Король Лир в театре Ионеско

Король Лир в театре Ионеско

10 сентября 2021 в театре Еуджена Ионеско в Кишинёве состоялась долгожданная премьера пьесы У. Шекспира «Король Лир». Это мощная трагическая мистерия, которую театр готовил 3 года, и большая энергозатратная работа Петру Вуткарэу, выступившего в главной роли. Мы все знаем его великолепную режиссуру. Но на сцене Петру не играл уже 20 лет! Спектакль многогранный с профессиональным поющим мужским трио и пластически- эмоционально сложной игрой коллектива театра Ионеско. Декора минимум. Но свет, дым, гром, молнии, свечи, настоящая мощная лавина воды — сложных эффектов много. Музыки тоже много, иногда слишком громкой. Но именно музыка очень важна в начале спектакля. Это простая этническая а капелльная «кынтек де желе» на 3 голоса. Она пробирает, «проедает» сознание  необыкновенной красотой и обреченностью. Поначалу мелодия авторская без слов, и не поймешь, какой это этнос. С середины спектакля — точно наша молдавская тоска по несбыточной жизни. Добрая душа не всегда хороша… Вообщем, масса ассоциаций. Эффектных сцен много, чередующих, как часто у Шекспира, красное и серо-черное, где красный — это свет, а черный — костюмы. Очень много дыма, тени. В роли странной дымки и фата невесты, которую Лир торжественно одевает на младшую дочь , затем раздраженно отбрасывает, что создает прецедент смысловой арки — белая фата ирреально подвешенная вначале, становится саваном для отца и дочери в финале. Бездумная щедрость и легковерная гордыня Лира проецирует массу несчастий в царственном семействе, погруженном в грубовато-примитивный деревянный декор. Огня напрямую в спектакле нет, но работа четырех стихий — дыма, воды, дерева и камня- заметна. Стихии — не только атмосфера и декор — они собеседники несчастного отца, не сумевшего наладить диалог с родными дочерьми. Повторюсь, отдельным персонажем становится дымовая завеса, то ли дополняющая действие, то ли как предсказание общего родового пепелища. Намек на огонь — также мощные молнии, учащающиеся во второй трети и финале спектакля, где Лир «говорит с молнией» как со знаком Божьим. И когда душевное состояние Лира близко к безумию, сверху обрушивается мощный поток воды, обнажающий одиночество и бессилие нищего короля. Ближе к финалу на сцене меньше дерева и грядет время «собирать камни», в «беседе» с которыми Лир пытается инсценировать суд над неблагодарными дочерьми. Его попытки казаться великим все ближе к юродству. А нежелание видеть истинное властолюбие и коварство его родни, приводит к непрерывной цепи предательств готовых на всё персонажей. Душевная слепота Лира проявляется в реальной серии ослеплений. Близкие люди убивают, травят друг друга. Самоубийства, повешение — безысходный мрак оборачивается лавиной слез в виде грозы и ливня. И все, что может несчастный отец — уйти в мир иной с любимыми девочками, чьи судьбы повязаны в жестокий кровавый узел обмана, измен, алчности и бессилия. Самое интересное, что достаточно длительная, по сути, эпическая постановка не кажется завершенной. Ибо смерть очевидна как единственное спасение. Трагедия продолжает жить и после спектакля благодаря никак не утихающей народной песне, которую хочется слушать и слушать, терзаясь безысходной жалостью красоты. Король Лир — редкая по силе трагедия, у которой нет по сути ответа, как дальше жить. И как предотвратить наивные ошибки...

