряд ли вы почувствуете промокшие ноги. Вальсы и сонеты разливаются по улицам, подобно весенним ручьям, и каждый раз этой музыки Белому городу до обидного мало, назавтра – другая  реальность, в которой тонкая красота уступает место суровым битвам за сегодняшний день. Но в юбилейный год Композитора открылись шлюзы – и целое его турне, по всей стране, в старинных замках, крепостях, усадьбах, природных заповедниках. Первое турне! – слышите? А сколько концертов по всему миру, с востока на самый запад, и назад, через все часовые пояса! Год – нараспашку, в бешенном prestissimo, как только он это умеет. Впрочем, как всегда. И все равно понимаешь – хотя и нараспашку, но все же Вселенная Доги только самой малой частью открыта его поклонникам. Он творит.  А уж как, и какие проводники донесут до адресатов, — это совсем другая история. — Евгений Дмитриевич, а вам нравится оглядываться назад? Что я имею в виду: вот многим творческим, да и не только, людям, свойственно оценивать этаким хозяйским мысленным взглядом пройденный этап, и сказать себе «Я – молодец, потому что…» — а в списке созданное, дай Бог, оцененное, полюбившееся… А заодно, подводя итоги пройденного периода, проще составлять планы на будущее. — Не люблю оглядываться вообще, а назад — тем более. В творчестве для меня, в основном, существует только лицевая сторона, и только перспектива. Не думаю, что это самое оптимальное отношение, но у меня просто нет времени оглядываться, складировать, систематизировать, и «кайфовать» по этому поводу. Я еле-еле справляюсь с настоящими делами, а их так много, что, если с ними не разобраться, они могут сесть на голову, и приостановить движение.   А это уже всё! У меня уйма набитыми нотами шкафы, что в Кишинёве, что в Москве. На это потребуется ещё значительная часть жизни, чтобы всё перебрать, изучить и систематизировать. А не лучше ли писать что-то новое? В этих архивах масса интересных, но не доведенных до конца идей, недоразвитых тем, не получивших дыхание сцены, и не увидевших публику  потенциальных сочинений. Я знаю некоторых своих коллег, у которых всё не только по числам — по часам всё отмечено, опубликовано, и, вероятно, «прокайфовано». Правда, я пытаюсь изложить в литературной форме эмоциональную субстанцию из прошлого. Но опять-таки, не спиной к настоящему, а глядя вовнутрь настоящему и будущему. Через микроскоп виртуального времени. У меня несколько опубликованных книг на русском (в Москве, Санкт-Петербурге), и на румынском (в Кишинёве и Бухаресте). Сейчас работаю над книгой по заказу одного московского издательства, под условным рабочим названием «Размышления… или  блики на автографах моей памяти». Думаю, что название поменяется после окончания работы над книгой. — А бывало ли с вами такое, когда наступала пустота, когда художник внутри вас уставал, терялся, замолкал, и это нужно было как-то пережить? Как вы думаете, отчего такие периоды...

Далее
Страница 1 из 2212345...1020...Последняя »