Далее

Жизнь частицей Космоса

Жизнь частицей Космоса

Константин Москович: о натуре артиста, об идеальном обществе и о мечтах музыканта И снова концерты за концертами на земле Обетованной. Однажды Константин Москович подарил евреям «Золотой Иерусалим» на нае, довел до слез, и с тех пор – желанный гость в любом уголке благодарного Израиля. Впрочем, только ли там?  Легкий на экспромт, быстрый на подъем, одаренный богатой фантазией Москович то «Аве Марию» играет в протестантском храме гаитянам, то сальсу кубинцам, то летит в Баку, чтобы сыграть «Аярлыг» на концерте для политической элиты, то пробует свой най в ритмах панк-джаза. Вне религий и политики, глашатай взаимопонимания и любви, он никогда не пытается стать своим для всех, но честно, искренне старается чувствовать, сочувствовать и пересказывать каждой нотой чужое так, чтобы любой из нас мог осознать: мы разные, но мы – дети одной планеты. – Константин, я вспоминаю наше последнее интервью.  Ты был подавлен – я имею в виду, очень разочарован тем, что происходит в нашей жизни, в стране. Ты только вернулся из Эстонии, пораженный пустыми хуторами и заброшенными фабриками. Мне кажется, или что-то изменилось? Улыбка в каждой фотографии твоей, и есть ощущение внутреннего подъема, воодушевления. – Это только кажется. Но я научился по-другому смотреть на все происходящее и принимать мир таким, какой он есть. Этому переосмыслению во многом поспособствовал мой переезд в 2013-ом году в Америку, связанный с рождением сына и подписанием контракта, открывшем мне иное видение шоу-бизнеса. Общаясь с другими людьми, я столкнулся с принципиально иным обществом, с принципиально другим мышлением. Жизнь в Америке несладкая, за пресловутой американской мечтой скрывается титанический труд, может, еще больше усилий прилагать надо, чем дома, когда тебе и язык родной, и люди тебя знают, и менталитет понятен. Но, знаешь, в чем плюс того опыта? Ты начинаешь с чистого листа. Это важно, потому что возвращаешь себе право на ошибку, это бесценно! А тут и ты себе, и тебе в нем отказывают. К тому же, там очень просто: или у тебя есть талант, который оценивается, причем, очень хорошо и иногда моментально, и открывается совершенно новая перспектива; или ты понимаешь, что ты не тем всё же занимаешься. Первый вариант дарит неимоверный заряд энергии и позволяет забыть проблемы, с которыми тебе здесь приходилось сталкиваться постоянно. О чудо! – восстанавливается сон, ты вдруг начинаешь улыбаться без причины, тебе легко и хорошо, ты отвечаешь на приветствия чужих людей, которые просто так тебе говорят: «Какой хороший день!». Сначала меня это напрягало, но, знаешь, в конце концов,  это приятно – улыбки вокруг. То, чего нет у нас. Ты действительно можешь наутро проснуться звездой. Я испытал это: как-то участвовал в концерте, в котором принимали участие самые разнообразные американские исполнители.  По таймингу у каждого из нас было в распоряжении восемь минут, чтобы выйти на сцену и показать в музыке свою этническую принадлежность, свою страну. За эти восемь минут мы с наем покорили публику в три с половиной тысячи человек – полный зал аплодировал стоя,  а дирижер повернулся ко мне и так мягко, по-отечески сказал: «Сынок, ты...

Далее

Зачем сегодня лекции – диалог с Еленой УЗУН

Зачем сегодня лекции – диалог с Еленой УЗУН

— Как пришла идея? – она довольно рисковая, учитывая то, что люди любят зрелища, а тут формат лекций, да еще не на самые популярные темы. — О том, что любят люди, я в принципе не задумывалась. Лекции — жанр не развлекательный. Напротив, это повод как можно больше узнать и задуматься о том, что еще не было в твоем круге обозрения. Ты прочла конспективный вариант лекций. Они так и создаются. Живая речь, конечно, совсем другая. Я работаю в более мощном ассоциативном пространстве. — На кого лекции рассчитаны, и кто, в конечном итоге, приходит? Есть ли по этому поводу какие-либо удивления? — Меня это тоже не волновало. Но надо признаться, очень активно на курс лекций среагировал лицей имени Дмитрия Кантемира. Это многочисленная аудитория 10-11 классы до 40 и более человек сразу. Не только ученики. Слушатель приходит самый разный, что меня вполне устраивает. Именно через живое общение я смогу понять, как публика меня воспринимает. Думаю, лектор должен нести свои идеи, но обязательно менять манеру и доступность изложения по ходу лекции. Скажем, тема «Булгаков и музыка» вызвала огромный интерес многих. Библиотека Ломоносова просила меня повторить лекции и для других читателей. Это разумно, потому что время проведения на этот раз было подогнано под график лицея, чтобы ребята сразу после занятий смогли переключиться на предложенные темы. — У тебя три темы уже «А, Пушкин и музыка», «М, Булгаков и музыка», «Музыка в судьбе Э, Гофмана». Какая, по твоим ощущениям, интереснее всего,  на что слушатели откликаются? — Лично мне интереснее всего «Булгаков и музыка», потому что это абсолютно моя авторская работа. Она не проста для лицеистов. Но ребята прослушали материал на одном дыхании. Даже не пошевелились. Это был самый сложный момент. Я умею акцентировать нужные моменты и, надеюсь, они запомнятся и пригодятся. — По каким принципам, исходя из каких соображений, ты выбираешь тему? — Не я выбираю. Темы сами меня нашли. «Музыка в судьбе Э. Гофмана» предложена Национальной библиотекой к 200-летию писателя. И она была изложена повторна специально для аудитории библиотеки имени Ломоносова. Вместе с Гофманом я заявила и Булгакова, на что моментально среагировал лицей, потому что он сейчас в учебной программе. Сама тема анализа, каким образом музыкальная составляющая работает в романе «Мастер и Маргарита», была подсказана моими коллегами музыкантами. Все знают, что в романе первый пострадавший персонаж Берлиоз. Очевидно не с литературной фамилией. Булгаков ввёл много известных музыкальных имен, произведений и даже сюжетность из мира музыки. Но редко кто об этом задумывается. Тема очень живая и сложная. — Где ищешь материал? Я прочла – довольно сухо изложено, чувствуется музыкальный критик, а не журналист газеты. Нет ли пожеланий извне, или каких-либо внутренних намеков, что хорошо бы чуть облегчить фактуру, наполнив её какими-то изюминками?  — Я потому и вышла на живого слушателя, чтобы посмотреть, как донести суть романа Булгакова, скажем так, сквозь музыкальное преломление. Музыка вскрывает отнюдь не прямые параллели в романе. Надо приходить и слушать. Изюминки  не нужно. В самом романе столько пластов, что дай Бог...

Далее